Крымское Эхо
Архив

С работы – на погост

С работы – на погост

Начальник архивного отдела Керченского горисполкома Татьяна Сафина, впервые услышавшая эту полную обреченности фразу как реакцию на поднятый вопрос о повышении пенсионного возраста от обратившейся за справкой посетительницы, свое негативное отношение к поднятой проблеме выражает кратко: «Ужасно!».

Не позволяя растечься эмоциям, Татьяна Ильинична продолжает: «Я понимаю, вопрос возник не на пустом месте, а с подачи МВФ, которому Украина задолжала на несколько поколений вперед. Однако я больше чем уверена, никакое продление пенсионного возраста не спасет бюджет страны, потому что наши пенсии не идут в сравнение с европейскими. Если нашим женщинам за десять лет работы в Италии удается заработать пенсию в четыреста евро, то родное государство расщедрится за двадцатилетний стаж работы гривен на шестьсот.

Украина не Европа и неизвестно, как скоро нас стандартизируют под нее. Ясно одно, прорыв в нее начинают не с того входа: слишком большая разница в социальных стандартах жизни – качестве питания, уровне медицинского обслуживания, психологическом состоянии. Люди не готовы к резким переменам, когда в одночасье выяснится, что с завтрашнего дня пенсионный возраст увеличат до шестидесяти – шестидесяти пяти лет. Это вам не абстрактные долги государства международному валютному фонду – вопрос пенсий касается каждого человека, которые в большинстве своем расценивают это как крах всей жизни».

«Решение о повышении пенсионного возраста в угоду зарубежным инвесторам пройдет катком по всем! – реагирует на вопрос об отношении к повышению пенсионного возраста начальник управления статистики Керченского горисполкома Людмила Васюченко. – Вот уж точно, зачем нам свое порося, когда есть польское…» Аргументы Людмилы Петровны основаны на данных последней переписи населения. На 1 января 2004 средний возраст керчанина 40,8 лет, но у женщин он 43,1, а у мужчин 38.

«Как показывает многолетняя статистика, — делится информацией Людмила Петровна, — мальчиков обычно рождается больше, но тенденция численного преобладания мужского населения над женским сохраняется недолго. Возраст Христа для мужчин роковой, потому что с него начинается отсчет естественной убыли мужского населения. Прежде сильный пол выкашивала война, теперь – пагубные привычки и слабая приспособляемость к жизненным невзгодам. В возрасте, который сейчас считается пенсионным для слабого пола, в Керчи, по данным того же источника, проживают 4,8 тысячи женщин, тогда как мужчин, достигших его, 3,8 тысячи. После семидесяти лет численная разница между полами становится просто катастрофической: в Керчи в этом возрасте живут и здравствуют 4,5 тысячи мужчин и 10,5 тысячи женщин. Продолжительность жизни по Керчи зафиксирована на уровне государственного «стандарта»: 60-61. Так что поднятие возрастной пенсионной планки может означать в наших условиях одно: наши люди до выхода на пенсию не доживут».

Пессимизм сквозит практически во всех ответах, но особо разговор на эту тему задевает людей, чей возраст, что называется, на грани. «Мое категорическое возражение связано с тем, что увеличение пенсионного возраста грозят начать с 1956 года, времени моего рождения, — огорченно вздыхает Нина Васильевна. – А мой муж почти уверен, что до пенсионного возраста он не дотянет, потому что на судостроительном заводе «Залив», где он работает с семнадцати лет, подобное случается сплошь и рядом: профессиональные заболевания преследуют его рабочих».

Настроение у ее ровесницы Натальи Евгеньевны ничуть не лучше: «У меня слов нет! Мои три копейки, в которые государство оценит мой личный трудовой вклад, не поднимут экономику. Но коль есть такая острая нужда, пусть свои пенсии на благо страны пожертвуют заседающие в Верховной Раде пенсионеры – Пенсионный Фонд сразу ощутит реальное наполнение. Не хочу показывать пальцем, но замечу, что представлявший в парламенте Керчь в двух предыдущих созывах народный депутат настолько надежно защитил там свою старость, что ему, рядовому учителю истории, и присниться в цветном сне не могло».

Сотрудница местного пенсионного ведомства Наталья, чей возраст дает повод задумываться о рождении детей, но никак не о старости, смотрит на проблему шире. «Для государства увеличение пенсионного возраста окажется реальной экономией средств, но поскольку вы адресуете этот вопрос мне, то, как женщина и работник пенсионного ведомства, не стану скрывать своего отрицательного отношения. Сейчас в месяц число новых клиентов Керченского городского управления Пенсионного Фонда возрастает в среднем на пять человек по участку. Оформление документов на новых пенсионеров не самая сложная и объемная часть работы инспекторов. Куда больше времени занимает перерасчет пенсий работающих и особенно тех, кто вышел на пенсию давно, в отсутствии централизованной компьютерной программы. Если государство отодвинет пенсионный возраст, в итоге нашу нагрузку признают недостаточной из-за уменьшения числа новых пенсионеров, и никто не станет разбираться, что объем работы это существенно не снизит, а просто формально сократят штаты специалистов».

«Пятьдесят пять мне через полгода и я, естественно, дрожу, чтобы родное правительство не оглоушило меня печальным известием. Одна надежда, что грядущие выборы дадут мне просочиться в пенсионеры без задержки. Я жду пенсию не для того, чтобы оставить работу, а чтобы больше за нее получать. Будь у меня пенсия как у госслужащих, которые на самой скромной должности «высидели» себе две тысячи гривен, я бы дня на работе не задержалась. Поступила бы, как в свое время моя мать: ушла со службы на следующий после исполнения пятидесяти пяти лет и на свои сто десять советских рублей пенсии чувствовала себя человеком», — в сердцах говорит Раиса Григорьевна.

Желание ветеранов труда сохранить за собой рабочее место после пенсии понятно молодым. Двадцатичетырехлетняя Татьяна, родители которой на подходе к нынешнему пенсионному возрасту, говорит: «Выход на пенсию – это добавка к семейному бюджету, потому что, судя по знакомым родителей, никто после оформления пенсии работы не оставляет. Если же пенсионный возраст добавят, то люди могут этого не дождаться».

Однако бухгалтеру Антонине Григорьевне большое число работающих пенсионеров дает повод рассуждать иначе. «К чему удивляться намерениям правительства поднять пенсионный возраст, когда люди сами дают повод для этого. Если есть хоть малейшая возможность продолжать работать после выхода на пенсию, то все с радостью используют ее. Я, например, в свои пятьдесят два поменяла работу и профессию, причем главным условием приема было обязательство с моей стороны проработать в этой должности не менее пяти лет. Так что до шестидесяти я намерена трудиться», — высказывает она свою точку зрения.

Подобного мнения придерживается и инженер Татьяна Анатольевна: «Учитывая продолжительность жизни наших людей, государство здорово сэкономит на поднятии пенсионного возраста. Но если речь обо мне, то с высоты своих сорока восьми я уверена, что года три сверх пятидесяти пяти я проработать способна. Зная женщин, достигших пенсионного возраста, могу большинству из них сделать комплимент: они энергичны, деловиты, стильно одеты и, во всяком случае, внешне на пенсионерок никак не походят».

Тема пенсионного возраста острее задевает женщин. Несмотря на то, что пятидесятипятилетний возраст не убивает в женщине женщину, она ею остается: со всеми своими заботами, хлопотами и проблемами. Она без дела не останется и, выйдя на пенсию. Другое дело мужчины, которые маются бездельем и, как показывает статистика, оставшись без работы, раньше уходят из жизни. Педагогу Георгию Ефимовичу пятьдесят и при любом раскладе о пенсии задумываться рановато. И все же.

«Я в растерянности, — подчеркивая интонацией неопределенность своего отношения, говорит он. – Мои сверстники оказались в самом незавидном положении: куда ни посмотришь, нигде не желают слышать о работнике старше тридцати пяти. Если поднимут планку пенсионного возраста, то перед нами встанут два неразрешимых вопроса. Первый: будем ли мы иметь гарантированную работу или век придется коротать в очередях Центра занятости, и второй – при средней продолжительности жизни мужчин в сорок с небольшим большинство из нас не дотянут до неё. Задумка о повышении пенсионного возраста крайне, на мой взгляд, рискованная, потому что это значительно повысит уровень безработицы. Правда, я не теряю оптимизма и успокаиваю себя тем, что намереваясь увеличить пенсионный возраст, государство оставляет нас «в большом спорте».

Историк Александр Михайлович в развитии темы пенсионного возраста видит один положительный момент: государство перестало закрывать глаза на назревшую проблему и делать вид, что ничего не происходит. «Однако подход к решению вопроса выбран неверный, — убежден он. – Предполагаемое повышение пенсионного возраста станет наказанием для шестидесятилетних, что в корне неправильно. После шестидесяти ни один мужчина, особенно на рабочей должности, полноценно трудиться не сможет, с охраной труда подобное даже не стыкуется. Речь должна вестись о молодых пенсионерах, тридцати трех – тридцати пяти лет, физически невыработанных. Для выхода на пенсию военным и сотрудникам правоохранительных органов в СССР требовалось двадцать пять календарных лет службы, на Украине срок сократили до двадцати, при этом за один год работы всем поголовно засчитывают полтора года стажа. Приплюсовав к стажу службу в армии и учебу в училище, государство получает огромное число юных пенсионеров, которые затем преспокойно устраиваются на гражданке и продолжают работать, как правило, не на производстве, а в охранных структурах, бизнесе, что, между прочим, порождает нечто похожее на классовую ненависть у рабочего класса и интеллигенции.

Если вдуматься, то пенсионная система страны давно требует реорганизации. В ней, помимо пенсионного обеспечения военнослужащих и работников правоохранительных органов, много неправильного, к примеру, назначение пенсий государственным служащим, которые при большом стаже превышают заработную плату. Солидарная пенсионная система исключает ответственность человека за обеспечение собственной старости. Нужна индивидуальная, когда каждый будет зарабатывать сообразно своему труду, квалификации, стажу и не надеяться на то, что государство выдавит из рабочего или предпринимателя все соки на содержание пенсионера».

Понятно, что вопрос пенсионного обеспечения требует решения. Но вот будет ли оно сделано под давление МВФ или найдутся отечественные способы, покажут выборы. Тема для партийцев крайне выгодная: в отличие от вопроса о государственном статусе русского языка, она точно касается всех граждан Украины. Даже тех, кто старательно и самоотверженно зарабатывает себе за старость за пограничным шлагбаумом.

 

Фото вверху —
с сайта dnl.3dn.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Хлеб в жару может ли быть опасен?

Лидия МИХАЙЛОВА

Музей — в память о нацисте?!

Олег РОДИВИЛОВ

Скрытая угроза

Алексей НЕЖИВОЙ