Крымское Эхо
Руина

Сага о легитимности

Сага о легитимности

Сегодня в связи с завершившемся сроком полномочий украинского президента Зеленского хороший повод вспомнить об обещаниях, которые давал этот человек своим избирателям. Заодно и обсудить, что значит легитимность украинского президента и ее утрата. Этим занятиям с самого утра и предались политические обозреватели как у нас, так и за рубежом.

А нам интересно понять, что в целом стоит за легитимностью Зеленского, и мог ли он ее утратить. Подходов к вопросу только сегодня предложено достаточно много, а сама тема витает в воздухе довольно давно.

Легитимность как таковая основана на двух ключевых факторах: фактическом контроле за ситуацией и признании этого контроля как за рубежом, так и внутри страны.

В случае Зеленского – обладает ли его режим фактическим контролем за ситуацией на земле? Безусловно: этому способствует прекрасно налаженная сеть карательных институтов – от спецслужб, полиции и военкоматов до «активистов-волонтеров». Это, соответственно, обеспечивает и невольное признание легитимности Зеленского внутри страны.

Поэтому на территориях, подконтрольных киевскому режиму, вопрос легитимности обсуждается разве что на кухнях при выключенном свете (чтобы сотрудники военкоматов не увидели, что дома кто-то есть), а самые жесткие публичные формулировки звучат примерно так:

«Представители власти должны были пойти в Конституционный суд еще в 2023 году и получить этот вывод для того, чтобы не было разночтений. Ведь кто-то считает, что нужно передать полномочия Стефанчуку (спикер Рады – прим. КЭ), кто-то считает, что полномочия президента продлеваются до конца военного положения, но четкого ответа в Конституции нет. Каждый может прочесть по-своему. Поход в Конституционный суд решил бы этот вопрос… И была бы бумажка, в которой написано: надо сделать то-то и то-то».

Это цитата бывшего спикера украинского парламента Дмитрия Разумкова, который вроде как выступил, так сказать, с критикой, но вся ее суть сводится к необходимости получить какую-то бумажку, не оспаривая при этом руководство Зеленского как таковое.

Что касается признания внешнего, то здесь, по сути, для киевского режима имеет значение легитимность исключительно в глазах спонсоров – Европы и, прежде всего, США. От США «ярлык на царство» на днях лично привез глава госдепа Блинкен, выдав для прессы перл:

«Украинцы смогут использовать своё право голосовать… как только украинцы согласятся, что условия позволяют».

В ряде американских изданий вышли статьи о том, что утрата легитимности Зеленским может стать проблемой, что в самой Украине на это смотрят настороженно, что популярность Зеленского падает и так далее. Но смотреть на это нужно лишь в контексте заблаговременного создания отговорок для американской верхушки на случай поражения Киева.

Киевский режим для американцев выступает подрядчиком решения геополитических задач. Зеленский – гендиректор этой компании-подрядчика, он получил на выполнение задачи миллиарды долларов и за них отвечает.

Естественно, американцы могут поменять гендиректора, но делать этого не спешат, поскольку, очевидно, проблем эта процедура пока создает больше, чем преимуществ.

Поэтому и с признанием легитимности извне, особенно пока идут военные действия, у Зеленского все в порядке.

Конечно, легитимность Зеленского имеет совсем другой окрас, если смотреть на вещи, скажем так, с моральной точки зрения. Вот пишет об этом сенатор от Запорожской области Дмитрий Рогозин (экс-глава Роскосмоса и вице-премьер правительства России на момент Майдана в Киеве):

«Позвольте узнать, а мы, что, признали легитимность Порошенко как президента, пришедшего к власти на крови государственного переворота 2014 года, а затем легитимность первого срока Зеленского, выскочившего, как черт из табакерки незаконно избранного Порошенко? Всё, что происходит на Украине после вооруженного захвата власти 2014 года и насильственного отстранения трусливого и малосимпатичного, но все же легитимного Януковича — незаконно и должно быть низложено».

Его точка зрения достаточно широко распространена. Есть и другие мнения, не оспаривающие легитимность киевского режима как такового (в конце концов, с представителями этого режима Россия на официальном уровне работала, а наш президент встречался с президентами украинскими). Они же утверждают, что вот теперь-то Зеленскому должна прийти крышка, потому что он «официально» стал диктатором. В этой связи силовые структуры Украины должны бороться с узурпатором, жители — протестовать против такого положения дел и так далее.

Справедливое, безусловно, утверждение, но с реальностью оно пока никак не сходится. Тем не менее, напоминать о нем почаще жителям подконтрольных киевскому режиму территорий будет совершенно нелишним.

Пожалуй, самое интересное, и с моральной точки зрения на 100% правдивое, заключение о легитимности Зеленского привел политтехнолог Семен Уралов:

«В 2019-м украинцы голосовали не просто за кандидатов, но за их программы. Порошенко шёл на выборы с программой войны (армия и война были одной из трёх ключевых тем его кампании: «Армия, язык, вера») — Зеленский шёл с программой мира. И на неё, а не на свой смазливый актёрский фейс он получил мандат от трех четвертей избирателей. Отказ от мира в пользу войны равен утрате этого мандата. Поэтому сегодня мы лишь вспоминаем то, что случилось ещё в конце 2019-го, не более».

Возвращаясь к фактическому положению дел, самый актуальный вопрос к легитимности Зеленского озвучил Владимир Путин:

«Это вопрос оценки. Эту оценку, конечно, прежде всего должен дать Конституционный суд и вообще, даже сказал бы так, политическая система самой Украины. Но для нас это, конечно, имеет значение, потому что, если дело дойдет до подписания каких-то документов, конечно, мы должны подписывать документы в такой судьбоносной области с легитимными властями, это факт очевидный. Но, повторяю еще раз, ответить на этот вопрос должны политическая и юридическая системы самой Украины».

Но и тут, стоит полагать, вопрос не к самому Зеленскому, а к тому, кто будет после него: будут ли соблюдаться договоры, подписанные с Зеленским? А если не будут, то можно ли их подписывать? А если нельзя, то с кем можно?

Но вышеперечисленное тоже не имеет никакого отношения к Украине: этот набор «озабоченностей» (или даже озадаченностей) перечислен для партнеров России в Азии, Африке и Латинской Америке: дескать, смотрите, с чем мы имеем дело и почему мы не можем бросить всё, как есть.

Пожалуй, последним пунктом размышлений о легитимности Зеленского остается предположение о том, что после 20 мая Россия получает карт-бланш на уничтожение главаря киевского режима: у российской армии есть на это и моральное, и юридическое право.

Но тут вот какое дело: Зеленский – это человек, который вместе со своими приспешниками успешно ведет страну в яму, почти ежедневно демонстрируя свою некомпетентность и разжигая искорки противоречий внутри страны.

Зачем устранять такого человека?..

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.8 / 5. Людей оценило: 16

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Тероборона: Наш моральный дух крайне низкий

Экс-всушник: Я не знаю, чем мы отличаемся от орков

Вервольф по-украински

Евгений ПОПОВ

Оставить комментарий