Крымское Эхо
Архив

Счастливые к ним не ходят

Выскажу крамольную мысль. К тем темпам роста жилищного строительства, о которых любит докладывать Министерство строительства и архитектуры Крыма, это ведомство отношения не имеет. Крым стал чемпионом Украины по этому показателю благодаря инициативе своих жителей, которые обеспечили сами себя жильем, и работникам социальных служб. Аргументирую. Жилой дом попадает в отчеты Минстроительства не тогда, когда его построили и заселили, а когда подписали документ о приеме его в эксплуатацию. Например, в начале прошлого года «нашелся» давно построенный многоквартирный дом, который сразу поднял ведомству диаграмму роста.

Многие семьи в Крыму по нескольку лет живут в построенных собственноручно домах, которые не числятся ни в каких документах. Получить технический паспорт на новостройку стоит немалых денег. А у того, кто строится, сами понимаете, лишних денег не бывает. Районной администрации даже неизвестно, сколько семей живет на ее территории на самом деле. Небогатые люди начинают оформлять дома, если их заставляют это сделать какие-то жизненные обстоятельства. Например, желание получить субсидию на его отопление.

Перед началом заседания.
Первый вице-премьер Эдуард Гривковский
и главный гос. инспектор труда Эльмира Гафарова

Обращаюсь к министру труда и социальной политики Крыма Раету Сеттарову, чтобы он подтвердил или опроверг логическую цепочку моих умозаключений.

– Вы совершенно правы, — ответил министр. — Только замечу, что для начисления жилищных субсидий главную роль играет совокупный доход семьи. Но бывают ситуации, когда по этому критерию субсидия полагается, но нет формальной возможности ее оформить. Например, в Раздольненском районе нет документов на дома. И мы поставили райгосадминистрации в вину то, что они не могут изыскать средства, по какому-то льготному тарифу оформить эти дома, выдать какие-то временные паспорта, чтобы бабушки и дедушки смогли поучаствовать в этой программе, получить субсидии.

Поразили еще некоторые факты, о которых говорилось на коллегии Минсоцполитики, прошедшей сегодня.

• Районные управления соцзащиты — при том, что служба занятости имеет к ним непосредственное отношение, — себя кадрами обеспечивают с трудом. Зарплата их сотрудников ниже среднекрымской, составляет 800-900 гривен. Средний возраст сотрудников (точнее, сотрудниц) – 25 лет. Девушки, по роду работы, лучше других знают права молодых матерей на получение различных пособий. И в полную силу ими пользуются, рожают детей. Руководители в панике: опять учить новых людей тонкостям…

• Еще одна любопытная цифра, касающаяся занятости: 99,2% рабочих мест, созданных в Судаке – сезонные. И открыты предпринимателями. Почти такой же процент — в Алуште и Саках.

• Существует пять программ по социальной защите чернобыльцев, но только для 715 (половины желающих) нашлись в прошлом году средства на оздоровление.

• Обычные очки в отчетах этой службы пафосно называют «средствами коррекции зрения».

• В Красногвардейском районе жаждущих социальной помощи принимают с 7 утра до 7 вечера. Учитывая, что счастливые сюда не ходят (за исключением молодых матерей, быть может), отработать такой день на приеме граждан тяжело. Но кто им еще поможет?

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

С кем вы, прокуроры?

.

Россия и Украина: жизнь по новым правилам

.

Хоть горшком назови