Крымское Эхо
Архив

Русофобия в Европе просто на генетическом уровне

Русофобия в Европе просто на генетическом уровне

ТЕМ НЕ МЕНЕЕ С ЕС НУЖНО УЧИТЬСЯ РАЗГОВАРИВАТЬ

Сегодня Крым наводнен VIP-персонами: завтра, как было объявлено, состоится совещание президента Российской Федерации с депутатами Госдумы, в котором будут принимать участие все-все-все, так или иначе завязанные на решение судьбы полуострова. Обсудить есть что: и его безопасность (в СМИ уже вовсю обсуждают планы и сроки нападения Украины на эту часть России), и экономику (которая в более чем плохом состоянии), и социалку (понятно, что она не ограничивается, пусть и повышенными уже, пенсиями и пособиями), и много чего еще.
На этом фоне может затеряться визит в республику Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова — но мы своими скромными усилиями не дадим этому свершиться.
Русофобия в Европе просто на генетическом уровне
Все, кто мало-мальски следит за политическими событиями, знают Татьяну Аркадьевну, как минимум, [url=http://tatjana-zdanoka.livejournal.com/97796.html]по телеэфиру[/url]: она не раз выступала на российском телевидении. Нам остается лишь уточнить, что фактически она представляет в Европарламенте интересы всех русскоязычных жителей Евросоюза. Для читателей «Крымского Эха» уточню: одним из ближайших ее соратников является [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12433]Джульетто Кьеза[/url], чьи взгляды достаточно широко представлены на нашем сайте.

В Крым Татьяна Аркадьевна прибыла во время своих парламентских каникул — вместе с сопредседателем партии Русский союз Латвии Мирославом Митрофановым. Кстати, уже не в первый раз: евродепутат была в числе наблюдателей от ЕС на нашем референдуме 16 марта.

В этот приезд первым делом гости пообщались с Сергеем Аксёновым, который решил не расставаться со своим милым сердцу «Русским Единством» — только в российском минюсте РЕ сейчас регистрируется не как политическая партия, больше знакомая крымчанам, а как общественная организация. На встрече были обговорены ряд принципиальных моментов по сотрудничеству в рамках общих целей.

А затем и Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов побывали в Крымском экспертном клубе. Встреча, которую вел известный крымский политолог Александр Форманчук, длилась более полутора часов. Сказано было очень много чего интересного — мы же зафиксируем основные моменты разговора.

Европа и русский язык
18 февраля в Латвии прошел референдум о судьбе русского языка в стране. События на Украине для многих из нас отодвинули это событие на периферию — между тем, для русских, волею судеб оказавшихся в Евросоюзе, упорно не замечающем, как нарушаются их права на родной язык, этот референдум был знаковым. Поэтому первый же вопрос, прозвучавший от крымских экспертов, касался смысла этого референдума.

Татьяна Жданок: Мы ставили вопрос полностью в рамках европейской конвенции о правах меньшинств, то есть официальный статус языка на региональном уровне. В Европе идет постоянная борьба за проценты — какая доля населения, использующая в жизни тот или иной язык, должна быть в данной местности, чтобы их язык был признан официальным. Но государственный статус латышского языка успели закрепить в конституции, поэтому его нельзя изменить референдумом, поэтому Русский союз Латвии, понимая бесперспективность сложившейся ситуации, не был в числе инициаторов этого референдума.

Мирослав Митрофанов уточняет: «Почему вообще разрешили проведение референдума — у нас же государство не правовое, а легалистское. В чем разница: в том, что нормы закона выполняются абсолютно жестко. На тот момент норма закона разрешала проведение референдума по этому вопросу. По результатам референдума были изменены нормы закона, и сейчас подобные референдумы невозможны в принципе. Мы изначально сомневались [в необходимости его проведения], потому что инициаторами были нацболы. Но к ним потом присоединились практически все русские организации и партии, и это стало общим трендом».

Но результаты референдума «стали для нас разгромными». Потом партия организовала сбор подписей по вопросу гражданства, и был более умеренный вариант — «там нужно было менять закон о гражданстве, а не конституцию». Но «этот референдум был нужен для истории, потому что он четко показал, что на русский язык есть спрос, 20 процентов избирателей (а не просто населения) за это выступает, и мы теперь можем требовать официального статуса, основываясь на результатах референдума».

Об антироссийских настроениях в Европе
Насколько высок сегодня уровень антироссийских настроений, какая существует динамика по сравнению с двух- трехмесячной давности? И к каким изменениям в мире приведут санкции, которые вводятся?

Татьяна Жданок: «Антироссийские настроения навязываются теми, кто в Европе является проводниками интересов США или англосаксов: поляки, три балтийские страны, в какой-то степени скандинавы, в большей степени из них — датчане. И навязывается это западноевропейцам». Тут получается парадокс: Европа с приходом прибалтов ждала, что они «приведут в Европу русских» — то есть понимание того, как нужно общаться с Россией. А они принесли в европейский дом антирусскость — «хотя делают с Россией бизнес, и это тоже раскалывает общество».

«Русофобия в Европе просто на генетическом уровне, потому что те семьи, которые оказались на Западе, все были связаны с нацистами, они естественно ненавидят Россию… Это реванш, безусловно это реванш за проигрыш во Второй мировой войне». «Кроме реванша это еще и расизм, — добавляет Митрофанов. — То, что Европа подавляла после Второй мировой, сейчас это всё очень сильно оживает. И это не тот фашизм, который был в Италии, это такой расизм — скорее в духе расистской Германии: они считают, что Россия населена недостойными людьми, которые обладают слишком большими ресурсами и поэтому нужно сделать все, чтобы Россию расчленить, разделить на маленькие кусочки и чтобы заставить поделиться этими ресурсами, а самих русских ни к чему не допускать. Это такая внутренняя установка европейских элит. Причем это на уровне семейных представлений и верований».

Это отношение к России, к русским начало перениматься и западноевропейской публикой, которая была очень деликатной по отношению к национальным проблемам. «Сейчас это начинает меняться, — говорит лидер партии. — Это крайне неприятные изменения». Например, в СМИ Латвии сейчас можно прочитать новости, списанные с пресс-релизов минобороны Украины, воющего государства — понятно, какие и как эти «новости» написаны. «Язык вражды в них зашкаливает. И этот язык из маргинального становится основным: он идет в новостях, транслируется в центральных газетах».

Татьяна Жданок: «Это американская концепция ‘более цивилизованной’ и ‘менее цивилизованной нации’. Они это уже начинают вовсю использовать. Раньше они не осмеливались это говорить, а сейчас говорят открыто: »Россия — менее цивилизованная страна»». Но тенденция идет к тому, замечает евродепутат, что в парламенте появляется большее разнообразие мнений: «Если в предыдущем составе было где-то 20 депутатов, даже часть коммунистов голосовала за эти [по Украине] резолюции, то сейчас было 121, это очень много. Увеличилось после выборов количество левых, «зеленых», независимых, других. Они все сейчас, я считаю, должны быть стратегическими союзниками для русских».

Станет ли Европа федерацией?
Можно ли говорить о формировании федеративной структуры в Европе? В чем причина противостояния с Россией?

Мирослав Митрофанов: «Реформирование ЕС похоже на строительство небоскреба в движущемся поезде. Мир меняется, и Евросоюз должен меняться, и он должен меняться опережающими темпами, а он не успевает. И поэтому политика ЕС сегодня в основном реактивна — то есть что-то случается, и они начинают бурно реагировать, что-то предпринимать. Никаких глобальных реформ в ближайшее время не будет по многим причинам. И не только из-за конфликта с Россией и ожидания глобальной войны. Из-за своей политической элиты страны ЕС погрузились в глубокий кризис выбора пути».

Татьяна Жданок: «Инерция довольно большая. И большая боязнь особенно со стороны Германии и Франции, потому что они понимают: если это разваливается, то исчезает вся архитектура, созданная после Второй мировой войны. Вы уже видели, что Германия пошла на очень большие жертвы ради Греции. И нашу Латвию и ту же Литву они принимают в еврозону, только чтобы показать привлекательность, хотя экономически это очень невыгодно».

В целом же на общественное мнение можно влиять, говорит Татьяна Аркадьевна, несмотря на сильные проамериканские настроения в Западной Европе. Их же освободили американцы с англичанами — вспомните берег Ламанша, куда Путин ездил на 70-летие высадки десанта. Они до сих пор удивляются, узнавая в разговоре, что Советский Союз заплатил за их освобождение от фашизма почти тремя десятками миллионов жизней. «Их учили другой истории, многие из них вообще учились в Штатах, они прекрасно говорят на свободном английском. Но те же «зеленые», у которых позиция по Украине совершенно жуткая, против этого трансатлантического договора, потому что они понимают, что из Штатов пойдут ГМО-продукты, и они очень болезненно восприняли Сноуден-скандалы. То есть тут есть с кем работать, но мы, русские, еще не научились правильно работать в области идеологии».

Мирослав Митрофанов: «Не научились! И у нас тут получается странный посыл, когда мы начинаем сталкиваться с западным миром, мы приходим и говорим: »Все же знают, что…». Или — »Благодарный мир не забудет…» И дальше — строчки из нашего школьного учебника. Но у них учебники другие! Мы не умеем посмотреть на ситуацию их глазами. А без этого невозможна эмпатия, нормальное взаимодействие. <…> Крымчанам нужно думать, как подавать себя там, на Западе, с самых азов.

Мы не должны представлять себе, что нам будут говорить: о, вы наши будущие партнеры! Они представляют Крым совершенно по-другому. Они думают, что здесь руины, сюда зашла российская армия, которая всех местных кого посадила, кого репрессировала, несчастных татар выгнала. Навязала жестокую внешнюю власть типа оккупационного управления, привезла свою администрацию… Такая себе оккупированная страна типа Ирака после вторжения американцев. Такое у них представление. И начинать сегодня разговор с ЕС нужно с совершенно с другой позиции: у нас мирная, спокойная жизнь, это наша страна, мы ею сами управляем. Мы обычные люди, мы такие же, как и вы, мы так же реагируем на события, как и вы — а они в этом сомневаются».

Татьяна Жданок: «Причем вы имеете очень большие преимущества. Потому что вы жили в национальном государстве Украина и вы понимаете, что это такое. Этого не понимают москвичи — представьте себе, они там сидели и при СССР, и сейчас в России. И то, что поотрезали куски страны, они этого не чувствуют».

«В Европе не стоит ожидать каких-то больших изменений. Но сейчас самый большой вопрос — с Англией. Публицист Фергюссон как-то нарисовал ЕС без Англии. Шотландцы же при этом в Евросоюзе, а скандинавы — как-то на длинной веревочке. В принципе, сейчас именно это главный вопрос: очень важно, что будет с референдумом в Шотландии, в Англии тоже будут проводить референдум, и в принципе они являются Троянским конем в ЕС, потому что я даже слышала, как Кэмерон в прямом эфире сказал, что мы должны быть в ЕС, чтобы «изнутри наблюдать, что там происходит». Какая-то шпионская задача… И они очень во многом мешают. Они против Юнкера, то есть если они таки отойдут, тогда ЕС имеет шанс превратиться в федерацию».

Мирослав Митрофанов: «При лидирующей роли Германии! Однозначно, это будет федерация, где тот, кто будет подчиняться германскому порядку, еще как-то выживет, а те, кто будет барахтаться, я имею в виду Южную Европу, будет предъявлять, что, мол, у них «особая культура, которая предполагает другой режим работы» (я имею в виду не сиесту, а количество трудозатрат) и поэтому с них нельзя требовать возвращения кредитов (тут все смеются — ред.) и нужно кормить их за духовность и особые традиции, то, если это будет продолжаться в течение ближайших 10-15 лет, Германия пойдет на создание другой экономической зоны, на более близкие связи с Францией, странами Бенилюкс, Австрии и Скандинавии.

Идет война. Информационная
Татьяна Жданок: «Война идет сейчас в основном информационная, потому что политики все понимают примитивно. Мы на них пытаемся давить. Все политики смотрят, проголосуют ли за них их избиратели. И даже если он сам прочитал и знает, что же там на самом деле происходит на Украине, но у его избирателя картинка другая: Россия во всем виновата, Россия — оккупант. И эта картинка ему навязана через глобальные СМИ. А там идет информационная война. И только в случае ее прорыва можно будет надеяться, что изменятся и политики.

Он не идиот, через интернет там есть зондаж общественного мнения, там есть поддержка, они начинают уже говорить: нам нравится Путин, нам нравится его политика и так далее. И этим сейчас надо заниматься.

Россия сейчас проворонила эту войну жутким образом — слава богу, создали канал «Раша Тудей». Россия тратит деньги совсем не на то, на что надо тратить. И мы с Аксеновым тоже об этом говорили. Нужно действовать через наших русских: мы владеем языками, знаем ментальность, можем писать на латышском — а этот ресурс вообще никто не использовал. Начинают делать эти дурацкие Координационные советы — сколько всего было потрачено на всякие ненужные бодания в среде соотечественников…»

Мирослав Митрофанов: «А вместо этого нужно было работать с гражданским обществом, вкладывать деньги в это».

Татьяна Жданок»: «… смотреть, чему учат в школах, работать с учителями, с прессой…»

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым. 31 января

.

Крымские набережные: концы – в воду!

.

На рождение Новороссии (+МАНИФЕСТ)

.