Крымское Эхо
Архив

«Рубай их, хлопцы!»

«Рубай их, хлопцы!»

УКРАИНСКИЕ НАЦИСТЫ РАССТРОИЛИСЬ ИЗ-ЗА ПРИЗНАНИЯ ИХ ПРЕДКОВ ПРЕСТУПНИКАМИ

У поляков и тягнибоковских нацистов нынче траур. Правда, скорбят они по разным причинам. Если за Бугом поминают соплеменников, вырезанных бандеровцами, то укронаци пребывают в шоке от того, что в «просвещенных Европах» этих самых бандеровцев официально назвали садистами и военными преступниками. Вчера Сейм Польши окончательно утвердил резолюцию, посвященную Волынской резне. В документе, в частности, подчеркивается, что 11 июля 1943 года на Волыни «произошел апогей преступления, которое на Восточных Кресах Второй Речи Посполитой организовали Организация украинских националистов и отделы Украинской повстанческой армии».

Кроме того, в резолюции обозначены и масштабы трагедии: на протяжении 1942-1945 годов на территории Волыни и Восточной Галичины погибло около 100 тыс. граждан Польши.

В «Свободе», естественно, восприняли этот шаг Сейма крайне враждебно. Там мечут громы и молнии и даже грозят соседям новым разделом Польши.

Например, председатель Волынской областной организации этой политсилы Анатолий Витив негодует: «Последние несколько месяцев с польской стороны происходит целенаправленное нагнетание антиукраинской истерии. Звучат заявления, оскорбляющие честь и достоинство украинской нации (выделено нами, — ред.)». Да-да! Признание боевиков УПА преступниками он считает оскорблением всей нации, не меньше.

По словам того же пана Витива, формулировка об этнических чистках с признаками геноцида не является более мягкой и корректной по сравнению с прямой констатацией геноцида. «Мягкой была формулировка, которую декларировал Папа Римский: «Простите и прощаем». Вот такая формулировка была бы толерантной и компромиссной», — считает он.

При этом ни дожившие до наших дней бандеровцы, ни их более молодые последователи ни прощать, ни просить за что-либо прощения не собираются. Мало того, они лелеют надежду, что может быть когда-нибудь в будущем им удастся осуществить давнюю мечту Бандеры и порезать Польшу на куски. В союзе с немцами, разумеется.

«Если поляки не одумаются и не собьют свой гонор и спесь, то развитие событий в будущем может привести к очередному разделу Польши. Потому что в состав этого государства входит немало чужеродных этнических земель, в частности, Украины и Германии», — подчеркнул храбрый тягнибоковец.

Впрочем, чего же иного можно было ожидать от нацистов? Более примечательна реакция на решение Сейма центральных украинских СМИ, которые вроде бы подконтрольны вовсе не «Свободе». Едва ли не всепоголовно общеукраинские каналы, «демократические» печатные издания и евроозабоченные интернет-ресурсы, сообщая о резолюции по Волынской резне, акцентировали внимание на единственном аспекте. На том, что польские парламентарии убрали из документа прямое признание тех событий геноцидом. Вместо этого была утверждена формула «этнические чистки с признаками геноцида».

Украинских журналистов почему-то несказанно обрадовала именно эта деталь, и ее они преподали как главную новость. Дескать, слава богу – бандеровцев признали уродами не на 100%, а всего лишь на 99,9. И это красноречиво говорит нам о том, какие идеологические гвозди и моральные ценности сидят в голове у авторов таких телесюжетов и публикаций.

На эту тему весьма красноречиво в газете [url=http://www.segodnya.ua/blogs/olesbuzinablog/Istorii-ot-Olesya-Buziny-Volynskaya-reznya-prestuplenie-OUN—447866.html]«Сегодня» высказался писатель Олесь Бузина[/url]: «Спросите себя: вы бы убивали соседа только за то, что он говорит по-польски? Ради Украины, убивали бы? Женщине вспороли бы живот? Младенца, который ни по-польски, ни по-украински еще не говорит, но, по вашему мнению, наверняка уже ПОЛЯКА, головкой о колодезный сруб шмякнули бы, так, чтобы мозг брызнул?

<…> Не нужно теоретизировать и подменять реальность схемами. Формулировки «геноцид» или «этническая чистка с элементами геноцида» ничего не означают. Вы лучше представьте себя одним из тех, кто на рассвете окружает польское село, выгоняет людей на улицу, забирает из дома лучшие вещи, а потом, без различия возраста и пола, снова загоняет их в дома и поджигает. Вы бы это делали? А если бы делали, то по доброй воле или просто выполняя приказ? Скажите честно, вам бы все это доставило удовольствие? И потом, через много лет, вы все это вспоминали бы как подвиг и рассказывали бы со всеми физиологическими подробностями внукам?»

В том, что именно так бандеровская борьба с поляками и выглядела, нет никаких сомнений, зато есть масса документальных подтверждений. Например, в книге историков Александра Дюкова и Алексея Яковлева «Забытый геноцид. «Волынская резня» 1943–1944 годов» приводится такой эпизод: «Уничтожение поляков началось буквально с первых дней существования УПА. Вероятно, первым заметным актом геноцида было уничтожение 9.02.1943 примерно 100 жителей д. Паросля подразделением Довбешки-Коробки (Перегийняка). Судя по описанию Дмитрия Багинского, этот отряд после боя в городке Влодимирец зашел под видом советских партизан в деревню Паросля и потребовал от местных поляков помощи. Поев в крестьянских семьях, бойцы отряда собрали поляков в одно место и зарубили топорами 149 человек».

Те же авторы отмечают «удивительное» стечение обстоятельств: УПА формировалась из обученных немцами полицейских и карательных подразделений; формирование происходило не на добровольной основе, а по призывному принципу, действия боевиков в первую очередь были направлены против тех населенных пунктов, которые были или могли стать базой советских партизан.

«УПА возникла очень организованно, по очень логичной схеме: в момент отсутствия в Полесье и на Волыни крупных подразделений советских партизан и польских вооруженных групп подполье ОУН (Б) объявила мобилизацию в повстанческие отряды местной полиции и за два месяца в основном за счет этих полицейских довела численность своих отрядов до более чем 5 тысяч человек.

В эту массу полицейских почти мгновенно влились бойцы и офицеры специального украинского антипартизанского и диверсионного подразделения, курировавшегося Абвером, — украинского батальона 201-й охранной полицейской дивизии. УПА сразу после возникновения занялась уничтожением поляков. Это повязало участников первых повстанческих отрядов кровью и сделало невозможным их реальный контакт с советскими партизанами, как в силу идеологии, так и в силу того, что УПА сознательно уничтожала поляков как социальную опору советских партизан», – констатируют авторы.

Проще говоря, действуя как бы самостоятельно, бандеровские хлопцы чудесным образом продолжали обеспечивать интересы немцев в антипартизанской войне. Впрочем, не исключаем, что многие из них в первую очередь обеспечивали удовлетворение собственных садистских наклонностей. В «Свободе», надо полагать, подобные отклонения психики считают отличительным признаком истинного украинца. Не зря же тягнибоковцы так перевозбудились, посчитав признание убийц убийцами, а садистов — садистами «посягательством на честь и достоинство украинской нации»…

 

Фото вверху —
с сайта ic.pics.livejournal.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 10 апреля

Борис ВАСИЛЬЕВ

Без России только в пропасть

Борис ВАСИЛЬЕВ

Крым. 30 июля

.