Крымское Эхо
Архив

Русская авиация в крымском небе войны

Русская авиация в крымском небе войны

(ПОСВЯЩАЕТСЯ 70-ЛЕТИЮ ЗАВЕРШЕНИЯ ВТОРОЙ ГЕРОИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ СЕВАСТОПОЛЯ 1941-1942 ГГ.)

Ваш грозный строй летит в века…
(из надписи на обелиске советским
воинам-авиаторам, павшим в боях
за Родину, г. Керчь)

II Мировая война ознаменовала собой принципиально новую эпоху в развитии и использовании военной техники. Характерной особенностью этой эпохи была, в частности, неизмеримо возросшая, по сравнению с I Мировой войной, роль авиации, которая теперь вполне четко подразделялась на истребительную, штурмовую, разведывательную, транспортную, а также ближнюю, среднюю и дальнебомбардировочную.

Автор на фоне легендарного истребителя И16

Русская авиация в крымском небе войны
Возросшее значение авиации обусловливалось не только существенно повысившимися скоростью, огневой мощью, дальностью полета и другими летно-техническими характеристиками боевых машин, но и самим развитием военной стратегии, которая была уже просто немыслима без использования авиации в любых более-менее крупных военных операциях. В годы II Мировой авиация оказывала существенное (а иногда и решающее) воздействие на исход сражений и целых кампаний.

Уникальное географическое положение Крыма как естественно-природного авианосца еще более усилило роль и значение базировавшихся здесь авиационных частей. Вообще, следует заметить, что в захватнических планах фашистской Германии Крымскому полуострову отводилось исключительно важное, особое, место. Он рассматривался как плацдарм для захвата Кавказа с целью получения доступа к бакинской и грозненской нефти, а также к портам побережья Черного моря [1]. Гитлер назвал Крым «авианосцем Советского Союза в его борьбе против румынской нефти» и требовал быстрого овладения ним [2]. В приказе Гитлера от 21 августа 1941 г. говорилось: «Главнейшей задачей до наступления зимы является не взятие Москвы, а захват Крыма… Взятие полуострова Крым имеет огромное значение для обеспечения поставок нефти из Румынии…» [3].

Согласно планам германского командования, после захвата полуострова одни «неарийские» народы (евреи, крымчаки, цыгане) подлежали беспощадному истреблению, другие – выселению или переводу на положение рабов. На одном из совещаний с руководителями рейха Гитлер сказал: «Крым должен быть очищен от всех чужеродных элементов и заселен немцами» [4].

Однако цель фашистского руководства по быстрому овладению Крымским регионом в указанные сроки достигнута не была, так как основная «крымская угроза» рейха – главная база Черноморского флота – Севастополь продолжал сопротивление до 12 июля 1942 года.

Героическая 250-дневная оборона Севастополя является одной из уникальных страниц Великой Отечественной войны, страницей, в которой летчики Черноморского флота, наряду с другими защитниками города-крепости, творили чудеса мужества, героизма и стойкости.

Успешности обороны во многом способствовало то обстоятельство, что морская авиация (накануне Великой Отечественной войны военно-воздушные силы Черноморского флота насчитывали 636 боевых самолетов [5], в основном устаревших конструкций), в отличие от авиации западных округов, встретила внезапное нападение фашисткой Германии в полной боевой готовности. Этим страна в значительной степени обязана народному комиссару Военно-Морского Флота адмиралу Н.Г. Кузнецову, который отдал приказ об оперативной готовности № 1, который был получен в Севастополе 22 июня 1941 года еще в первом часу ночи. Это дало возможность заблаговременно привести в боевую готовность силы ПВО Черноморского флота, включая воздушные истребители [6].

Дважды Герой Советского Союза, заслуженный военный летчик СССР И.Н. Степаненко, заставший начало войны в Качинской летной школе [7] (в 23 км от Севастополя), так описывает свои впечатления тех часов: «В то воскресное утро 22 июня 1941 года так хотелось вволю поспать! Накануне вечером, как обычно по субботам, у нас состоялись гуляния… На рассвете нас разбудили взрывы необычной силы, доносившиеся со стороны Севастополя. В воздухе слышалось незнакомое гудение. Мы повскакивали с постелей. Кто-то передал полученный по телефону приказ: «Боевая тревога!..»… Прибыв на аэродром, выводим машины из ангаров, поближе к стартовой площадке. Наши наставники – инструкторы Попутько и Козенко – уже вылетели оборонять Севастополь. Спустя полчаса вернулись – сбить фашистские самолеты не удалось, они ретировались в сторону моря. Наготове И. Сидоров, В. Луцкий, С. Аистов. Они сидят в кабинах, ждут сигнала. Вспыхивает красная ракета, и машины взмывают в небо. Первый полет для барражирования. Израсходовав горючее, возвращаются.

В памяти всплывают лекции по тактике. «Первыми наносят удар по бомбардировщикам противника менее скоростные истребители И-15 [8], затем скоростные И-16 [9], они сковывают боем истребителей противника и завершают его разгром, – слышу, будто наяву, голос преподавателя. – Противник воспламеняется, горит и падает…» [10] Все это теоретически верно, а как на практике? Поживем, увидим…» [11].

Налет гитлеровской авиации, произведенный на Севастополь 22 июня 1941 года с целью подавления основной базы Черноморского флота, не принес врагу никаких результатов (напомним, что в западных округах СССР в это же время была уничтожена почти вся советская военная авиация). Столкнувшись с организованным отпором сил ПВО и кораблей Черноморского флота, немецкие летчики вынуждены были беспорядочно сбросить бомбы и мины в море и на береговую линию [12].

В первый день войны отличились летчики 96-й отдельной истребительной эскадрильи авиации Черноморского флота во главе с капитаном А. Коробицыным, преградившие путь к Измаилу – базе Дунайской флотилии группе румынских бомбардировщиков. В ожесточенном воздушном бою лейтенант М. Максимов сбил два вражеских самолета, открыв тем самым боевой счет авиации Черноморского флота. За этот подвиг он был награжден орденом Красного Знамени [13].

Далее стали подтверждаться опасения руководства фашистской Германии – в ночь на 23 июня советские авиаторы осуществили налет на военные базы в Констанце и Сулине, и в дальнейшем авиаудары по ним наносились почти ежедневно [14].

Летчики-черноморцы, оборонявшие Севастополь, нередко совершали поистине героические поступки.

Так, 25 июля 1941 года лейтенантом Е.М. Рыжовым на истребителе МиГ-3 [15] был осуществлен первый воздушный таран на Черноморском флоте. Авиационный штурман В.И. Коваленко вспоминает: «Рано утром посты ПВО заметили над морем вражеский самолет, идущий курсом на Севастополь. Тотчас с Качинского аэродрома поднялась дежурная пара МиГ-3 32-го авиаполка и устремилась навстречу врагу. Это были командир звена Евграф Рыжов и летчик лейтенант Петр Телегин. Быстро набрали 7000 метров. Далеко позади остались крымские берега, впереди простиралась синяя гладь моря. Дошли до заданной точки и через несколько секунд увидели «Хейнкель-111» [16], идущий немного выше. Обходя врага с набором высоты, Рыжов вдруг услышал голос Телегина:

— Командир! Сильный перегрев мотора, тряска, иду на вынужденную!

Внизу была Евпатория. До нее – рукой подать.

— Садись в Евпатории.

— Понял. Выполняю.

Оставшись один, Рыжов заметил, что разведчик отклоняется, уходит в море, и с ходу атаковал его. «Хейнкель» ударил в ответ сразу из нескольких огневых точек. Тогда Рыжов резким разворотом ушел вниз. Зашел с задней полусферы. Разведчик яростно огрызался: пули пробили фонарь кабины «мига», повредили насос водяного охлаждения. Летчика внезапно обдало струей кипящей воды. Она все больше прибывала в кабину, обжигала ноги, пар нестерпимо жег лицо.

Но Рыжов не выходил из боя. Боялся только одного: откажет мотор – тогда фашист уйдет. После очередной атаки задымил левый мотор «хейнкеля». Еще заход… Рыжов поймал самолет в сетку прицела, нажал гашетку – пулемет молчал. А враг уходил. И тогда Евграф пошел на таран: отжал до упора сектор газа, истребитель рванулся вперед и через мгновенье рубанул лопастями винта по хвосту «хейнкеля». От резкого толчка Рыжов ударился головой о приборную доску и потерял сознание. Сколько длилось забытье – не знал.

Когда очнулся, первое, что увидел – стремительно вращающуюся поверхность воды. Догадался: самолет падает по крутой спирали. Глянул на высотомер: стрелка уже проскочила единицу – осталось меньше тысячи метров. Мотор заглох, неподвижно застыл изуродованный винт. В зловещей тишине тяжелый истребитель быстро терял высоту <…> При ударе о поверхность воды Рыжова выбросило из кабины. Но спас автоматически надувшийся жилет… На четвертый день сообщили. Что сторожевой катер подобрал летчика, который был до такой степени слаб, что не мог даже отвечать на вопросы. Его отправили в Одессу, в госпиталь» [17].

Советский авиатор остался жив. Впоследствии, сбив еще 14 фашистских самолетов, он был удостоен звания Героя Советского Союза [18].

5 ноября 1941 года командир авиаэскадрильи морской авиации капитан А.Т. Хрусталев, сражавшийся на сильно устаревшем истребителе И-5[19], при штурмовке танков и пехоты противника в поселке Мало-Садовое попал под перекрестный огонь двух немецких самолетов и загорелся. Вместо того, чтобы выпрыгнуть с парашютом, А.Т. Хрусталев направил пылающий И-5 в скопление вражеской техники [20].

12 ноября 1941 года при отражении налета гитлеровской авиации на Севастополь младший лейтенант Я.М. Иванов предпринял воздушный таран – мастерским ударом отрубил хвост немецкому бомбардировщику, в результате чего тот упал и взорвался. Отважный летчик на поврежденном истребителе благополучно приземлился на своем аэродроме. Спустя пять дней Я.М. Иванову удалось сбить еще один бомбардировщик, а когда отказал пулемет, пилот вновь совершил воздушный таран и погиб. В январе 1942 года Я.М. Иванову первому из летчиков Черноморского флота было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно) [21].

Осенью 1941 года началось вторжение в Крым немецко-фашистских захватчиков в составе 11-й армии Манштейна и румынского горного корпуса. По воспоминаниям В.И. Коваленко, «в те дни огромная тяжесть легла на плечи черноморских летчиков. Все, что могло подняться в воздух, шло на Перекоп. Пикирующие бомбардировщики Пе-2 [22] под прикрытием «яков» [23] (а иногда и без прикрытия) наносили удары по прифронтовым аэродромам врага в Чаплинке и Аскании-Новой, по ближайшим немецким тылам, а передовую «обрабатывали» истребители И-15, И-16 и даже старые, уже снятые с вооружения И-5.

Над Перекопом шли жестокие воздушные бои» [24]. Несмотря на численный перевес немецко-фашистских самолетов, с 15 сентября по 30 октября 1941 года авиаторы Черноморского флота сумели провести в северной части Крымского полуострова 4752 вылета, сбросив при этом на противника 12 тыс. бомб. В результате было уничтожено 5600 немецких солдат и офицеров, 40 танков, 14 бронемашин, 400 автомашин, подавлено около 60 артиллерийских батарей [25].

Важно подчеркнуть, что в условиях господства в воздухе гитлеровской авиации на всем протяжении советско-германского фронта, советским летчикам какое-то время удавалось сохранять контроль над перекопским небом. Так, по словам фельдмаршала Эриха фон Манштейна, авиация СССР господствовала в небе над Перекопским перешейком, а советские истребители и бомбардировщики атаковали все видимые цели [26].

Тем не менее, по причине численного превосходства врага, в начале ноября 1941 года почти вся территория Крымского полуострова оказалась оккупированной. Соответственно, ухудшилось положение защитников Севастополя.

4 ноября 1941 года Ставка Верховного Главнокомандования создала Севастопольский оборонительный район, командование которым было возложено на командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф.С. Октябрьского. Его заместителями стали: по сухопутной обороне – командующий Приморской армией генерал И.Е. Петров, по береговой обороне – генерал-майор П.А. Моргунов, по военно-воздушным силам – генерал-майор Н.А. Остряков (после его гибели в апреле 1942 года – генерал-майор В.В. Ермаченков. Общее руководство обороной осуществлялось Военным Советом Черноморского флота [27].

Враг имел значительный численный перевес в живой силе и технике. Так, в распоряжении фашистов имелось 150 танков и более 300 самолетов, в то время как защитники города-крепости имели только около 100 самолетов [28]. Однако благодаря мужеству и стойкости советских воинов и населения города, попытки гитлеровцев взять Севастополь штурмом вплоть до июля 1942 года не увенчались успехом. Существенную роль в этом сыграла отечественная авиация, напряженный и опасный, изнурительный труд авиатора-черноморца.

Так, например, штурман авиации Черноморского флота В.И. Коваленко, воевавший в осажденном Севастополе на гидросамолете МБР-2, вспоминает: «У наших соседей-истребителей МБР-2 вызывал снисходительную улыбку: «Каракатица!» Самолет и вправду не поражал воображения: фанерная лодка, оклеенная тонкой тканью и покрытая серебристым лаком; мотор, словно большой жук на тонких ножках, установлен над фюзеляжем сверху, чтобы не заливало водой при взлете и на посадке; винт – толкающий, скорость не превышала двухсот километров в час.

В общем, это был настоящий небесный тихоход, к тому же и вооруженный всего двумя пулеметами ШКАС калибра 7,62 миллиметра, из которых один был установлен впереди, в кабине штурмана, а второй – в хвостовой части, у стрелка-радиста. Впрочем мы, молодые летчики, гордились своей машиной, называли ее шутливо-ласково «коломбина» и верили: на нашей «коломбине» тоже можно совершать большие дела в осажденном Севастополе…

Скучать нам не приходилось. Каждая ночь была переполнена боевой работой. Летали много, с огромным рвением. Бомбили аэродромы врага. Это, пожалуй, была главная задача нашего 116-го авиаполка, вооруженного самолетами МБР-2. Прав был генерал Остряков: эти «фанерные броненосцы» действительно оказались неплохими ночными бомбардировщиками… Выполняли мы и другие задания. Наносили удары по передовой линии и ближайшим тылам противника.

Эти вылеты требовали особенно точной ориентировки на местности, потому что приходилось бомбить цели, расположенные в непосредственной близости от нашей передовой. Полеты организовывались так: район наибольшей активности врага или предполагаемого скопления его сил разбивался на квадраты, на каждый квадрат выделялась группа самолетов из пяти-шести машин. Задача: в течение ночи не давать передышки немцам, без конца «бить по мозгам».

Мы набирали полные патронные ящики пулеметных лент, под плоскости вешали по шесть 50-килограммовых бомб – фугасных или осколочных, стрелки-радисты брали в задние кабины мелкие осколочные бомбы или шарообразные ампулы с зажигательной жидкостью КС. Вылетали с наступлением темноты. Цель обычно находилась рядом, всего в 10-15 километрах от аэродрома, а то и ближе.

На небольшой высоте (400-500 метров) заходили, как правило, со стороны моря, чтобы лучше сориентироваться, находили свой квадрат. Присматривались, нет ли орудийных вспышек, не заметно ли передвижений. На следующем заходе сбрасывали одну бомбу, стрелок-радист по команде штурмана кидал пару осколочных или ампулу. Если замечали какое-либо движение, снижались и обстреливали врага из пулеметов… Иногда заходы повторяли пять-шесть раз. Находились над целью 30-40 минут. Потом уходили на аэродром, а на смену приходил другой экипаж. Такая «карусель» длилась всю ночь» [29].

Как чрезвычайно эффективное оружие проявили себя ампулы с зажигательной смесью, которые стрелки-радисты разбрасывали над расположением противника вручную. Пленный немец рассказывал, что «эти огненные налеты нас сводят с ума. После налета ночных бомбардировщиков все вокруг горит: трава, деревья, люди, земля. От огня нет спасенья, его ничем потушить нельзя. Это хуже самого страшного артналета, наши солдаты теряют рассудок. Ничего подобного нам раньше встречать не приходилось» [30].

Риск сопровождал летчика-черноморца буквально в каждом небесном квадрате. Опасность таили не только вражеские самолеты и зенитные орудия, но и сама морская стихия: «Приближаемся к Севастополю. У мыса Сарыч, который крутой скалой обрывается в темно-синие воды Черного моря, свирепствует шторм. Ветер с такой силой срывает брызги с гребней волн, что на поверхности воды образовалось сплошное серо-дымчатое покрывало…откажи сейчас мотор, и никакое мастерство пилота не спасет, самолет при посадке в такой шторм разлетится в щепки» [31]…

 

 

Примечания
1. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область / Пред. ред. колл. Л.Д. Солодовник. – К.: Институт истории АН УССР, 1974. – С. 47, 138.

2. Крым в Великой Отечественной войне 1941–1945 / Сост. В.К. Гарагуля, И.П. Кондранов, Л.П. Кравцова. – Симферополь: Таврия, 1994. – С. 5.

3. Мироненко А.А., Багров В.Н. Авиация Военно-Морского Флота в Великой Отечественной войне. – М.: Знание, 1986. – С. 13.

4. Горбачев С. Готенланд – «Крымская Готия» // Остров Крым. – 1999. – № 6. – С. 39.

5. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область. – С. 136-137.

6. Там же. – С. 138.

7. Качинская летная школа – одно из наиболее авторитетных летных подготовительных учреждений в Российской империи и СССР в предвоенный период (1910 – 1941). Находилась в поселке Кача недалеко от Севастополя. Центр авиационной теории и практики. В 1934 году здесь испытывал новые истребители В.П. Чкалов. Выпускниками школы стали 250 Героев Советского Союза, в их числе трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин, двенадцать дважды Героев – Амет-Хан Султан, М.З. Бондаренко, Д.Б. Глинка, А.Т. Карпов, А.И. Колдунов, Г.П. Кравченко, Б.Ф. Сафонов, Я.В. Смушкевич, И.Н. Степаненко, С.П. Супрун, П.А. Таран, В.А. Шаталов.

8. И-15 – советский истребитель бипланной схемы (две несущих плоскости) конструкции «короля истребителей» Н.Н. Поликарпова (1892-1944). «Боевое крещение» прошел осенью 1936 г. в Испании. Машины этой конструкции там называли «Чато» (курносый). Использовались советским командованием в Китае, на Халхин-Голе, в советско-финской войне 1939-1940 гг. К началу Великой Отечественной войны (ВОВ) И-15 существенно устарел. Тем не менее, он ограниченно использовался в начальный период ВОВ в качестве истребителя и штурмовика. Всего произведено 2793 машины. Летные характеристики: взлетный вес – 1730 кг, максимальная скорость у земли – 327 км/ч, максимальная скорость на высоте 3500 м. – 379 км/ч, дальность – 520 км, потолок – 9300 м, длина – 6,27 м, размах крыльев – 10,18 м, вооружение – 4 пулемета по 7,62 мм, бомбы – 200 кг, могли устанавливаться также реактивные снаряды (РС), которых не было у самолетов люфтваффе. И-15 послужил основой для разработки Н.Н. Поликарповым истребителя И-153 «Чайка» – последнего советского серийного истребителя бипланной схемы (верхняя несущая плоскость имела форму крыла чайки). Максимальная скорость этой машины возросла до 427 км/ч. В начальный период ВОВ «Чайки» использовались в качестве истребителя и штурмовика, и, подобно своему предшественнику-прототипу, несли большие потери.

9. И-16 – первый в мире скоростной истребитель, созданный в 1933 году Н.Н. Поликарповым. Без преувеличения, эта машина стала эпохальной в истории мировой авиации. Схема, предложенная выдающимся конструктором – одномоторный моноплан с низко расположенным крылом и убирающимся шасси легла в основу почти всех истребителей Второй мировой войны. И-16 был любимой машиной знаменитого летчика-испытателя В.П. Чкалова (1904-1938), который фактически дал ему путевку в жизнь. Истребители И-16 воевали в Испании, Китае, Монголии, принимали участие в советско-финской войне и боях начального периода ВОВ. К началу Великой Отечественной эти самолеты, прозванные нашими летчиками «ишачками», уже устарели и уступали истребителям фашистской Германии. На И-16, в авиации Северного флота, блестяще сражался один из величайших советских асов Б.Ф. Сафонов (1915-1942), который первым из отечественных пилотов уже в мае 1942 года имел на личном боевом счету 30 самолетов врага и 3 самолета, сбитых в групповых боях, и был первым из тех, кому дважды было присвоено звание Героя Советского Союза (второй раз посмертно). В период с 1934 по 1942 год было произведено 9 450 истребителей И-16 в 15 модификациях. Летные характеристики истребителя И-16 тип 24: взлетный вес – 1882 кг, максимальная скорость у земли – 415 км/ч, максимальная скорость на высоте 4800 м. – 470 км/ч, дальность – 440 км, потолок – 9900 м, длина – 6,13 м, размах крыльев – 9 м, вооружение – 2х7,62 мм синхронных пулемета ШКАС, 2х7,62 мм крыльевых пулемета ШКАС (или 2х20 мм крыльевых пушки ШВАК), 6х82 мм реактивных снарядов.

10. Приведенное в мемуарах И.Н. Степаненко свидетельство исключительно важно как фактически опровергающее расхожие концепции из нашумевших книг бывшего советского разведчика (ныне гражданина Великобритании) В. Резуна (выступающего под литературным псевдонимом «Виктор Суворов»). Так, в книге «День «М» (Черкассы, 1994) Суворов утверждает, что советских летчиков «не готовили к войне оборонительной. Их…не готовили к отражению агрессии и ведению воздушных боев» (С. 184). Как видно из приведенных в статье слов И.Н. Степаненко, которого готовили как раз перед войной, в советских летных школах преподавали стратегию именно войны оборонительной, основанной на использовании контрудара.

11. Степаненко И.Н. Пламенное небо / Лит. запись и авториз. пер. с укр. Т.Я. Прошака. – К.: Политиздат Украины, 1983. – С. 21-22.

12. Мироненко А.А., Багров В.Н. Указ. соч. – С. 5.

13. И.К. Макаров, Г.В. Парамонова, С.Ф. Зарубин. Музей Краснознаменного Черноморского флота. Путеводитель. Изд. второе, дополненное. – Симферополь: Таврия, 1977. – С. 45.

14. Там же. – С. 46.

15. МиГ-3 – высотный советский истребитель конструкции А.И. Микояна (1905-1970) и М.И. Гуревича (1892/93-1976). Прототип этой машины появился уже в 1938 г. как результат конкурса ВВС СССР на создание высотного истребителя-перехватчика. Отметим, что сам по себе факт заинтересованности руководства СССР в создании ярко выраженного истребителя ПВО свидетельствует не об агрессивных планах, а именно о планах оборонительных. Примечательно, что командование вооруженных сил фашистской Германии перед началом войны не планировало создавать аналогичный истребитель. Миг-3 активно использовался в 1941-1943 гг. под Москвой, в Крыму, а также на Брянщине, Кубани и в Молдавии. Всего произведено 3272 экземпляра. Обладал исключительной ремонтоспособностью. Уступал немецким истребителям на ключевых – малых и средних высотах. На этом самолете одержал свои первые победы прославленный советский ас, трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин (1913-1985). Летные характеристики: взлетный вес – 3350 кг, максимальная скорость у земли – 500 км/ч, максимальная скорость на высоте 7000 м. – 640 км/ч, дальность – 1195 км, потолок – 12000 м, длина – 8,25 м., размах крыльев – 10,3 м, вооружение составляли 1 пулемет – 12,7 мм, 2 пулемета – 7,62 мм, реактивные снаряды (РС) – 2х3 шт. См. также: Ишин А.В. В крымском небе войны // Крымские известия. – 2 августа 2003 г. – С. 5.

16. Хейнкель-111 (Хе-111) – самый массовый средний бомбардировщик Германии начала Второй мировой войны, принимал участие в боевых действиях вплоть до ее окончания. Спроектирован на фирме «Хейнкель». Летные характеристики: взлетный вес – 14 000 кг, максимальная скорость у земли – 360 км/ч, максимальная скорость на высоте 6000 м. – 405 км/ч, дальность – 2000 км, потолок – 8000 м, длина – 16,4 м, размах крыльев – 22,6 м, вооружение составляли 5 пулеметов – 7,92 мм, а также бомбы разного калибра весом до 2000 кг. Хе-111 активно использовался также в качестве разведчика и воздушного торпедоносца.

17. Коваленко В.И. Крылья Севастополя: Зап. авиац. штурмана / Предисл. В.И. Ракова. – К.: Политиздат Украины, 1988. – С. 70-71.

18. Мироненко А.А., Багров В.Н. Указ. соч. – С. 16.

19. И-5 – этот истребитель-биплан был спректирован Н.Н. Поликарповым (1892-1944) совместно с Д.П. Григоровичем (1883-1938). Состоял на вооружение до 1938 года, после чего был переведен в учебные части и училища. Сложная стратегическая обстановка обусловила необходимость его ограниченного использования в боевых действиях в начальный период ВОВ. Всего произведено 803 экземпляра. Летные характеристики: взлетный вес – 1355 кг, максимальная скорость у земли – 278 км/ч, максимальная скорость на высоте 3000 м. – 268 км/ч, дальность – 660 км, потолок – 7300 м, длина – 6,78 м, размах крыльев – 10,20 м, вооружение состояло из двух синхронных пулеметов и бомбовой нагрузки до 40 кг.

20. Мироненко А.А., Багров В.Н. Указ. соч. – С. 17; История городов и сел Украинской ССР. Крымская область. – С. 200.

21. Мироненко А.А., Багров В.Н. Указ. соч. – С. 17-18.

22. Пе-2 – основной фронтовой пикирующий бомбардировщик советской авиации в ВОВ. Создан под руководством В.М. Петлякова (1891-1942). Первоначально задумывался как высотный истребитель-перехватчик. Использовался всю Великую Отечественную войну, показывая высокие боевые характеристики. Превосходил немецкие аналоги. Применялся также для сопровождения морских транспортов. Всего произведено 11247 экземпляров. Летные характеристики: взлетный вес – 8700 кг, максимальная скорость у земли – 460 км/ч, максимальная скорость на высоте 3600 м. – 506 км/ч, дальность – 1250 км, потолок – 7800 м, длина – 12,66 м, размах крыльев – 17,10 м, вооружение состояло из двух наступательных пулеметов по 12,7 мм, одного оборонительного пулемета 12,7 мм, двух оборонительных пулеметов 2х7,62 мм, бомбовая нагрузка до 1000 кг.

23. Як 1 – один из первых новой предвоенной генерации советских истребителей Великой Отечественной войны, создан под руководством А.С. Яковлева (1906-1989). Являлся одним из наиболее распространенных советских истребителей, на котором воевала треть всех истребительных полков ВВС СССР, принимал участие в боевых действиях вплоть до окончания ВОВ. Як-1 стал первым советским самолетом, против которого у истребителей Германии не было летно-технических преимуществ. Як-1 отличала высокая маневренность и сильное вооружение, простота в управлении и доступность летчикам средней и даже ниже средней квалификации (в отличие от МиГ-3, И-15, И-16), возможность использования в ночных условиях без специального оборудования. На основе Як-1 А.С. Яковлев создал также истребители Як-7, Як-9, Як-3. Именно истребитель Як-3 (самый маневренный самолет Второй мировой войны) был выбран французскими летчиками полка «Нормандия-Неман» из всех, предложенных им советских истребителей и истребителей стран антигитлеровской коалиции. Истребители Як-3, Як-9 (некоторых модификаций), наряду с истребителем Ла-7 (конструктор С.А. Лавочкин) по праву считаются лучшими винтомоторными истребителями Второй мировой войны. Летные характеристики истребителя Як-1: взлетный вес – 2900 кг, максимальная скорость у земли – 523 км/ч, максимальная скорость на высоте 3850 м. – 590 км/ч, дальность – 950 км, потолок – 9500 м, длина – 8,48 м, размах крыльев – 10 м, вооружение состояло из мотор-пушки ШВАК 1х20 мм и синхронного пулемета УБС 1х12,7 мм. Всего произведено 8721 самолетов Як-1.

24. Коваленко В.И. Указ. соч. – С. 25.

25. Мироненко А.А., Багров В.Н. Указ. соч. – С. 16.

26. Швабедиссен В. Сталинские соколы: Анализ действий советской авиации в 1941–1945 гг. / Пер. с англ. – Мн.: Харвест, 2002. – С. 112.

27. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область. – С. 47, 139.

28. Там же. – С. 139.

29. Коваленко В.И. Указ. соч. – С. 23-24.

30. Там же. – С. 26.

31. Там же. – С. 10.

 

На фото вверху — автор,
Ишин Андрей Вячеславович, историк

 

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Уже не фантастика

«День чистого города»

Лидия МИХАЙЛОВА

«Бурленье говн»

Алексей НЕЖИВОЙ