Крымское Эхо
Архив

Русская авиация в крымском небе войны

Русская авиация в крымском небе войны

(ПОСВЯЩАЕТСЯ 70-ЛЕТИЮ ЗАВЕРШЕНИЯ ВТОРОЙ ГЕРОИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ СЕВАСТОПОЛЯ 1941-1942 ГГ.)*

После того, когда в мае 1942 года враг повторно захватил Керченский полуостров (напомним, что в конце декабря 1941 года в результате Керченско-Феодосийской десантной операции этот регион Крыма был освобожден войсками Красной Армии и Флота), положение защитников Севастополя стало особенно трудным. В Крым в помощь Манштейну был переброшен элитный 8-й воздушный корпус Вольфганга фон Рихтгофена, оснащенный 150-ю одномоторными пикирующими бомбардировщиками «Ю-87» [1], обладавшими чрезвычайно высокой точностью бомбометания и причинявшими огромный урон Черноморскому флоту (базировались на Сакском и Сарабузском аэродромах).

Гитлеровцы превосходили численность гарнизона Севастополя по всем показателям в два и более раза, по танкам – в двенадцать, по самолетам – в шесть раз (109 самолетов 3-й особой авиационной севастопольской группы против 600 немецких). При этом следует отметить, что лишь одна советская эскадрилья (12 самолетов) состояла из истребителей Як-1, по своим летным данным способных на равных сражаться с «Мессершмиттами (Ме-109) [2]». Кроме этого, начиная третий массированный штурм Севастополя, противник располагал мощными огневыми средствами. «В целом во второй мировой войне немцы никогда не достигали такого массированного применения артиллерии, как в наступлении на Севастополь», – вспоминает Манштейн [3].

Превосходство фашисткой авиации обусловило прекращение надводного сообщения Севастополя с материком. Подводные лодки не могли в полной мере выполнять транспортные функции надводных кораблей, хотя они смогли доставить в Севастополь около 4 тыс. тонн боеприпасов, продовольствия, горючего, а из города вывезли много раненых, женщин, детей, стариков [4].

В начале июня 1942 года войска Манштейна начали последний штурм города-крепости. 3 июня по Севастополю был нанесен мощный артиллерийский удар, при этом было задействовано 1300 орудий [5]. Со 2 по 7 июня немецкая авиация сбросила на Севастополь более 45 тыс. бомб. В разгар июньских боев звание Герой Советского Союза получили командир эскадрильи гвардии капитан М.В. Авдеев, командир авиазвена старший лейтенант Г.В. Москаленко, сбившие по 15 вражеских самолетов каждый.

Нескольким отважным пилотам, в том числе генерал-майору Н.А. Острякову звание Героя было присвоено посмертно. Чудеса мужества в воздушных схватках над Севастополем демонстрировали летчики Ф.Ф. Герасимов, М.И. Гриб, А.А. Губрий, К.С. Алексеев, В.Н. Куликов, Ф.Н. Тургенев и другие [6].

Несмотря на мужество и героизм защитников главной базы Черноморского флота, подавляющее численное превосходство фашистов обусловило постепенное сжатие блокадного кольца, что привело к острой нехватке продовольствия и боеприпасов в Севастопольском гарнизоне. 30 июня Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение об эвакуации Севастополя.

Часть войск из-за отсутствия плавучих средств вывезти не удалось. Оставшиеся воины продолжали сражаться с гитлеровцами до 9-12 июля. Одна из ярчайших страниц Великой Отечественной войны была закрыта.

О значении Севастопольской обороны говорилось в сообщении Советского Информбюро от 4 июля 1942 года: «За все 8 месяцев обороны Севастополя враг потерял до 300 тыс. своих солдат убитыми и ранеными… Сковывая большое количество немецко-румынских войск, защитники города спутали и расстроили планы немецкого командования. Железная стойкость севастопольцев явилась одной из важнейших причин, сорвавших пресловутое «весеннее наступление» немцев. Гитлеровцы проиграли во времени, в темпах, понесли огромные потери людьми» [7].

За время обороны Севастополя авиация Черноморского флота произвела 16234 самолето-вылета, уничтожила до 7 полков вражеской пехоты, 115 танков и бронемашин, 1522 автомашины, 104 артиллерийских орудия и множество другой боевой техники. В воздушных боях авиаторы-черноморцы уничтожили 213, на аэродромах – 225 и повредили 108 самолетов фашистской Германии [8]. Так завершился оборонительный этап воздушных боев за Крым.

Оставление Крымского полуострова (оставшиеся самолеты 29 июня 1942 года передислоцировались на аэродромы Северного Кавказа [9]) не означало прекращения борьбы советской военной авиации за Крым. Воздушные транспорты поддерживали связь с крымскими партизанами, которым сбрасывали оружие, боеприпасы, продукты, обмундирование, эвакуировали раненых и больных [10].

Бомбардировщики и торпедоносцы Черноморского флота атаковали немецкие портовые сооружения и транспортные суда. По мнению гитлеровских командиров, в 1943 году Черное море было единственной областью, где активно действовали советские бомбардировщики. Особое внимание уделялось морскому сообщению из Одессы и Констанцы в Крым [11]. До конца 1943 года летчики-черноморцы потопили 49 кораблей и транспортных судов врага и повредили 18. Из боевых кораблей были потоплены подводная лодка, 2 тральщика, 3 торпедных и 23 сторожевых катера [12].

При выполнении подобных операций с успехом использовался основной советский дальний бомбардировщик и торпедоносец Ил-4 (ДБ-3) [13]. Так, 7 октября 1943 года пятерка Ил-4 вылетела в район 150 км юго-западнее мыса Тарханкут (находится в северо-западной части Крыма). Воздушная разведка обнаружила в этом районе вражеский танкер, находящийся под охраной двух истребителей и шести тральщиков. После успешной атаки советских бомбардировщиков танкер взорвался [14].

В ходе Великой Отечественной войны советская авиация неуклонно совершенствовалась, улучшались летно-технические характеристики боевых машин, повышались их надежность и количественный состав, росло мастерство и опыт пилотов. На вооружении советского воздушного флота появились такие прекрасные самолеты, как модернизированные штурмовики Ил-2 [15], истребители Як-9 и Ла-5 [16], что предопределило завоевание нашей авиацией господства в воздухе, засвидетельствованное в ходе битвы на Курской дуге летом 1943 года.

Как отмечает в своих воспоминаниях выдающийся советский авиаконструктор А.С. Яковлев, к середине 1943 года Военно-Воздушные Силы СССР по количеству самолетов на фронте уже превосходили немецко-фашистскую авиацию в два раза [17]. А.С. Яковлев пишет: «С первых дней Орловско-Курской битвы наша авиация надежно прикрывала наземные войска, срывала стремительный прорыв танковых колонн противника и тем самым обеспечила возможность наземным войскам через несколько дней перейти в контрнаступление, закончившееся трагически для немецко-фашистской армии в этом великом сражении.

Уже на третий день боев несколько сот наших самолетов – штурмовиков, бомбардировщиков, пикировщиков – в сопровождении массы истребителей буквально потрясли мощным бомбовым ударом, смешали с землей не только передний край фашистов, но также и танковые колонны на подходе из тыла, еще до их соприкосновения с нашими войсками. Выдающуюся роль в этом сыграли летчики-штурмовики на самолетах ИЛ-2…

Напуганные отвагой наших летчиков и высокими качествами советских истребителей, гитлеровцы даже в тех случаях, когда в тот или иной момент они оказывались в воздухе с большим численным преимуществом, предпочитали уклоняться от боя. Сохранились приказы вражеского командования с категорическим предписанием не принимать боя с советскими истребителями, особенно с модернизированными.

В этих приказах указывались приметы наших самолетов, чтобы немецкие летчики могли опознать их… Определилось полное господство в воздухе нашей авиации» [18]. За период с 5 июля по 23 августа 1943 года на советско-германском фронте силы люфтваффе понесли катастрофические, невосполнимые, потери – 3700 самолетов [19].

Овладение общей стратегической инициативой позволило войскам Красной Армии перейти к освобождению захваченных гитлеровцами территорий, в том числе – Крымского полуострова.

Осенью 1943 года советские войска вышли на подступы к Крыму.

В ночь на 1 ноября 1943 года части 318-й стрелковой дивизии 18-й армии, а также части морской пехоты форсировали Керченский пролив и высадились в районе села Эльтиген (южнее Керчи). Десантники с боями закрепились на небольшом плацдарме, получившем впоследствии название «Огненной земли».

В ночь на 3 ноября северо-восточнее Керчи высадился основной десант – силы 56-й армии, которые действовали совместно с моряками Азовской военной флотилии. 36 дней и ночей шли страшные бои на «Огненной земле» (12 декабря 1943 года десантники были сняты подошедшими советскими кораблями), в ходе которых Эльтигенский десант, отвлекая на себя крупные силы противника, помог главному десанту создать на восточном берегу Крыма плацдарм для будущего широкого наступления Красной Армии. В течение пяти месяцев советские войска вели ожесточенные бои, направленные на расширение этого плацдарма [20].

Огромная роль в общем успехе Керченско-Эльтигенской десантной операции принадлежала советской военной авиации, подразделения которой не только прикрывали десантников с воздуха, оказывая им огневую поддержку, но и осуществляли снабжение высадившихся на крымское побережье бойцов. Так, Эльтигенскому десанту по воздуху было доставлено более 350 т. различных грузов [21].

Геройски сражались на этом направлении летчицы 46-го гвардейского Таманского женского полка ночных бомбардировщиков (фашистская пропаганда называла их «ночные ведьмы»), авиаторы 230-й Краснознаменной Кубанской штурмовой авиационной дивизии, пилоты 11-й Новороссийской штурмовой авиационной дивизии.

О событиях тех дней до нас дошли воспоминания непосредственных участников воздушных схваток за Керченский плацдарм.

Вспоминает прославленная летчица, гвардии лейтенант, штурман А.С. Попова (365 боевых вылетов, в том числе на Керчь и Севастополь): «Перед уходом на пенсию я заболела от одной только мысли: как это я не буду работать? Приехал врач, сделали мне кардиограмму, и меня спрашивают:

— Вы когда перенесли инфаркт?
— Какой инфаркт?
— У Вас все сердце в рубцах.

А эти рубцы, видно, с войны. Ты заходишь над целью, тебя всю трясет. Все тело покрывается дрожью, потому что внизу огонь: отовсюду стреляют. Несколько девушек вынуждены были уйти из полка, не выдержали.

Летали мы в основном ночью. Какое-то время нас попробовали посылать на задания днем, но тут же отказались от этой затеи. Наши По-2 [22] подстреливали из винтовки. Делали до двенадцати вылетов за ночь. Я видела Покрышкина, когда он прилетал из боевого полета. Это был крепкий мужчина, ему не двадцать лет и не двадцать три, как нам.

Но пока самолет заправляли, техник успевал снять с него рубашку и выкрутить. С нее текло, как будто он под дождем был. Можете себе представить, что было с нами. Прилетишь и не можешь даже из кабины выйти, нас вытаскивали. Не могли даже планшет нести, тянули его по земле. После выполнения задания самолет оставался на земле несколько минут. И снова – в воздух. Представьте, каково было нашим девушкам-оружейницам. Им надо было за эти несколько минут четыре бомбы – это четыре сотни килограммов – подвесить к машине вручную» [23].

Важно подчеркнуть, что советским авиаторам приходилось действовать в необычайно сложных боевых и погодных условиях. Вспоминает курсант, комсорг авиаполка С.В. Цукасов, непосредственно участвовавший в боевых вылетах: «Штурмовикам предстояло прикрыть огнем измотанных до крайности эльтигенцев. Хотя за ночь земля немного подмерзла, нагруженные машины разбегались с трудом, будто нехотя, и, натужно форсируя моторы, отрывались лишь на самом обрыве к морю. Один из «Илов», не справившись с этим тяжелым взлетом, ухнул вниз прямо на омытые волнами скалы – загромыхали взрывы <…>» [24].

Вспоминает кавалер орденов Славы, воздушный стрелок 230-й Кубанской штурмовой авиадивизии Г.А. Литвин (на штурмовике Ил-2 сбил в небе Эльтигена два фашистских истребителя): «Утром и днем 1 ноября враг пытался сбросить десант в море. Это видели летчики и сообщали по радио, что десантники сражаются. На помощь им была брошена авиация, в том числе и наш полк.

На Эльтиген шестерку Ил-2 опять повел Тамерлан Ишмухамедов (Герой Советского Союза – А.И.). Вот и Керченский пролив. Внизу коса Тузла, а далее, весь в огне, Эльтиген. К берегу идут мелкие суда. По ним стреляет вражеская артиллерия. Летим со снаряжением. Облачность низкая, море штормит. Выскочив на сушу, открываем огонь по атакующей пехоте противника. Хорошо видно, что от Керчи движутся резервы. Тамерлан ведет группу к наступающим танкам, командует:

— Бомбы сбрасывать на танки, потом штурмовать пехоту!

После бомбометания наблюдаем костры – три танка горят. Снижаемся, расстреливаем пехоту. Еще заход! Мы уже так низко, что видно, как в контратаку устремляются моряки, сбрасывая на бегу бушлаты… В это время с запада появляются немецкие истребители, за ними бомбардировщики, а через пролив с Кубани летят наши бомбардировщики, штурмовики и истребители… Потери у нас большие.

Немцы встречают «илы» заградительным огнем крупнокалиберной зенитной артиллерии и счетверенных 20-миллиметровых установок «эрликонов». 8 декабря сбиты младший лейтенант Лебедев и воздушный стрелок Кравцов. Их самолет упал у подножия горы Митридат прямо на атакующих немцев. Погиб младший лейтенант Мансур Зиянбаев. Его самолет был подбит зениткой, приводнился в Керченском проливе и пошел на дно вместе с летчиком. Во второй открытой кабине находился воздушный стрелок сержант Алясов. Его выбросил из морской пучины надувной жилет. На помощь бросились моряки, спасли, отогрели, и он возвратился в полк…» [25].

Для атаки вражеских судов, блокировавших десант с моря, активно и успешно применялось топмачтовое бомбометание. По воспоминаниям С.В. Цукасова, «это подобно действиям торпедоносцев: пикируя, самолет выходит впритирку к волнам на бреющий полет; сброшенные перед самой целью бомбы, получив от большой скорости машины огромную силу инерции, горизонтально ударяются о воду, рикошетом отскакивают и, подобно торпеде, но только по поверхности, скользят к борту.

Самолету остается лишь, опережая взрыв, буквально перескочить через мачты корабля, отчего этот способ и получил название топмачтового» [26]. Флот противника стал нести весьма ощутимые потери.

В ноябре 1943 года войсками 4-го Украинского фронта также был захвачен плацдарм, который находился за Турецким валом. С воздуха этот участок освобожденной крымской земли прикрывали пилоты 8-й воздушной армии, в ряду которых сражался прославленный советский ас, трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин (59 побед). Приведем его воспоминания об этих событиях: «…части генерала Крейзера (командующий 51-й армии – А.И.) сломили сопротивление гитлеровцев, форсировали Сиваш и захватили большой плацдарм в северной части Крыма…

Их пыталась уничтожить вражеская артиллерия. По хмурому небу к ним пробивались «юнкерсы» [27] с тяжелыми фугасами… в нужный момент над Сивашем появлялись крупные силы наших истребителей и успешно отражали налеты врага… На наши переправы бомбы больше не падали. Зато в Сиваш падали горящие «юнкерсы». В плохую погоду, когда над Сивашем в воздухе было спокойно, я уходил с Голубевым на «охоту» в море.

Низкие облака, не позволяющие авиации действовать на линии фронта, не мешали немецким самолетам поддерживать связь Крыма с Одессой, а нам с Голубевым – «охотиться» за ними… Каждый раз, когда я смотрел за борт и видел темное, штормовое море, я на какие-то секунды отключался от восприятия звуков мотора – меня поглощала страшная стихия воды… Берег давно остался позади. Чтобы обнаружить предполагаемый маршрут пролета вражеских самолетов, мы начали бродить над морем, то и дело меняя курс. И вдруг <…>

Он шел левее и чуть выше нас, под самыми облаками. Это был крупный трехмоторный «юнкерс-52» [28]. Прижимаясь к воде, я подкрался к нему очень близко, но он никак на это не реагировал. Экипаж бомбардировщика, видимо. И не предполагал, что в такую погоду над морем могут оказаться наши истребители. Первая очередь заставила «юнкерса» опуститься к воде. После второй он загорелся и рухнул в море.

Раздался взрыв, по воде разлилось пламя. Через несколько минут мы встретили другого «юнкерса»… Атакую «юнкерса» в «живот». От его крыла тянется тоненькая струйка дыма. Я проскакиваю под падающим самолетом, разворачиваюсь и вижу: еще один костер заполыхал над волнами» [29]…

* Продолжение: Русская авиация в крымском небе войны http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8625

(продолжение следует)

 

Примечания:

1. Ю-87 – двухместный одномоторный пикирующий бомбардировщик Ю-87 «Stuka» был разработан на германской самолетостроительной и двигателестроительной фирме «Юнкерс» (1919-1945) в ходе выполнения конкурсного задания, данного Министерством Авиации Германии в 1933 году. «Пикирующий боевой самолет», сконструированный Германом Польманом, был принят на вооружение в начале 1937 года. Отличительными особенностями этого самолета были неубирающиеся шасси, за что советские бойцы прозвали его «лапотником» или «лаптем», а также крыло в форме «обратной чайки». «Штуки» успешно начали свою боевую карьеру во время гражданской войны в Испании.

Вопреки утверждениям В. Суворова, что эти самолеты якобы были эффективны только в «чистом небе», бомбардировщики Ю-87, несмотря на свою уязвимость, успешно использовались всю Вторую мировую войну на всех фронтах. Так, в частности, в 1943 году была создана очередная модификация «лапотника» — Ю-87 Г, который теперь превратился в эффективного истребителя бронетехники, что проявилось в сражении на Курской дуге. На Ю-87 Г воевал самый знаменитый немецкий ас Хайнц Ульрих Рудель, уничтоживший 519 единиц бронетехники. Летные характеристики машины Руделя: взлетный вес – 6600 кг, максимальная скорость у земли – 320 км/ч, максимальная скорость на высоте 4000 м. – 340 км/ч, дальность – 2000 км, потолок – 7500 м, длина – 11,50 м, размах крыльев – 15 м, вооружение составляли 2 пушки под фюзеляжем калибра 37 мм, два пулемета по 7,9 мм. Предшествующие модификации имели бомбовую нагрузку до 1000 кг.

2. Ме-109 – в 1935 – 1945 годах был основным истребителем люфтваффе. Этот самолет построен знаменитым немецким конструктором и промышленником Вилли Мессершмиттом (1898-1978). Всего было выпущено 33 тыс. Ме-109 разных модификаций. Советские воины называли этот самолет «мессер», «худой» (за вытянутую форму фюзеляжа), «желтобрюхий» (за характерный окрас).

В начальный период Великой Отечественной войны он господствовал в советском небе, но приблизительно с 1942 года постепенно уступал советским истребителям в классе. Летные характеристики модификации Ме-109 Е («Эмиль»), основной на 1941 год: взлетный вес – 2670 кг, максимальная скорость у земли – 470 км/ч, максимальная скорость на высоте 6000 м. – 555 км/ч, дальность – 480 км, потолок – 11000 м, длина – 8,7 м, размах крыльев – 9,9 м, вооружение состояло из двух пулеметов по 7,92 мм и двух крыльевых пушек 2х20 мм.

3. Крым в Великой Отечественной войне 1941–1945. – С. 35-36.

4. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область. – С. 143.

5. Митчем С. Фельдмаршалы Гитлера и их битвы. / Пер. с англ. И. Соколова, А. Бушуева, Т. Бушуевой, С. Минкина. – Смоленск: Русич, 1998. – С. 339.

6. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область. – С. 143.

7. Там же. – С. 144 -145.

8. Мироненко А.А., Багров В.Н. Авиация Военно-Морского Флота в Великой Отечественной войне. – С. 19.

9. Великая Отечественная война Советского Союза 1941–1945: Краткая история. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Воениздат, 1984. – С. 143.

10. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область. – С. 50.

11. Швабедиссен В. Сталинские соколы: Анализ действий советской авиации в 1941–1945 гг. – С. 312.

12. Мироненко А.А., Багров В.Н. Указ. соч. – С. 44.

13. Ил-4 (ДБ-3) – основной советский дальний (стратегический) бомбардировщик (два двигателя), конструктор С.В. Ильюшин (1894-1977). ДБ-3 активно использовался в советско-финской войне и на протяжении всей Великой Отечественной войны. Зарекомендовал себя не только как хороший бомбардировщик, но и как хороший торпедоносец, транспортный и разведывательный самолет. Участвовал в авианалетах на Берлин в августе 1941 года. Летные характеристики: взлетный вес – 9470 кг, максимальная скорость у земли – 340 км/ч, максимальная скорость на высоте 6000 м. – 453 км/ч, дальность – 3800 км, потолок – 8700 м, длина – 14,76 м, размах крыльев – 21,44 м, вооружение состояло из трех пулеметов ШКАС 3х7,62 мм, бомбовая нагрузка до 2700 кг.

Всего построено 6883 таких бомбардировщика. Упоминавшийся выше автор В.Суворов утверждает, будто бы «Сталин уничтожил свою стратегическую авиацию»; будто бы готовясь к «агрессивной» войне, отказался запустить в массовое производство якобы «неуязвимый» четырехмоторный бомбардировщик ТБ-7 (Пе-8) (См.: Суворов В. День «М». – Черкассы: Інлес, 1994. – С. 21-30). В этой связи важно отметить, во-первых, что советской промышленностью было построено 79 (по другим данным 91 экземпляр) бомбардировщиков ТБ-7 (Пе-8) конструкции В.М. Петлякова, что для машин такого класса вовсе не является маленькой цифрой.

Кроме этого, нужно особо подчеркнуть, что наряду с Ил-4 (ДБ-3) и ТБ-7, советская дальняя бомбардировочная авиация включала в свой состав также четырехмоторные бомбардировщики ТБ-3 (819 экз.) и двухмоторные Ер-2 (462 экз.). Поэтому тезис об уничтожении стратегической авиации представляется нам надуманным. Во-вторых, выстраивая свою концепцию, Суворов значительно завысил летные характеристики ТБ-7. Имея потолок 8400 м (см.: Швабедиссен В. Указ. соч. – С. 469), ТБ-7 проигрывал в этой важнейшей характеристике не только немецким, но и устаревшим советским истребителям, а также бомбардировщику Ил-4.

Как отмечает немецкий генерал В. Швабедиссен, обобщивший материалы немецкой разведки периода Второй мировой войны и воспоминания гитлеровских пилотов, «старые модели ТБ-3, 5,6 и 7 уступали немецким самолетам во всех отношениях и в качестве бомбардировщиков могли использоваться только ночью и в благоприятных метеоусловиях» (см.: Швабедиссен В. Указ. соч. – С. 20).

В-третьих, хорошо известно, что в августе 1941 года самолеты ТБ-7, Ил-4 и Ер-2 совершали налеты на Берлин. Как вспоминает прославленный советский ас-бомбардировщик, участвовавший в этих налетах, А.И. Молодчий (1920-2002), «первый вылет действительно прошел удачно – немцы не ожидали, что советские самолеты заберутся в такую даль…принимая за своих… Потом к налетам подключили спешно сформированную для этого 81-ю авиадивизию…первый же вылет окончился разгромом – на базу вернулись считанные машины… Тем не менее бомбардировки Берлина продолжались почти каждую ночь в течение месяца, пока немцы не захватили остров Сааремаа» (см.: Факты, 8 августа, 2001 г.).

Таким образом, становится вполне очевидным, что бомбардировки глубоких тылов противника не могли в стратегическом отношении повлиять на ход Великой Отечественной войны. Если бы советское командование пошло на «вариант Суворова (Резуна)», начав неограниченный выпуск стратегических бомбардировщиков (в ущерб, естественно, другим видам авиации), то страна очень скоро бы осталась не только без имеющейся стратегической авиации, но и без сухопутных и морских сил, так как прикрывать их с воздуха могут только легкие и маневренные машины.

14. Мироненко А.А., Багров В.Н. Указ. соч. – С. 45.

15. Ил-2 – первый в мировой практике бронированный штурмовик, конструктор С.В. Ильюшин (1894-1977). Один из основных самолетов советских ВВС в годы Второй мировой войны. Использовались всю войну и оставались на вооружении в течение нескольких послевоенных лет. Ил-2 принимал участие и в обороне, и в освобождении Крыма. Всего произведено 36163 экземпляра разных серий.

По определению самого конструктора, самолет представлял собой «летающий танк». Штурмовик Ил-2 был, по сути, целиком защищен броней, при этом применялась экранированная броня, которая в отличие от монолитной танковой, состояла из двух листов, разнесенных друг от друга на несколько миллиметров. Это предопределило необыкновенную живучесть машины. Иногда у вернувшегося с боевого задания штурмовика насчитывали до полутысячи пробоин.

В серийное производство был запущен первоначально в одноместном варианте, затем – в двухместном (летчик и воздушный стрелок). «Летающий танк» вооружался пушками, реактивными снарядами и бомбами на внешней и внутренней подвеске. Ил-2 как «самолет поля боя» был значительно лучше немецкого Ю-87, а также любых других машин как стран-сателлитов Германии, так и стран антигитлеровской коалиции. В мире ему не было равных. За колоссальный ущерб, который он причинял войскам противника, и поразительную живучесть немцы прозвали его «черной смертью» и «цементбомбером».

Приведем летные характеристики штурмовика Ил-2 (тип 3 М) 1943 года: взлетный вес – 6160 кг, максимальная скорость у земли – 403 км/ч, максимальная скорость на высоте 2500 м. – 414 км/ч, дальность – 685 км, потолок – 5500 м, длина – 11,6 м, размах крыльев – 14,6 м, вооружение составляли два пулемета 7,62 мм, один пулемет 12,7 мм, две пушки НС по 37 мм (конструкции А.Э. Нудельмана и А.С. Суранова, необычайно эффективны против танков противника), четыре реактивных снаряда, а также бомбы разного калибра до 200 кг.

16. Ла-5 – «Самолеты ЛА-5 были превосходные. У авиатора есть особое чутье, которым он воспринимает машину, ее мощную силу, покорность, все ее гармоническое совершенство. Я посматривал на гашетки пушек, на приборы и радовался», — так характеризует истребитель Ла-5 прославленный советский ас, Трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин (См.: Покрышкин А.И. Небо войны. Повесть фронтовых лет / Лит. запись А. Хорунжего. – Издание второе, переработанное. – М.: Молодая гвардия, 1968. – С.348). Истребитель был построен в конструкторском бюро С.А. Лавочкина (1900-1960).

Один из основных советских истребителей Второй мировой войны. Характеризуется исключительной надежностью, высокой маневренностью, мощностью вооружения и простотой в управлении. Пользовался заслуженной любовью советских пилотов. Трудно переоценить роль Ла-5 в завоевании советской военной авиацией господства в воздухе. Ла-5 блестяще проявил себя в Сталинградской и Курской битвах, внушая страх командованию люфтваффе и хваленым немецким «асам», зачастую предпочитавшим уклоняться от воздушного боя с этим истребителем.

Основные модификации – Ла-5Ф, Ла-5ФН. Всего произведено 10003 машины. Летные характеристики истребителя Ла-5ФН (1943 год): взлетный вес – 3265 кг, максимальная скорость у земли – 565 км/ч, максимальная скорость на высоте 6500 м. – 648 км/ч, дальность – 765 км, потолок – 11000 м, длина – 8,67 м, размах крыльев – 9,80 м, вооружение составляли две синхронные пушки ШВАК 2х20 мм.

17. Яковлев А.С. Цель жизни. (Записки авиаконструктора). Изд. 2-е, доп. – М.: Политиздат, 1970. – С. 352.

18. Там же. – С. 359-361.

19. Литвин Г.А. Я был воздушным стрелком. – Симферополь: Таврия, 1990. – С. 29.

20. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область. – С. 294 -296.

21. Мироненко А.А., Багров В.Н. Указ. соч. – С. 46.

22. По-2 (У-2) – «небесный тихоход», одномоторный универсальный самолет бипланной схемы, разработанный и построенный в СССР под руководством Н.Н. Поликарпова. С 1928 года применялся как учебный, санитарный, связной. Простой в управлении, неприхотливый и чрезвычайно дешевый в постройке, в годы Великой Отечественной войны прекрасно зарекомендовал себя также в качестве транспортного самолета, а, главное, в качестве двухместного легкого ночного бомбардировщика. Всего произведено около 40000 экземпляров. Летные характеристики: взлетный вес – 1400 кг, максимальная скорость у земли – 134 км/ч, дальность – 450 км, потолок – 1500 м, длина – 8,17 м, размах крыльев – 11,40 м, вооружение состояло из одного (всего лишь!) пулемета 7,62 мм, который устанавливался сзади, а также бомбовой нагрузки до 350 кг. Вся история этой машины красноречиво опровергает концепцию «самолета внезапного удара», выдвинутую бывшим советским разведчиком В. Суворовым (Резуном) с целью обоснования агрессивных, якобы, планов Советского Союза.

Напомним, что, анализируя конструкцию одномоторного ближнего бомбардировщика Су-2 (авиаконструктора П.О. Сухого (1895-1975)), который стал появляться в частях ВВС СССР перед Великой Отечественной войной, Суворов пришел к выводу, что появление самолета, имеющего фанерный корпус, слабо защищенного, свидетельствует только о том, что у руководства СССР созрели замыслы внезапного нападения на Германию, так как такая машина годится, якобы, только для первого удара по противнику, для молниеносного завоевания, таким образом, господства в воздухе (См.: Суворов В. Указ. соч. – С. 49, 111).

На самом же деле, крайне важно подчеркнуть, что Су-2 имел, по сравнению с По-2, значительно более сильное вооружение и летные характеристики. При этом По-2 начал разрабатываться в качестве легкого ночного бомбардировщика (ЛНБ) уже в ходе ВОВ и окончательная его доводка приходится только на 1942 год. Имея легкую и дешевую конструкцию, несмотря на подавляющее господство в воздухе гитлеровской авиации, По-2 проявил себя как эффективный бомбардировщик, который с успехом применялся советским командованием как до, так и после Великого Курского Перелома.

Немцы вплоть до конца Второй мировой не научились эффективно противостоять ночным налетам «рус фанер». Отметим также, что не только ближние бомбардировщики, но даже первые серии одного из лучших истребителей ВОВ Ла-5 имели деревянную конструкцию. Деревянные элементы присутствовали даже в конструкции бронированных «летающих танков» – штурмовиков Ил-2. Таким образом, строительство дешевых самолетов объясняется, на наш взгляд, не агрессивными планами руководства СССР, а жизненной необходимостью. Советский Союз вынужден был противостоять военно-экономической машине почти всего Европейского континента, оккупированного фашистской Германией.

23. Алексиевич С. У войны – не женское лицо // Наука и жизнь. – 1985. – № 5. – С. 25-26.

24. Цукасов С.В. День первый – день последний. – М.: Сов. Россия, 1988. – С. 138.

25. Литвин Г.А. Указ. соч. – С. 66-67, 85.

26. Цукасов С.В. Указ. соч. – С. 132-133.

27. Помимо одномоторного пикировщика Ю-87, фирма «Юнкерс» выпускала двухмоторный бомбардировщик Ю-88, спроектированный кострукторами В.Х. Эверсом и американцем Э. Гасснером, работавшим в Европе в 1935-1936 годах. В годы Второй мировой войны Ю-88 стал основным бомбардировщиком люфтваффе, активно использовался и в Крыму.

Всего было выпущено 15 тыс. таких бомбардировщиков. Летные характеристики на 1941 год: взлетный вес – 12111 кг, скорость у земли – 345 км/ч, максимальная скорость – 471 км/ч, дальность – 1800 км, потолок – 8140 м, длина – 14,4 м, размах крыльев – 20 м, вооружение состояло из четырех пулеметов 7,9 мм, бомб разного калибра весом до 1000 кг.

28. «Юнкерс-52» — трехмоторный военно-транспортный самолет, редко использовался и как бомбардировщик. Летные характеристики: взлетный вес – 11 050 кг, максимальная скорость у земли – 295 км/ч, максимальная скорость на высоте 1,400 м. – 305 км/ч, дальность – 1500 км, потолок – 5490 м, длина – 18,80 м, размах крыльев – 29,25 м, вооружение состояло из двух пулеметов: 1х13 мм, 1х7,9 мм.

29. Покрышкин А.И. Небо войны. Повесть фронтовых лет / Лит. запись А. Хорунжего. – Издание второе, переработанное. – М.: Молодая гвардия, 1968. – С. 322-325.

 

На фото вверху — автор,
Ишин Андрей Вячеславович, историк

 

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Война — это ненормально для человека»

.

Тест на профпригодность

«Ирод» — покоритель зрителей

.