Крымское Эхо
Архив

Самопенсион

Самопенсион

Где, интересно знать, были в середине девяностых все эти сегодняшние эксперты-советчики, когда однокомнатная квартира в Керчи стоила восемьсот долларов? Почему не тыкали носом будущих пенсионеров в необходимость приобретения недвижимости, наверняка зная, что почти у всех была отложена на черный день заначка? И вот по прошествии пятнадцати лет выясняется, что надо было брать именно эти однокомнатные убитые, продаваемые пьянчужками за бесценок квартирки, чтобы сегодня плевать-поплевывать на пенсионную реформу и инфляцию.

Мы пришли к печальному, но вполне определенному выводу, что горбатились на дядю дураки, которым хлеба не надо — работу давай, а умные и предприимчивые давно поняли, что соломку для старости надо стелить не просто смолоду, а обязательно самому, чтобы было мягче падать. Они не стали наивно вкладывать деньги в банк за мизерные, не покрывающие инфляцию проценты, а прикупили себе недвижимость, что при пенсии в пресловутые восемьсот гривен позволяет им жить пристойно, не кланяясь ни государству за субсидиями, ни детям за материальной помощью. Сдавая жилье в аренду, можно позволить себе не горбатиться после наступления пенсионного возраста.

Для возрастной категории это большой плюс, что бы там ни плел вице-премьер Сергей Тигипко о желании пенсионеров работать до гробовой доски. Он оперирует вполне убедительными цифрами и фактами, говоря о том, что из почти четырнадцати миллионов пенсионеров работает каждый четвертый и число этих ударников растет год от года: в 2010-м после выхода на пенсию своего рабочего места не оставил уже каждый второй. Дело ведь, как мы все понимаем, не в лошадином здоровье молодых пенсионеров, не в желании оставаться в рабочем строю бодрыми, подтянутыми и с ежеутренним макияжем или в нелюбви к дачным грядкам, халатам, треникам и возне с записяными внуками.

Работу не оставляют исключительно ради денег, потому что при нынешних ценах и тарифах почти вся пенсия уходит только на покрытие квартирной платы. Люди ждут пенсию не для радости, а для того, чтобы не так мелочно подсчитывать каждую копейку. У большинства и речи нет, чтобы позволить себе туристическую поездку или норковую шубу — все расчеты только на быт, кормежку, лекарства, ну разве что на помощь детям и внукам. И чем дороже становится жизнь, тем больше пенсионеров хотели бы сохранить за собой рабочее место.

Но вот проблема. Сегодня работодатели, обычно державшиеся за опытных сотрудников, в силу вызванных принятием Налогового кодекса причин стоЯт перед необходимостью массового увольнения работающих пенсионеров. Нет им резона платить социальный и прочие налоговые взносы за них. Многим придется несладко без опытных работников, но они, в том можно не сомневаться, найдут способ выкрутиться. Он, конечно, не удовлетворит финансовые притязания государства и может не устроить самих пенсионеров. Однако и им некуда будет деваться. В очередной раз начнется то, что уже проходили: теневая занятость, правда, теперь уже не только состоящих на учете в Центре занятости, что практикуется годами, а и пенсионеров.

Инженер-строитель Анна Валентиновна вышла на пенсию меньше года назад, но продолжает работать в частной фирме. «В нашей конторе людей среднего возраста по пальцам пересчитать, большинство это или пенсионеры, или молодые специалисты, — говорит женщина. — Если сейчас нас уволят, а владелец вынужден будет на это пойти, выполнять заказы будет практически некому. Закрыть фирму не в интересах хозяина, сократить объемы проектов тоже, учить молодежь без нас некому, поэтому он нас «успокоил»: работать будем нелегально. В общем, через год мне никакого перерасчета не предвидится — это минус, зато у меня будет ежемесячный теневой заработок — для меня это плюс. Если, по слухам, грядущая пенсионная реформа поставит работающего пенсионера перед выбором — зарплата или пенсия, теневой доход обернется для таких, как я, еще бОльшим плюсом. Государство само хочет быть обманутым — ну так флаг ему в руки».

Самое незавидное положение у тех женщин, которым вот-вот стукнут до недавнего времени вожделенные пятьдесят пять. Сегодня в среде этой возрастной категории наиболее обсуждаемый вопрос, как объегорить родное государство и не прогадать на этом. Наученные тем, что игры с государством всегда заканчиваются проигрышем народных масс, мало кто из будущих пенсионерок верит в сладкие обещания правительства доплачивать тем, кто откажется от выхода на пенсию в пятьдесят пять лет. «Тут два абсолютно просчитываемых варианта, — говорит социальный работник Татьяна Павловна. — Или я не доживу до обещанной прибавки к пенсии, или будущее правительство спокойно отменит решение нынешнего. Лучше я выйду на пенсию и устроюсь где-нибудь что-нибудь сторожить ночами, когда налоговая спит».

Преподаватель музыки Галина Степановна в смятении: ей пятьдесят два, но она спокойно может выйти на выслугу. Проблема в другом: после смерти мужа на ней двое сыновей-студентов. Если она сейчас оформит пенсию — лишится права работать по специальности. Значит, придется кланяться директору, чтобы нашел в своей же музыкальной школе ставку концертмейстера. Она никак не определится: в ней борется выкованная совком вера в государство и такая же вечная нужда в деньгах.

Участь украинских пенсионеров сегодня как никогда незавидна. Дефицит государственного бюджета покрывается реформами, которые никак иначе не назовешь, чем борьба со старостью радикальными методами. Как говорит российский политолог Георгий Сатаров: «Пенсионная реформа? Ну, пенсионеры скоро вымрут в силу уменьшения среднего возраста». Чтобы поторопить их, без каких-либо предисловий, хотя бы улучшения системы здравоохранения, женщинам обеспечили беспосадочный перелет с работы на погост, а ветеранам обещают шоковую терапию в виде лишения льгот. Одновременно с этим чиновники ждут поклонов от будущих пенсионеров, которым, как, к примеру, в Чехии, не придется выходить на пенсию сначала в шестьдесят сеть, а затем и в семьдесят три года.

Незавидное положение пенсионеров — сегодняшних и завтрашних — дополнительно отягощает провинциальная жизнь. В тех же Киеве, Львове, Днепропетровске, Харькове, Севастополе, Симферополе пенсионер при наличии излишек жилплощади, не говоря уже об имеющейся в дополнение к собственным квадратным метрам недвижимости, может рассчитывать на дополнительный доход с помощью сдачи жилья. В Керчи это сделать сложнее не столько из-за гораздо меньшего спроса, сколько из-за более низкой стоимости аренды. Но всё же это надежное подспорье, суммой которого хотя бы покрываются собственные расходы на квартплату.

В крупных городах это вообще гарантированный стабильный доход даже при официальном оформлении через фирму, потому что плата берется в менее подверженной инфляционным колебаниям валюте. Живущие в крупных городах пенсионеры отработали несколько методик сдачи жилья. Кроме жизни бок о бок с квартирантами, что больше напоминает коммунальную кухню или общагу, они съезжаются либо с приятельницей, сдавая квартиру полностью, либо сходятся с партнером. На доход они не то что сытно едят, но даже умудряются загранично путешествовать. Теперь в Египте или Турции не так уже редко встречаются энергичные пожилые наши сограждане, осваивающие заграницу на деньги за сдачу жилья.

Но наиболее продвинутые уже переселились в эту заграницу. Не к детям и не на время, а практически навсегда. Далеко не все удачливые украинские пенсионеры, осевшие на берегах чужих морей и рек, заработали большие пенсии. Некоторые продали жилье на родине и на эти деньги приобрели не худшее заграницей и вполне укладываются в свой ежемесячный пенсионный доход. К стыду Украины в Турции, Египте, Болгарии, Китае жизнь на старости лет дешевле и комфортнее, а на триста долларов в месяц семейная пара пенсионеров вполне может позволить себе круглый год питаться клубникой.

Оставшемуся вдовцом керчанину Гарольду Михайловичу живущие в Киеве дети сосватали знакомую пенсионерку с квартирой в центре столицы. Киев показался ему шумным и бестолковым, а ей Керчь — глухой и беспросветной дырой. Они сдали квартиру в Киеве и уже третий год арендуют приличную квартирку в израильском Йокнеаме, где даже иврит учить не надо: девяносто пять процентов русскоговорящих выходцев из бывшего Союза. Квартира в Керчи сдается тоже, что денег настоящих не дает, но позволяет ежегодно приезжать на родину. Наши пенсионеры давно и прочно прижились в Германии, поменяв отечественную пенсию на европейский социал и позволяют себе, ни дня не проработав на приютившую их страну, каждый год отдыхать в том же Трускавце за полную стоимость путевки, не дожидаясь милостей от собеса и прочих поблажек от государства, на которое они вкалывали по сорок лет.

Это, так сказать, пенсионерский ответ родине, где меняющиеся как в калейдоскопе правительства так и не сумели создать систему заботы о пожилых. Выход на пенсию на Украине уже стал достижением при существующей продолжительности жизни, о здоровье пожилых людей, их быте и досуге никто не задумывается. Напротив, государство норовит сбросить с себя последние социальные обязательства, накручивая цены, тарифы и рост инфляции. При этом оно еще и упрекает выехавших заграницу в непатриотичности. То есть жить по-скотски и на копейки — это признак украинского патриота, а решимость перебраться от бытового паскудства и ценового беспредела в лучшие места — это оскорбление своей родины. И об этом еще вслух и без стеснения говорят в стране, где не уважают старость, нисколько не благодарны людям за труд, отсортировали пенсионеров как пересортицу и ждут, когда они наконец доживут свой век, чтобы не платить им пенсий, не предоставлять льгот и вообще забыть о стариках как о страшном сне власти. В такой стране если не позаботиться о себе, так даже умереть пристойно не удастся — не то что жить после выхода на пенсию.

 

Фото вверху —
с сайта segodnya.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Ловкость рук

Ольга ФОМИНА

История может повторяться дважды?

.

Симферопольский правоохранитель попался в Севастополе