Крымское Эхо
Архив

С любимыми не расставайтесь…

С любимыми не расставайтесь…

Прошло несколько месяцев, как состоялся этот суд. Но до сих пор вспоминаются те дни, когда проходило судебное заседание в здании Керченского горуправления.

Для этого наш клуб был специально переоборудован. Возле одной из стен поставили большую решетку, за которой могли поместиться 14 человек привлеченных к уголовной ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления — многочисленные убийства, разбои, нанесение тяжких телесных повреждений, вымогательства.

Судили членов последней банды, орудовавшей в Керчи в лихие 80-е годы. Их долго отлавливали по всей Украине и странам СНГ. Некоторые ушли от возмездия, так как были убиты своими же крутыми ребятами или киллерами какой-нибудь враждующей группировки. В процессе судебного заседания пришлось дополнительно устанавливать еще одну решетку, так как бывшие дружки нередко устраивали между собой серьезные потасовки. Драки происходили между теми, кто признал свою вину, и теми, которые ее категорически отрицали.

Было много охраны в самом клубе, во дворе и на улице. На скамье подсудимых находились лица, которые длительное время терроризировали людей, занимающихся бизнесом. Настало время расплаты. Многочисленных родственников в зал заседания суда не пускали, так как они, видя за решеткой своих близких, пытались с ними переговариваться, что мешало суду. Поэтому все они стояли на улице, за воротами и видели арестованных только несколько секунд, когда тех выводили из изолятора временного содержания, и после заседания возвращали в камеры. В это время с улицы доносились истошные крики: «Я люблю тебя, я буду ждать тебя, береги себя». Каждый хотел перекричать других, чтобы его голос дошел до любимого. Как хотелось успеть все прокричать человеку, который дорог, совсем недавно был рядом, любил и ласкал. Как он теперь далек. У него теперь совершенно другая жизнь — скомканная и опустошенная.

Многие на улице стоят с детьми всех возрастов. Какой-то пацаненок лет пяти, увидев идущего отца, прорвался меж ног охранников и устремился во двор. «Папа!» — надрывно кричит ребенок, протягивая вперед ручонки. Ему не понять, что если он даже добежит до отца, тот не сможет его обнять, потому что руки сзади скованы наручниками. Один из охранников догоняет пацана и возвращает матери. Молодая, не к месту шикарно одетая, с хорошим макияжем мамаша неистово ругает охранника. Он не вступает в перепалку. Женщины в летах, видя эту удручающую картину, плачут. Все хором начинают ругать милицию. Их в какой-то степени можно понять. Никому не хочется верить, что любимый человек совершил преступления и что у всех начался отсчет новой жизни.

А их ведут быстрым шагом по одному в сопровождении двух бойцов «Беркута». От ИВС до дверей клуба несколько метров. Но за короткое время можно все увидеть и рассмотреть, что на бывших джентльменов удачи нет атрибутов пресыщенных жизнью людей — золотых колец, цепочек и браслетов. Все это поменялось на стальные браслеты, сковывающие руки. Одежда свободно висит на понурых плечах. Из-за длительного нахождения в душных камерах лица бледно-серые. Последнее всегда выдает заключенных. Сказывается нехватка свежего воздуха. Еще обращают на себя внимание глаза, говорящие о многом, если не обо всем. В них безысходность и тоска. Тоска по вольной жизни, которая осталась в далеком прошлом, за каким-то необъятным, все время ускользающим горизонтом. Впереди только однообразная, изнуряющая душу лагерная жизнь с жесткой койкой и баландой на обед. А ведь только что была разудалая, веселая жизнь — яркие костюмы, гремящая по заказу в кабаках музыка, шикарные машины и не менее шикарные продажные девочки, которые теперь пляшут для других, так же жарко обнимая их, как это делали раньше с нынешними арестантами. Как это горько осознавать. Знать и понимать, что новая жизнь только начало долгих, долгих серых будней. Еще будут новые лишения и огорчения, много страданий и бессонных ночей у тех, кто только по разрешению сможет лечь на койку, и у тех, кто остался по другую сторону черты, разделившей жизнь.

Ворованное счастье не может долго длиться. Оно как замок, построенный из песка. Приходит время и все рассыпается.

Когда-то считалось, что в лагерь отправляют осужденных для исправления и перевоспитания. Среда, в которой живут только люди, нарушившие закон, где действуют свои правила, где совершенно другая, жестокая, жизнь, не может благотворно влиять на человека. Правду недавно сказал по телевиденью один правовед из Российской Думы, что в лагерь отправляют осужденных не для исправления и перевоспитания, а для отбытия наказания. Просто и ясно. Человек, причинивший кому-то горе и зло, должен претерпеть определенные лишения, т.е. понести наказание.

Есть исключение из правил, когда человек, выйдя на свободу, становится добропорядочным гражданином, но это редчайшие случаи. Надо иметь необыкновенные силу воли и мужество, чтобы, находясь в специфических условиях, где тебя окружают люди определенного склада и поведения, остаться нормальным человеком с ненадломленной психикой. Это дается не каждому. «В судьбе нет случайностей: человек скорее создает, нежели встречает судьбу». Это сказал великий Л.Н. Толстой. К сказанному можно лишь добавить слова из стихотворения поэта-фронтовика Э. Асадова: «С любимыми не расставайтесь».

Фото вверху —
с сайта raleighfencecontractors.com

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Депутаты в законе?

Позвоните своим — в Киев, Львов, Тернополь…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Валерий Исаев: Можно затянуть потуже пояса — лишь бы были книги