Крымское Эхо
Поле дискуссии

«Русские оккупанты» против Ислямова и меджлиса

«Русские оккупанты» против Ислямова и меджлиса

ДЕЛО КРЫМСКО-ТАТАРСКОГО ШТИРЛИЦА, КОТОРОМУ ПРИШЛОСЬ ПЕРЕКВАЛИФИЦИРОВАТЬСЯ В ТЕРРОРИСТЫ

«Меня обвиняют в том, что я причинил ущерб этому государству – да я всё время, пока живу, буду причинять ущерб России, захватившей Крым», — отреагировал в одном из интервью на приговор Верховного суда республики Ленур Ислямов.

«Мы ведем информационную войну, — заявил отважный «медиавоин». — Мы сделали невозможными поставки товаров в Крым, и пусть нам не удалось организовать морскую блокаду, но информационно мы каждый день наносим удар по оккупантам».

Штрих к портрету осужденного: в апреле 2014 года, сразу после воссоединения Крыма с Россией, он стал вице-премьером «оккупационного правительства» республики и пробыл в этой должности до конца мая, после чего бежал на Украину. По идее, там, в Киеве, Ислямова должны были арестовать и судить за сотрудничество с «захватчиками», однако ничего подобного не произошло. Больше того, он вдруг оказался одним из самых отчаянных борцов с «российским агрессором».

Не удивлюсь, если сейчас Ислямов рассказывает в узких кругах о том, что на самом деле пытался тогда, крымской весной 2014 года, подорвать «оккупационный режим» изнутри.

Однако крымско-татарского Штирлица из него не получилось. Пришлось переквалифицироваться в террориста. Сформированный Ислямовым могучий добровольческий батальон имени Номана Челебиджихана, известный также под еще более грозным названием «Аскер», наводил ужас… Нет, конечно, не на российских пограничников, а на жителей деревень Херсонской области по старой, опробованной идейными предшественниками бандитского отребья схеме: «Бабка! Млеко, яйки, курка, шнапс есть?»

Высшим проявлением «героизма» этих бойцов стал подрыв находившихся на территории Украины линий электропередач в Крым осенью 2015 года. Никакого риска для них в этом, замечу, не было. Больше того, почти наверняка это делалось с согласия официальных киевских властей. При этом по факту теракт был направлен не против Путина, не против бывших коллег Ислямова по «оккупационному правительству» и не против российских солдат, попирающих своими берцами священную землю предков Ленура-аги, а против обыкновенных крымчан, включая 232 340 крымских татар, «стонущих от московского гнета».

В ответ «угнетатели» в кратчайшие сроки по личному указанию Путина построили энергетический мост с Кубани и две электростанции, обеспечив энергетическую безопасность полуострова.

После этого Ислямов бросил все свои очень скромные интеллектуальные силы на информационный фронт. «Информационными ударами по оккупантам» Ислямов называет никому за исключением горстки его сторонников не интересные телепрограммы канала ATR. Согласно результатам недавнего исследования фонда «Демократические инициативы» и Центра Разумкова, этот телеканал смотрит на Украине около одного процента зрителей.

Вот такого вояку Верховный суд Крыма заочно приговорил 10 декабря сего года к 19 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Ислямова признали виновным по всем пунктам обвинения: «организации диверсии, создании незаконного вооруженного формирования и призывах к нарушению территориальной целостности России».

Самый большой вред действия осужденного на информационном фронте наносят его… собственным соотечественникам, пытаясь разжечь вражду между татарами и представителями остальных национальностей, населяющих полуостров. В этом смысле Ислямов движется в одном направлении со своими подельниками из запрещенного в Российской Федерации меджлиса – Мустафой Джемилевым и Рефатом Чубаровым, уголовные дела против которых тоже скоро дойдут до суда.

В «украинском Крыму» на счету меджлисовцев было много всего: штурмы крымского парламента и Свято-Успенского монастыря, захваты государственных учреждений — Судакского горисполкома, Бахчисарайской и Джанкойской райгосадминистрации, Бахчисарайского суда, погромы в Коктебеле и Феодосии, блокирование железной дороги, перекрытие автодорог, резня в симферопольском клубе «Коттон», нападения на журналистов. Наконец, как апофеоз, — бойня перед Верховным Советом 26 февраля 2014 года.

Российский Крым Ислямов, Джемилев и Чубаров пытаются дестабилизировать из-за Перекопа – разного рода блокадами и рассказами о «нарушении прав крымских татар на полуострове». Их все еще охотно слушают и цитируют за рубежом, используя в информационной войне против России, и все меньше и меньше — в самом Крыму. Просто потому, что своими глазами видят, как меняется полуостров.

Ведь что следует понимать под «нарушениями прав крымских татар»? По-видимому, борьбу с запрещенной во многих странах мира (и в РФ тоже) партией «Хизб ут-Тахрир», а также президентский указ о мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского, немецкого и итальянского народов и государственной поддержке их возрождения и развития; придание крымско-татарскому языку государственного статуса,  объявление мусульманских праздников выходными днями, строительство соборной мечети, строительство и ремонт дорог, школ и детских садов в местах компактного проживания крымских татар.

И это не считая того, что сделано для всех жителей полуострова, вне зависимости от национальности – Крымский мост, федеральная трасса «Таврида», магистральный газопровод с Кубани, новые суперсовременные медицинские центры в Ялте и Симферополе, уже упоминавшийся энергомост и электростанции, и прочая, и прочая, и прочая.

За без малого семь лет в российском Крыму сделано не просто больше, чем за 23 «украинских года», за это время в российском Крыму сделано больше, чем за почти тридцать лет во всей независимой Украине.

Эту классическую политику «угнетателей» хорошо иллюстрирует старый анекдот: «Русские оккупанты врывались в кишлаки и аулы и оставляли после себя детские сады, школы, больницы, театры и библиотеки».

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 5

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Равнодушие или «забывчивость» властей Крыма?

Евгений ПОПОВ

Большая телеигра

Татьяна ГЛЕБОВА

Россия и Украина: кто в ответе за советское прошлое?