Крымское Эхо
Крым

С языком матери

С языком матери

6 ИЮНЯ ЕЖЕГОДНО В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ПУШКИНА
В РОССИИ И В МИРЕ ОТМЕЧАЕТСЯ ДЕНЬ РУССКОГО ЯЗЫКА

Все 23 года в составе независимой Украины крымчане активно боролись за право быть собой, одним из проявлений которого была обязательная возможность свободно использовать русский язык, для большинства родной. В немалой степени эта борьба закалила и подготовила людей, которые в феврале 2014-го окончательно и бесповоротно решили оформить развод с Украиной, пораженной майданной проказой.

«Здесь русский дух»

И хотя слово «Крым» — тюркского происхождения, а «Таврида» — греческого, о самом полуострове, не погрешив против истины, можно сказать словами великого Пушкина: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет».

И не только потому, что в Крыму князь Владимир принял крещение, а спустя несколько веков здесь находились резиденции российских самодержцев. Как и не только потому, что на полуострове находится Севастополь — «город русских моряков», переживший две без преувеличения легендарных обороны.

Но и потому, что на протяжении почти двух с половиной веков здесь, точно следуя завету Анны Ахматовой, прозвучавшему в первые дни Великой Отечественной войны, свято берегут «русскую речь, великое русское слово». Подобно Перекопскому перешейку, соединяющему Крым с Большой землей, «великий и могучий» все эти годы обеспечивает живую связь крымчан с великой русской культурой. И не будь у них этой связующей нити, еще неизвестно, случилось бы весной 2014-го долгожданное возвращение в родную гавань.

Казалось бы, не все ли равно: на каком языке разговаривать? Коли по доброй воле, — пожалуй, и так.

Но если этот язык у тебя всячески стараются отнять, навязывая, как в случае крымчан с украинским, ставшее последним некогда наречие великорусского, — тут уж безразличию места нет.

Потому что речь о переконструировании тебя самого, перераспределении твоих культурных основ, перекручивании твоих родственных связей — -одним словом, извращении.

И крымчане, как ни силились в Киеве с 1991 года, раз за разом козыряя пресловутой «незалежностью», до последних дней Крымской весны мужественно противились операции на своей открытой миру душе, которую безуспешно пытались провести киевские украинизаторы.

Держите «державну»!

В сентябре 1991 года Верховный Совет Крымской АССР принял декларацию о государственном суверенитете, в которой говорилось о стремлении создать правовое демократическое государство в составе Украины на условии исключительного права собственности народа Крыма на землю, недра и экономический потенциал полуострова.

В феврале 1992-го крымский парламент переименовал Крымскую АССР в Республику Крым, а уже 6 мая того же года принял Конституцию республики. Согласно ей, в Крыму учреждался пост президента, а языком делопроизводства оставался и утверждался русский, однако и украинский, и крымско-татарский языки получали статус государственных.

Затем во второй половине 1994 года прошли выборы президента Украины, на которых победу одержал успевший побывать премьер-министром Незалежной президент украинского Союза промышленников и предпринимателей Леонид Кучма, в начале 90-х с трудом говоривший на языке Шевченко и Франко.

В немалой степени его избранию, как известно, поспособствовали крымские избиратели. Почему? Пожалуй, достаточно привести несколько пассажей Леонида Даниловича из его тогдашних предвыборных речей:

«Настаивал и настаиваю на вхождении Украины в СНГ. На Западе нас пока никто не ждет <…> Потому нужно всеми силами поддерживать интеграцию на Восток. Мы же делаем все возможное, чтобы помешать этому. Потерять рынок сбыта в России очень легко. Найдутся государства, которые заполнят нишу. И уже заполняют. Куда сложнее отвоевать рынок после. Да и Россия, отвыкнув от нас, вряд ли захочет повернуться к нам лицом. Тут я полностью солидарен с жителями Донбасса. Как и в том, чтобы регионы обладали большей самостоятельностью. Об этом заявлял с первого дня после приобретения Украиной независимости. Что касается языковой проблемы, то считаю, что государственным языком должен быть только украинский, а вот официальными — русский и украинский. Государственный язык — это язык дипломатии и законов. Во всем другом — официальные языки».

Впоследствии Кучма к подобной риторике в отношении статуса русского языка на Украине возвращался разве что в преддверии второго президентского срока. И вряд ли нужно напоминать, чьи голоса снова помогли Леониду Даниловичу стать во главе бывшей всесоюзной житницы.

Весной 1995-го Кучме удалось склонить Верховную раду к ликвидации предусмотренного законом поста президента Крыма, который тогда занимал избранный жителями полуострова Юрий Мешков, и отмене Конституции Республики Крым. В итоге Мешков был отстранен от власти, должность президента Крыма упразднена, а правительство автономии оказалось подчиненным президенту Украины.

В октябре 1998 года крымский парламент принял новую конституцию республики, которую в декабре того же года утвердила Верховная рада. В соответствии с этим документом русский язык был признан официальным языком автономии как язык большинства граждан полуострова. Одновременно были закреплены гарантии, что власти автономии создадут условия для нормального функционирования государственного украинского, крымско-татарского и других языков. Символическим проявлением крымской независимости стало принятие гимна, флага и герба крымской автономии.

Козырь для лозунгов

Не будет преувеличением сказать, что наряду с этим в целом население Крыма, а с ним и Севастополя, оставалось в российском культурном и информационном пространстве: люди смотрели российские телеканалы, читали российскую периодику, покупали книги русскоязычных авторов.

А пришедший к власти на лозунгах о дружбе с Россией и защите русского языка Кучма быстро сменил политическую ориентацию и, по сути, принял как руководство к действию идеи умеренных украинских националистов, в том числе в плане доктрины о жесткой унитарной модели для страны и отрицании федерализации.

Правда, на заре этого века, находясь на своем втором президентском сроке, он признал-таки, что на Украине «русский язык не должен чувствовать себя иностранным, потому что в таком случае мы будем обделены и будем терять от этого, начиная с российского достояния — Пушкина, Достоевского, Толстого».

Во время избирательной кампании 2004 года лозунг о предоставлении русскому языку статуса государственного взял на вооружение тогдашний премьер-министр и кандидат в президенты Украины Виктор Янукович. После того, как на волне «оранжевой революции» после не предусмотренного украинской конституцией третьего тура президентских выборов победу в последних одержал Виктор Ющенко, киевские «свидоми паны» отчаянно решились зажать крымчан в языковых тисках «державной мовы».

Как вспоминает председатель Русской общины Крыма, ныне сенатор, а тогда депутат крымского парламента Сергей Цеков, «на улице мы говорили на русском языке, впрочем, как и вся Украина сегодня, но все переводилось в насильственном порядке на украинский язык».

Аннотации, делопроизводство в правоохранительных органах, нотариальные решения, в том числе и решения судов, должны были быть на украинском языке, — поясняет сенатор. — В кинотеатрах стали показывать иностранные фильмы с переводом на украинский язык. Поэтому мы воспринимали это время как период оккупации. Пожалуй, единственное, что удалось отстоять в Крыму в те годы, так это образование на русском языке, потому что Верховный совет принял постановление об обязательном опросе родителей по выбору языка в школе.

«Головой об стенку»

Не удивительно, что в таких крайне неблагоприятных условиях 22 февраля 2006 года крымский парламент принял постановление «О назначении республиканского (местного) консультационного референдума по инициативе граждан Украины, которые постоянно проживают в Автономной Республике Крым». На референдум планировалось вынести вопрос: «Вы за предоставление русскому языку статуса второго государственного?».

На избирательную комиссию автономии региональные депутаты возложили полномочия по созданию комиссии для проведения референдума. Также парламент республики рекомендовал органам местного самоуправления образовать референдумные комиссии на основе существующих избирательных и обязал Совет министров Крыма профинансировать проведение референдума. Референдум должен был состояться 26 марта того же года.

Комментируя решение регионального парламента, тогдашний глава крымского правительства Анатолий Бурдюгов заявил, что в Крыму никто не сужает прав русскоязычных жителей полуострова, и перед голосованием за постановление призвал депутатов не голосовать за него, поскольку не существует конституционных возможностей для его реализации.

Во имя благосостояния крымчан не надо этого делать, — выдавил из себя Анатолий Федорович.

На следующий день решение крымского парламента обсудили главы России и Украины. Как писали украинские СМИ, Виктор Ющенко заверил Владимира Путина, что на Украине есть все надлежащие условия для удовлетворения гуманитарных нужд всех национальных общин и с развитием языков никаких проблем нет.

В секретариате украинского президента сделали акцент на незаконности назначения Верховной Радой АРК референдума о статусе русского языка, небезосновательно назвав эту затею предвыборной технологией, никак не связанной с заботой о развитии русского языка в Крыму.

Достаточно напомнить, что тогда, в преддверии выборов в Верховную раду и парламент автономии, за придание русскому языку статуса второго государственного в стране выступали партия «Регионы Украины» (она же Партия регионов) Виктора Януковича, блок «Не так!», в первой пятерке которого в бюллетене значились в том числе первый президент Украины Леонид Кравчук и глава украинских социал-демократов Виктор Медведчук, и коммунисты, зарегистрировавшие в ЦИК инициативные группы по сбору подписей за проведение всеукраинского референдума относительно придания русскому языку статуса второго государственного.

Осенью 2006-го Верховный Совет Крыма направил обращение к президенту, спикеру и премьер-министру Украины с призывом организовать референдум о статусе русского языка в стране. Большинство депутатов Рады назвали обращение крымских парламентариев авантюрой. Одни заявили, что такой референдум не может иметь юридической силы, другие, как, например, депутат от Партии регионов Тарас Чорновил, сочли обращение к проблеме русского языка «безрезультатным биением головой о стенку».

В меньшинстве и в обиде

Спустя полтора года после того, как Ющенко заверил российского лидера, что с русским языком на Украине проблем нет, он не дрогнувшей рукой подписал указ о фактической украинизации Крыма. Документ под названием «О некоторых мерах по развитию гуманитарной сферы в Автономной Республике Крым и городе Севастополе» содержал перечень мер, призванных способствовать украинизации полуострова.

Для развития на полуострове украинского языка Кабмину Незалежной, Совмину Крыма и Севастопольской горадминистрации было поручено разработать и утвердить за два месяца комплекс мероприятий по расширению сети учебных заведений всех типов с украинским языком обучения, организовать в существующих школах классы с углубленным изучением «мовы» и создать в отдельных крымских городах новые общеобразовательные учебные заведения с украинским языком обучения.

В том же указе шла речь о регулярном пополнении школьных и общественных библиотечных фондов книгами на украинском языке и отмечалась необходимость обеспечения учебных заведений достаточных количеством преподавателей «дэржавной мовы».

В том же 2007-м было принято решение о проведении в Крыму международного фестиваля «Великое русское слово». Как вспоминает один из его отцов-основателей Сергей Цеков, это произошло в самый сложный для Крыма период, когда на Украине победила «оранжевая революция». По его словам, в тот момент фестиваль «объединил очень многих людей, которые понимали, что русский язык нельзя уничтожить на Украине».

В мае 2010 года, уже во время президентства Виктора Януковича, Верховный совет Крыма утвердил русский язык одним из двух региональных языков на территории всей республики помимо государственного украинского языка. В свою очередь, решение о предоставлении русскому языку статуса регионального принял и Севастопольский городской совет, однако Ленинский районный суд Севастополя это решение отменил.

По большому счету, все двадцать три года пребывания полуострова под юрисдикцией Украины крымчане в ответ на ползучее наступление Киева на свои основополагающие права вели жесточайшую борьбу за сохранение русских школ и русского языка.

Несмотря на статус автономной республики, все делопроизводство официальных ведомств в Крыму было в приказном порядке переведено на «мову». В паспортах демонстративно меняли русские имена на украинские.

Министерство образования и науки Украины в мае 2008 года издало приказ, по которому во всех крымских школах внедрялась трехлетняя программа по «улучшению изучения украинского языка в общеобразовательных учебных учреждениях с обучением на языках национальных меньшинств». Как ни парадоксально, но на Украине русский причислили к языкам национальных меньшинств наряду с венгерским, румынским, польским и некоторыми другими языками.

В частности, приказом увеличивалось количество часов преподавания на «мове». Например, ученикам старших классов в дополнение к уже существовавшим часам выделялось два дополнительных в неделю на украинскую литературу «за счет вариативной составляющей учебных планов», то есть за счет других предметов и других языков. В обязательном порядке вводилась практика двуязычного преподавания.

Право быть собой

Некоторые историки резонно замечают, что «оранжевая революция» 2004 года имела и положительные последствия.

Противодействуя украинизации, крымчане все больше осознавали свою национальную идентичность как непреходящую ценность, которую всячески нужно оберегать.

Это объединяло всех: и правых, и левых, — отмечает публицист из Севастополя Дмитрий Соколов. — И чем активнее были попытки новой киевской власти и ее ставленников навязать севастопольцам и крымчанам чуждые идеалы и ценности, тем сильнее было неприятие самой украинской государственности.

Как сегодня справедливо определяет спикер крымского парламента Владимир Константинов, борьба за русский язык долгие годы была для крымчан «отстаиванием своей идентичности, права быть самими собой».

Конечно, речь велась не о засоренном бездумными заимствованиями новоязе, изувеченном варианте языка Пушкина и Толстого, — поясняет он. — Мы отстаивали незамутнённый родник нашей национальной культуры. И потому, добившись возвращения в Россию, эту борьбу мы продолжили. Да, здесь никто нас не принуждал «думать по-украински», как это пытался делать Ющенко, но очищать родник родного языка необходимо и в нашей стране. И мы это делали, зачастую встречая насмешки от тех, для кого язык — всего лишь система символов для передачи информации.

Одной из представительных площадок для дискуссий на темы развития общегосударственного языка в Крыму на протяжении почти 20 лет остается упомянутый выше ежегодный фестиваль «Великое русское слово». В рамках этого мероприятия несколько лет назад и Владимир Константинов, и Сергей Цеков выступили с инициативой запретить использование иностранных слов в рекламе на территории республики. По мнению спикера крымского парламента, их использование — это «мягкое оружие», которое влияет на отношение молодых людей к родному языку и культуре.

Когда же осенью прошлого года президент Владимир Путин пообещал поддержать законопроект об ограничении использования иностранных слов в публичном пространстве, в том числе в рекламе и СМИ, Константинов назвал это «важной победой крымчан».

Что президент Путин в этой борьбе на нашей стороне, никогда не вызывало сомнений, — признался он. — Но теперь он публично стал на нашу сторону, сторону защитников родного языка. А это значит, что наш успех обеспечен.

Внесенный в октябре прошлого года в Госдуму проект закона о защите русского языка от заимствований готовят к рассмотрению в первом чтению. Документ предлагает ограничить использование иностранных слов в торговой сфере, при выполнении работ либо оказании услуг потребителям, в СМИ и ряде других публичных сфер.

Неудивительно, что на прошедшем на днях в рамках фестиваля «Великое русское слово» Ливадийском форуме будущим русского языка в современной России озаботилась сенатор от Севастополя Екатерина Алтабаева. В частности, она подняла вопрос сбережения, развития, продвижения русского языка как государственного и как языка межнационального общения.

По мнению Алтабаевой, это один из стратегических приоритетов деятельности государства в условиях беспрецедентной русофобии, захлестнувшей западный мир, непрекращающихся попыток запретить русский язык и русскую культуру.

Перед нами стоит двуединая задача: сохранение и поддержка русского языка в Российской Федерации, обеспечение достойного уровня знаний, общей грамотности граждан России и реализация действенной системы поддержки русской языковой среды в гуманитарной и образовательной сферах за рубежом, — подчеркнула сенатор.

Она же напомнила, что в ноябре прошлого года в Совфеде прошли парламентские слушания «Государственная политика в сфере сохранения, защиты и развития русского языка». Среди прочего на них обсуждались включение дисциплины «русский язык и культура речи» в перечень обязательных предметов в колледжах и вузах и обучение русскому языку детей мигрантов, принятых в российские школы.

Дискуссия о государственной политике в области продвижения русского языка наглядно показала, сколь велик интерес к этой теме, — отметила Алтабаева. — В столь важной работе должны быть задействованы все государственные структуры и институты гражданского общества.

Как видим, Крым остается на переднем крае борьбы за «правдивый и свободный», по справедливому определению Ивана Тургенева, русский язык. По сей день объединяющий народы язык матери. Матери-России.

Рисунок из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 6

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Масштабнейший и амбициозный

География крымского выбора

Степан ВОЛОШКО

Измеряем уровень социального самочувствия в Крыму

Оставить комментарий