Крымское Эхо
Библиотека

Руководители со странностями

Руководители со странностями

РАССКАЗ С ЗАГАДКОЙ ДЛЯ ЧИТАТЕЛЯ

 Я прожил долгую милицейскую жизнь. Не хватает пару лет, чтобы получилась цифра, представляющая сорок пять лет. Больше всего из этого времени я посвятил работе в следственном аппарате. Должность следователя для меня всегда оставалась самой любимой. В начале своей деятельности работал простым следователем и оперативником уголовного розыска. А затем стал работать на руководящих должностях.

Был замначальника отдела уголовного розыска, начальником следственного отдела, замначальника УВД по политико-воспитательной работе с личным составом. Ушёл на пенсию с должности начальника штаба. Я хорошо знал работу всех служб, знал всю подноготную органов милиции, всё то, что не выносится на публику.

Начинал работать и ушёл на пенсию, когда еще существовал Советский Союз. В своей статье я хочу поговорить о тех, кто возглавлял наше керченское управление милиции и областное. Каждый, кто когда-либо хотя бы немного где-нибудь работал, хорошо знает, как многое зависит от руководителя любого трудового коллектива. Особенно важен руководитель правоохранительного органа, сотрудники которого постоянно контактируют с гражданами и ведут неустанную борьбу с преступным миром.

Работа у них очень специфическая.

За первые двадцать семь лет службы при мне поменялось всего три начальника УВД города. Если бы первый из них, при котором я начинал работать, участник Великой Отечественной войны полковник милиции В.Ф.Киселёв неожиданно не скончался от инфаркта, то, видимо, обошлось сменой всего двух начальников.

Все три начальника хорошо знали каждого сотрудника милиции, как они их. А это очень помогает в работе. Другое дело, когда начальников меняют, как перчатки. Едва вновь назначенный начальник начинал глубоко знакомиться с личным составом, с самим городом, его жителями, как тут же на его место присылали нового землепроходца. И всё начиналось сначала. Сотрудники при такой трудовой ситуации постоянно находятся в стрессовом состоянии, что не может не влиять на результаты работы.

Второй раз, уже будучи пенсионером, я проработал вольнонаёмным старшим следователем 17 лет. Эти годы службы проходили тогда, когда Украина была самостоятельным независимым государством. Так вот, за эти 17 лет при мне поменялось 15 начальников УВД города! Представляете эту чехарду руководителей одной из серьёзнейших структур государства, и её последствия?

Но это мало кого интересовало из руководителей высших эшелонов милицейской власти. Колода карт начальников всех уровней находилась в их руках. Поэтому они тасовали эту колоду, когда хотели и как хотели. Каждый подбирал свою команду, иной раз без учёта деловых качеств того или иного приближённого лица.

Я хочу остановиться на личности одного из руководителей милиции области. Правда, сотрудников такого уровня Министерство внутренних дел тасовало реже. Каждый из них отличался своими плюсами и минусами, характером, требовательностью к личному составу, умением руководить им. В данном случае нет необходимости давать характеристику каждому.

Речь пойдёт о другом. О моей неудачной встрече с одним из них. Назовём его З. Был этот человек с хорошо подвешенным языком. Очень интеллигентного вида. Спокойный, уравновешенный, очень рассудительный. У него всегда были какие-то необыкновенные идеи по улучшению всей милицейской деятельности. Когда он их озвучивал, то казалось, что в лучшем случае слушаешь какого-то необыкновенного фантаста мирового масштаба, в худшем — непроизвольно возникал образ гоголевского Манилова.

Мой неожиданный печальный контакт с З. произошёл тогда, когда я работал замначальника УВД по политико-воспитательной работе. Как-то рано утром весь личный состав милицейского гарнизона был поднят по тревоге. Оказалось, с громадной комиссией на рассвете из области в Керчь примчался З., который объявил, что на территорию города заброшены три условных преступника, которых надо установить и задержать по описанным приметам.

Признаться честно, такая задача практически невыполнима. Несколько часов весь личный состав перелопачивал весь город. Успешно были выявлены и задержаны два «преступника» в разных концах города. И только через несколько часов удалось наткнуться на третьего — он выходил из здания СРЗ, когда его заметил проезжавший мимо начальник ГАИ города.

По результатам учений генерал З. в милицейском клубе в присутствии всех сотрудников гарнизона подвёл итоги. Как потом стало понятно, неожиданные учения были проведены с единственной целью — снять начальника УВД города. Нужен был железный компромат. Именно поэтому оценка действиям сотрудников милиции была дана крайне отрицательная.

Это совещание неожиданно больно ударило лично по мне. Генерал З. вдруг поднял меня с места и потребовал записать его задания, которые я должен был выполнить к 7 ноября, годовщине Октябрьской революции. Это задание я получил в конце апреля, за несколько дней перед празднованием 1 Мая. Таким образом, мне на выполнение строгого указания давалось полгода. Необходимо было:

 1. Построить 120-квартирный дом без участия государства. Для этого надо было использовать нашу полуразвалившуюся машину-полуторку. По подсказке генерала, на ней следовало подъехать к двум заводам железобетонных изделий, которые тогда работали в городе, и выпросить бесплатно необходимое количество стеновых блоков. Из них своими силами соорудить дом. Всю внутреннюю и внешнюю отделку проделать руками тех, кто будет жить в этом доме. На вопрос генерала: согласны ли сотрудники поработать на своё семейное счастье, все дружно прокричали «Согласны!» Вопрос с жильём должен был быть разрешён также в течение 6 месяцев.

 2. На воротах паромной переправы поставить видеокамеры, которые будут срабатывать, когда автомобиль станет наезжать на контакты, положенные на землю так, чтобы на них наезжал автомобиль. При прокручивании видеокамер всегда, например, со слов генерала, можно будет установить лицо, угнавшего ту или иную машину. Останется только его задержать. Так будет навсегда покончено с угоном автотранспортных средств.

 3. Вылететь в Новосибирск, и в одном из питомников купить два щенка овчарки — кобелька и сучку, которые будут давать приплод. Вырастить столько овчарок, чтобы каждый сотрудник от рядового до начальника УВД имел свою личную собаку. В город выходить всем только с собакой. Этим самым будет поддерживаться идеальный общественный порядок и больше не будет его нарушений.

 4. Создать духовой оркестр, в котором должно быть 100 сотрудников милиции. Получится, как сказал генерал, «коробочка» десять на десять оркестрантов. Именно милицейский оркестр должен был открывать демонстрацию 1 Мая и 7 Ноября. Этим будет поднят авторитет милиции.

 5. Чтобы всем сотрудникам, начиная с уборщицы, немедленно были поставлены домашние телефоны. Это даст возможность быстрее по тревоге поднимать личный состав. В то время из-за нехватки мощности АТС не все сотрудники даже партийно-советского аппарата имели домашние телефоны.

 6. Двери и окна всех магазинов, ларьков и лотков города оборудовать пиропатронами таким образом, чтобы они срабатывали, когда кто-то из преступников попытается проникнуть во внутрь помещения или только дотронуться к торговой точке. Пиропатроны моментально сработают. Начнётся со слов З. настоящий фейеверк, который будет виден патрульными, находящимся на любом конце города. Останется, зная куда бежать, примчаться на то место и задержать преступников.

С каждым новым заданием у меня всё больше подкашивались ноги, так как я понимал, что никогда этого не выполню, даже если проживу дюжину жизней. А генерал З. не забыл меня предупредить о том, что в случае невыполнения умного, нужного и такого важного указания я буду снят с занимаемой должности.

Вечером с коллегами пришлось с горя хорошо выпить, чтобы хотя бы на несколько часов забыть очередной генеральско-маниловский бред. Но в дальнейшем я по телефону, как было приказано милицейским фантастом, раз в неделю докладывал моему прямому областному начальнику, как обстоят дела по воплощению в жизнь указания генерала. А мой начальник докладывал самому генералу.

Слава Богу, месяца через три делового генерала перевели за успехи по службе в другую область. Пришлось на общих радостях с коллегами отметить это поистине фантастическое событие, которое меня спасло от неминуемого позора из-за невыполненного задания.

Мне лично наш милицейский Манилов по полёту фантазии чем-то напоминал одного товарища, некоторое время руководившего Крымской областью. Больше полномочий, шире и выше полёт фантазии. Тот вообще перед выборами обещал в течение года на полуострове искоренить преступность навсегда. А согласно теории марксизма-ленинизма, такое должно было случиться только при коммунизме. Таким образом, крымчанам большой руководитель ненавязчиво обещал наступления великого светлого в отдельно взятой области через каких-то 12 месяцев после вступления его в должность.

А теперь сообщу о том, ради чего пишу статью. Просьба к читателям: прочтя вопрос генерала, который он задал мне, прервите чтение и постарайтесь мысленно на него ответить. После этого сличите свой ответ с ответом самого генерала, так как я, к моему стыду, ответить не смог.

Итак, в самый разгар учений меня неожиданно вызвал к себе генерал, который  занял не кабинет начальника, как раньше случалось, а другой, специально для него выделенный. Кстати, этим было сказано всё. Даже самый медленно думающий сотрудник понял, что дни руководства начальника городской милиции сочтены.

Стою перед генералом по стойке «смирно» и выслушиваю горькую истину о себе как о нерадивом сотруднике, которому партия поручила воспитывать личный состав керченской милиции да, кажется, ошиблась во мне, в моих способностях. Меня так никто никогда не размазывал по стенке. До этого были только поощрения. И вот на тебе, на чём-то нелепо прокололся.

Мой непосредственный начальник отрешённо пребывал в кабинете, ни во что не вмешиваясь. Из трёх его замов оставался я один, так как два были в отпуске. Руководство всей операции по установлению «преступников» легло на мои плечи. Два «преступника» были задержаны. Пока не удаётся установить третьего. Это дело времени. «Но что-то я делаю не так,» — тревожно стучало в висках. Но что именно? — мысленно сам себя вопрошал. Что так разозлило требовательного генерала?»

Оказывается, уже несколько часов, как идёт учение, а я до сих пор не сделал самое главное и, видимо, не думаю исправлять свою служебную ошибку. Так как я стоял, как истукан, тупо уставившись в глаза генерала, он, сделав устало-печальный вид и прикрыв ладошкой глаза, начал говорить со мной, как говорил бы маститый учитель с учеником-дебилом.

— Хорошенько подумайте, — начал генерал. — Вы, политрук, во время войны со своей ротой находитесь в окопе, готовясь к атаке. Ждёте приказ о ней. Неожиданно противник из всех видов артиллерийского и миномётного оружия начал интенсивно обстреливать ваши окопы. Ко всему этому налетели бомбардировщики, которые на ваши головы стали сбрасывать тонны бомб. Земля содрогнулась и вздыбилась, засыпая собой окопы вместе с солдатами. От содрогания земли невозможно выстоять на ногах. Стоит страшный грохот! Что вы в такой обстановке должны сделать немедленно в первую очередь??! — грозным вопросом закончил свою речь толковый руководитель, знающий всё на свете.

 — Если есть какие-то укрытия, типа землянок или блиндажей, немедленно туда отправить солдат, чтобы увеличить шансы по сохранению жизни, — ответил бойко я.

 — Неверно! Это не самое главное. Они и без вашей команды сами туда забегут, парировал генерал.

 — Проверить оружие, наличие запасных боеприпасов, гранат и всего положенного снаряжения, а также средств индивидуальной медицинской помощи.

— Не то. Это надо было делать задолго до атаки.

 — Переговорить с каждым бойцом, воодушевить на подвиги по защите Родины, на проявление мужества и отваги. Собрать письма у тех, кто их приготовил родным и близким, чтобы впоследствии отправить адресатам в случае гибели солдата. От коммунистов и комсомольцев потребовать бесстрашия, показывать беспартийным солдатам в атаке пример бесстрашия.

 — Поздно этим заниматься перед боем. Это надо делать на политзанятиях.

Поняв, что я никогда в жизни не смогу правильно ответить на каверзный вопрос генерала, я всё-таки решился выдать последний вариант:

— Чтобы поднять боевой дух солдат, сплясать перед ними что-то вроде гопака и спеть какую-нибудь весёлую песню, можно шуточную, как «Сара неспеша дорогу перешла. Её остановил милиционер».

 От перенапряжения я вспотел с головы до ног, а от волнения чуть не запел, чтобы хоть как-то угодить привередливому генералу. Он же, увидев, как я в лёгкие стал набирать воздух, резво вскочил со стула и закричал:

— Отставить!

Немного подумав, сказал, что у меня хорошая задумка, но это политруку надо обязательно сделать п-о-с-л-е атаки, одержав победу над противником. Убедившись окончательно в моей тупости, генерал, наконец, сдался и отчеканил строго по-военному:

— Вы должны были выпустить два-три боевых листка с указанием какого-нибудь воина, который не испугался грохота бомб и артиллерийской канонады, а продолжал по-деловому готовиться к бою. Призвать воинов брать с него пример. Так как в той обстановке вы не смогли бы к листку прикрепить фотографию отличившегося солдата, то надо было бы как-то украсить боевой листок, нарисовав на нём цветными карандашами, например, бойца, бегущего в атаку. Листки следовало прикрепить чем-нибудь, теми же веточками, к стенке окопа. Проследить, чтобы каждый солдат прочёл имеющий для него важное значение боевой листок. Идите и исправляйте свою ошибку! Но кроме боевых листков выпустите стенную газету о проходящем учении. На выполнение задания даю час. Об исполнении доложить! Свободны!

 Когда я вышел от генерала, невольно вспомнил содержимое стенной газеты, которая была вывешена на видном месте похоронного бюро города, которое я как-то посетил по делам службы. Сотрудницы печального заведения писали в своих маленьких статейках, какую они своим добросовестным трудом приносят радость людям, которые приобретают для своих почивших родственников и друзей с любовью сделанные ими искусственные цветы.

А о чём они могли ещё писать, если у них своеобразное заведение? А писать в газету следовало о трудовых буднях. В каждой партийной организации, кроме разного рода «Молний», в обязательном порядке должна была выпускаться вручную написанная стенная газета. За выпуск доморощенной прессы во главе с главным её редактором отвечали члены редколлегии, которые избирались на партийном собрании во время выборов партийного бюро низовой партийной организации. Этому вопросу уделялось особое внимание.

 Как бы я в душе ни посылал товарища генерала на всем известные три буквы, помчался к коллегам за помощью, чтобы выполнить боевое партийное его задание.

…Ну, как ? Правильно ответили на вопрос руководителя серьёзного, большого, важного государственного органа внутренних дел области? Если «да,» то можно только позавидовать вашей смекалке и искренне поздравить. Вы бы сработались со своеобразным генералом…

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Убийственная ревность

Игорь НОСКОВ

Любимые женщины рецидивиста Володьки

Игорь НОСКОВ

Волевое решение хирурга

Игорь НОСКОВ