Крымское Эхо
Новороссия

Саммит все спишет

Саммит все спишет

К саммиту глав государств «Большой двадцатки», который должен собраться в конце этой недели, киевская власть готовится по-своему. Количество обстрелов территории ДНР и ЛНР, особенно на луганском фронте, за последние несколько суток заметно понизилось.

Но это только для того, чтобы к моменту, когда лидеры 20 стран начнут съезжаться в Гамбург, огонь возобновился с новой силой, а виноватой в обострении боевой обстановки Киев, само собой, назначит Москву.

Тут, правда, Министерство обороны бывшей Украины подпортило пейзаж. Военные начальники опять стали жаловаться на возрастающую нехватку боеприпасов. Причем, речь идет не об отдельных их видах, а обо всех: от патронов калибра 7,62 миллиметра до снарядов к 152-миллиметровым гаубицам.

Да еще вышло так, что предприятия, выпускающие боеприпасы различных типов и взрывчатку к ним, остались на территории, неподконтрольной Киеву, в Луганской народной республике. А наладить выпуск и боеприпасов, и боевых взрывчатых веществ фактически с нуля на подвластной ей территории киевская власть теперь не в состоянии. Экономика, в смысле реального производства, никаким оттенкам коричневого цвета, заполонившим Киев, по большому счету, не нужна вовсе. Поэтому производство летит под откос, а государственные деньги воруют все, кому не лень.

Призрак «снарядного голода» уже возникал перед вооруженными силами «незалежной» летом 2016 года. И тогда секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов пообещал развернуть выпуск боеприпасов везде, где будет можно. Прошел, однако, год, а поводов для жалоб на убытие запасов снарядов и патронов у военного ведомства только прибавилось.

Но этот момент хоть и досадный, но не принципиальный. Пользуясь собственным толкованием Минских соглашений, киевская власть и ее армейские командиры будут держать своих солдат в фронтовых окопах совсем без боеприпасов, лишь бы рассказывать цивилизованному миру, что это именно они защищают его от кровожадного русского медведя.

А противоположная сторона, ДНР и ЛНР, также придерживаясь того, о чем говорится в Минске, в атаку на противника не пойдет, даже если он окажется безоружным.

В результате — все тот же тупик и на позициях, и в политике. С той, однако, разницей, что позиционный тупик не отменяет военных действий и всего, что из этого следует.

За читаные дни, оставшиеся до саммита в Гамбурге, киевская власть переименовала проспект Ватутина в проспект Шухевича, проводит разные Шухевич-фесты, собирается заочно лишить Крым статуса автономной республики, хоть это и абсурд, в Верховной Раде зарегистрирован проект закона о запрете въезда на бывшую Украину российским артистам. Если бы что-то из этого не нравилось американской администрации, штаб-квартире НАТО или вызвало неудовольствие в ООН, то в Киеве от чего-нибудь из перечисленного хотя бы воздержались

А так, уже объявлено, что через день после ожидающейся встречи Владимира Путина с Дональдом Трампом, назначенной на 7 июля, в Киев 9 июля пожалует госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Потом, 8 июля, находясь в Гамбурге, президент США наверняка попутно обсудит проблему бывшей Украины с европейцами. А уже Тиллерсон привезет в Киев результат обсуждений.

Но если Трамп о бывшей Украине с европейскими союзниками будет говорить после встречи с Путиным, а Европа, как ни крути, играет на стороне Киева, то не стоит ожидать, будто США станут ругаться со своими союзниками из-за этого. Общая консолидированная позиция Запада останется прежней: это Россия должна выполнить Минские соглашения, что значит «уйти» из Донбасса.

Вслед за Рексом Тиллерсоном в Киеве ожидают Генсека НАТО Йенса Столтенберга, генерального секретаря ООН Антонио Гуттериша, председателя Европейского совета Дональда Туска, председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера. Киевские политологи, правда, наперебой кинулись уверять, что все предстоящие визиты носят протокольный характер, так как приурочены к разным памятным датам, вроде 20-й годовщины подписания договора «Украина — НАТО».

Значит, тем более, все идет по протоколу, как будто никакой войны нет, и, вообще, киевская власть не предпринимает ничего такого, что могло бы вызвать неудовольствие у ее покровителей. А еще раньше, на саммите «Большой двадцатки» о бывшей Украине также, конечно, поговорят, но саммит все и спишет. В том смысле, что сделает вид, будто военных и прочих приготовлений Киева не существует. Хотя на деле имеет место прямо противоположное.

«Большая двадцатка», сама по себе, отличается от «Большой семерки» тем, что обсуждает вопросы более обширные и менее конкретные, вроде того, как сообща противодействовать глобальным изменениям климата.

Правда, по этой причине, как говорят эксперты, на саммитах G20 возрастает значимость разных кулуарных переговоров и встреч на «полях». Но саммиты «Двадцатки», все равно не стали пока местом, где разговаривающие и встречающиеся стороны желали бы брать на себя излишние обязательства.

Хотя само место встречи, как и то, что там обсуждается, имеют свою показательность.

Объявлено, например, что Путин и Трамп будут обсуждать Сирию и бывшую Украину.

Конфликт в Сирии, и все, что с ним связано, с кремлевской колокольни Ивана Великого выглядит как международный вопрос. А раз так, то почему бы его, в самом деле, не обсудить на международной встрече. Сирия, в конце концов, и географически с Россией не соприкасается.

Зато стрельба в Донбассе, бывает, запросто слышна в Ростовской области Российской Федерации. И воюют на Донбассе люди, которых в России все понимают без переводчиков. Такой конфликт Москве впору бы решить, наплевав на все мировое общественное мнение.

Но, поскольку, так не происходит и не видно, чтобы происходило движение в эту сторону, значит, на это есть свои причины. Надо понимать так, что если фронт силовым способом будет отодвинут хотя бы от Донецка, то для России возникнет неприемлемая международная ситуация. Видимо, поэтому ничего и не остается, кроме как обсуждать на очередном международном саммите с президентом США сначала более отдаленную Сирию, а уж за ней досаждающее недоразумение в виде территории, подконтрольной киевской власти.

А в Европе, когда это считают нужным, могут применять по отношению к Киеву тактику кнута и пряника, тем более, что киевская власть в некоторых, причем, серьезных случаях сама напрашивается на кнут.

Например, подцепить Киев на крючок сейчас старается Варшава. «Острием» крючка служит политика киевской власти по героизации Бандеры, Шухевича и других головорезов польского народа в годы Второй Мировой войны. Польское правительство уже заявило по этому поводу, что с такими «героями» членства в Европейском союзе Киеву не видать, как своих ушей.

Политический сезон тем временем подходит к завершению, политики готовятся разъехаться по отпускам, и поэтому те из них, кому это очень нужно, торопятся подтянуть «хвосты».

Для этого президента Трампа, воспользовавшись тем, что он все равно едет в Европу, на Гамбургский саммит «Двадцатки», зазвали еще и в Варшаву, куда он и прибыл 5 июля. В польской столице 6 июля также состоялся саммит группы государств, надумавших составить так называемое «Триморье». В состав «Триморья» записались все государства, распложенные на территории, омываемой тремя морями: Балтийским, Черным и Адриатическим. Не вошли только Сербия, Черногория, Македония, Босния и Герцеговина.

Запись в новоиспеченное объединение открыла Польша, она же является и вдохновителем всего проекта.

Но «Триморье» — создание новое лишь по названию. На самом деле это постановка старого забора, только при сегодняшних декорациях. А забор этот, еще в XIX веке, был назван «Межморьем», и городить его хотели адепты восстановления Речи Посполитой. Но в границах даже не 1772 года, а в куда более широких. Таких, чтобы шляхетская сабля одновременно касалась берегов Балтики и Черного моря.

Польше образца 1918-1939 годов осуществить эту затею не удалось, но, как видно, для польских политиков не умирают горделивые шляхетские позы.

Вокруг вновь нарисовавшегося «Триморья» уже ходит много комментариев на политические и экономические темы, вдаваться в них тут необходимости нет.

Но, с точки зрения перспектив войны, ведущейся киевской властью против Донбасса, следует отметить одно: «Межморье», или «Тримрье», одинаковы в том, что сколачиваются как очередное издание «санитарного кордона», направленного против России. Самостийная Украина, изначально позиционирующая себя как «Антироссия», «Триморью» нужна исключительно как антироссийский буфер, заслон и плацдарм.

Недаром президент Польши Анджей Дуда уже 6 июля, но еще до официального открытия «Триморского» саммита, заявил, что его страна очень бы хотела, чтобы американские войска так же, как и воинские контингенты союзников США, оставались теперь в Польше на постоянной основе.

А президент бывшей Украины Петр Порошенко, несмотря на остающиеся разногласия с Варшавой по вопросу «заслуг» Бандеры, Шухевича и остальных украинских фашистов, также 6 июля подписал закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно внешнеполитического курса Украины». Закон был принят Верховной Радой еще 8 июня. В подписанном и, следовательно, вступившем в силу, законе присоединение бывшей Украины к НАТО четко определено как один из ключевых факторов государственной политики.

Совпадение или нет, особого ого значения это не имеет, но как раз перед саммитами «Триморья» и «Большой Двадцатки» командование армии Донецкой народной республики объявило, что располагает сведениями о прибытии на западные подступы к Донецку, в районный центр Марьинка, 20 польских снайперш, подготовленных одной из частных военных компаний.

И еще вечером 5 июля делегации ДНР, ЛНР и Российской Федерации покинули заседание подгруппы по вопросу обмена пленными, собравшейся было в Минске, из-за полностью недоговорной позиции украинской стороны.

В этот же день делегация бывшей Украины на Минских переговорах потребовала отвести подразделения армий ДНР и ЛНР на линию, которую они занимали по состоянию на 19 сентября 2014 года.

Как говорил в похожих случаях Остап Бендер, после последнего свидания министров на яхте стало ясно, что никакие переговоры больше невозможны.

Но то было в книге, написанной около 90 лет назад. А сейчас у разных саммитов и переговоров свое расписание, а у войны — свое. И ведущие войну против Донбасса имеют основания предполагать, что саммит «Двадцатки», как, впрочем, и любой другой, спишут им все, чего они пожелают.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Не в количестве дело

Игорь СЫЧЁВ

Артиллерийская война к праздникам

Игорь СЫЧЁВ

Задача не меняется

Игорь СЫЧЁВ