Крымское Эхо
Архив

Россия в Крым пришла надолго, навсегда

Россия в Крым пришла надолго, навсегда

ВОТ КАК ПРЕЗИДЕНТ ОТВЕЧАЕТ ЗА ВСЮ СТРАНУ — ТАК БЕЛАВЕНЦЕВ ОТВЕЧАЕТ ЗА ВЕСЬ КРЫМ

Крымчане уже знакомы с такой государственной структурой, как представительство президента. В родной России тоже есть подобный институт – Полномочное представительство президента РФ. И находится оно на месте прежней структуры, в известном здании в Совнаркомовском переулке, рядом с главпочтамтом в Симферополе.

Готовясь к интервью с заместителем полномочного представителя Николаем Водорезовым, открыла интернет — но почти ничего не нашла по соответствующим запросам. Что ж, это к лучшему: будет полное право поподробнее расспросить, зачем оно нужно, это полпредство, и чем оно занимается.

Просто так в здание не пройти: учреждение это режимное, поэтому контроль строгий. Хозяин небольшого и уже вполне обжитого кабинета, Николай Водорезов — отставной военный, поэтому у него все четко, понятно и по времени. С ним мы разговариваем впервые, но контакт находим быстро. Я на него вываливаю все свои наблюдения, сравнения и недоуменные вопросы, а он обстоятельно на них отвечает.

Про российские рельсы
— Начнем с начала, Николай Георгиевич. Что такое представительство президента? Зачем оно понадобилось? Мы вернулись домой, Россия, как добрая матушка, тут же выделила нам «комнату» — создала управленческую вертикаль, для того чтобы как можно более оперативно расшивать все возникающие вопросы. У нас есть «специальный» вице-премьер Дмитрий Козак, у нас есть «персональное» министерство, которое возглавляет Олег Савельев, у нас есть Полномочное представительство президента во главе с Олегом Белавенцевым, в конце концов. Но у нас ещё есть и крымский Совмин, и Госсовет. Как они все взаимодействуют друг с другом?

— Я вам сразу скажу, чтобы вы понимали: наш аппарат только формируется. Пока, к сожалению, заполнено всего девять из полусотни штатных единиц. Трудностей поэтому очень много — начиная с размещения и заканчивая передвижением по полуострову.

Основная задача полномочного представителя — организовать здесь работу по решению тех задач, которые поставил наш президент. Если говорить о главной на данный момент — в короткий срок полностью перевести Республику Крым на российские рельсы: начиная от юридических нюансов, экономики и заканчивая устройством общественной жизни.

Все специалисты, кто приезжает к нам в Крым, отмечают, что Крым отстал от России на 23 года. У меня лично такое ощущение, что Киев будто осознавал, что Крым в действительности не принадлежит Украине, и поэтому они здесь не делали ничего, чтобы продвинуть полуостров наверх по лестнице цивилизации. Пускай, мол, они остаются в таком виде… а если Крым таки уйдет, то ему достанется еще такой «рычажок» в виде необустроенных крымских татар.

— Вы говорите — а я не могу сдержать улыбки: мы именно об этом и почти слово в слово писали все эти годы. Мы видели, как развивались другие области Украины, а в Крыму время будто застыло; ни тебе финансовых потоков, ни модернизации…

— Поверьте, «потоки» были. Но деньги уходили кому-то в карман. Я сейчас крымским татарам говорю: если бы на те деньги, которые вам передавали спонсоры из Турции, из других стран, разделить между вами поровну, у вас у каждого был бы свой дом!

— И об этом мы в свое время много писали… Видимо те, кто был на Украине при власти, чувствовали, что захватили чужое и все равно придется отдавать. Но свои хатынки они все равно здесь строили… Хм, здесь нет какого-то противоречия?

— Никакого противоречия! Просто они очень внимательно изучали российское законодательство. Частная собственность-то у нас установлена, и никто у нас в стране на нее не покушается. И сейчас здесь, обратите внимание, национализированы только те объекты, которые принадлежали государству Украина. Но — не частным лицам!

А вот с частными лицами будем разбираться. Например, в «Артеке» есть здание, принадлежащее представителю с Западной Украины — его хотели отобрать местные власти, но я, приняв должность в апреле, сразу предупредил: не смейте трогать! Времена революций закончились, все ваши действия должны быть исключительно юридически обоснованы. Мы нашли возможность, узнали подводные камни, пути, с помощью которых хозяин дома обошел украинское законодательство, посадив его на территории детского лагеря. И теперь задним числом мы имеем право поднимать документы, доказывать в суде, что было нарушение, и на этом основании не выкупать это здание, а просто отбирать. Но — по решению суда.

Не путать цели и задачи!
— Но, наверное, это все же частный случай — думаю, с каждой такой «хатынкой» и не только на Южном берегу Крыма российские правоохранители постепенно разберутся. Сейчас куда важнее, как вы сказали, перевести Крым в Россию.

— Когда я пришел на эту работу по приглашению полпреда Олега Белавенцева, передо мной стоял этот же вопрос, что вы мне задаете. Олег Евгеньевич так мне коротко сформулировал нашу задачу: мы отвечаем за организацию всей жизни Республики Крым. Мы не «государево око», не контролеры, мы — организаторы. Президент спрашивает с полпреда: что у вас в регионе делается, как вы создаете российский Крым, что у вас с экономикой, с общественной жизнью полуострова. А задача полпреда — свести вместе всех людей для решения той или иной задачи.

Скажем, нужно, чтобы на полуострове работали партии — значит, нужно организовать сам процесс партийного строительства. Не партии лично он должен создавать, а — организовать, помочь юридически оформить, чтобы возникали и развивались общественные отношения. Вот это его задача.

И так же с экономикой. Поставлена задача — сделать из Крыма жемчужину. Что для этого нужно? К сожалению, в экономической сфере все хотят решения всех проблем немедленно. Помните Владимира Ильича (Ленина): когда был сделан вывод, что победа социалистической революции в одной стране невозможна, он плакал — так ему этого хотелось. Но когда он сделал вывод, что есть слабое звено, и этим слабым звеном является Россия, он взялся и стал делать. Так и мы — мы все хотим побыстрее подтянуть экономику, потому что Крым отстал на 23 года. Поэтому есть и Савельев, и Козак, и Белавенцев, который здесь и организует работу, и контролирует поручения президента.

Козак определил необходимые мероприятия, поставил задачи Олегу Савельеву, а Олег Белавенцев контролирует, как это выполняется.

— То есть, Владимир Путин поставил задачу…

— Цель! Президент определил цель. Вы знаете, чем задача отличается от цели?

— Цель относится к стратегии, а задача — это, скорее тактика, нет?

— Я вам издалека начну отвечать. Во время Великой Отечественной войны главный лорд Великобритании поставил задачу: сосчитайте, сколько израсходовано снарядов на зенитках, установленных на баржах. Ему доложили (я утрирую): сто миллионов! Хорошо, сколько сбили самолетов? Десять! Это как же, по 10 миллионов снарядов на один сбитый самолет?! Снять зенитки, нам такие зенитки не нужны! И баржи стали тонуть.

То есть они попутали цель и задачу. Цель зениток — не сбивать самолеты, а защитить баржи, чтобы не было прицельного бомбометания. Они нарушили логику. Цель — это желаемое состояние системы, которую мы хотим создать. Вот здесь, в Крыму, мы хотим иметь вот это. А для этого что нужно сделать? Это и это. Вот это — задача.

— Значит, Козак определяет задачи?

— Цель определил президент, а Дмитрий Козак, ориентируясь на эту цель, ставит задачи. Он представляет правительство, которое отвечает за экономику.

Савельев выполняет то, на что зарядил его Козак?

— Он разрабатывает планы осуществления задач. Для этого изучает возможности, рынок, которые есть в Крыму; можем ли мы здесь сами осуществить эти планы; если не можем — подтягивает другие регионы. С помощью Козака, потому что он командует всеми, он вице-премьер.

Лично перед президентом
— А что делает Белавенцев? Он напрямую подчиняется Владимиру Владимировичу?

— Лично! И Сергею Борисовичу Иванову как главе аппарата президента.

— То есть ни Козак, ни Савельев напрямую указания Белавенцеву дать не могут?

— Нет! Вот ко мне приходят люди с вопросами, а я их отсылаю к тем, кто конкретно отвечает за тот или иной вопрос. Олег Евгеньевич отвечает только перед президентом. Вот как президент отвечает за всю страну, так Белавенцев отвечает за весь Крым. И за экономику, и за состояние общества, и за все аспекты жизни в Республике Крым, в том числе и за законодательную и исполнительную власть.

Например, вопрос: как идет формирование органов исполнительной власти? Какие трудности? Козака это не интересует, а полпред за это лично отвечает перед президентом. А паспорта все ли успеют к выборам получить? Это тоже вопрос полпреда.

— В Крыму есть свое правительство, своя законодательная власть. Полпредство по отношению к ним как себя ведет?

— Мы над ними.

— Вы даете им конкретные указания?

— Мы не можем давать им конкретные указания — скажем: Сергей Валерьевич (Аксёнов, премьер-министр Совмина — ред.), срочно постройте на севере Джанкойского района электростанцию и пустите ток по тем проводам, по которым сейчас идет электроэнергия с Украины, потому что они в любой момент могут ее отключить.

— Вы не можете ему это приказать, но, наверное, можете посоветовать?

— Нет, Олег Евгеньевич может спросить и спрашивает: Сергей Валерьевич, в свете тех указаний, которые дал Савельев, что вы делаете в этом направлении?

— А если председатель правительства не реагирует?

— Если он категорически не хочет прислушиваться к нашим подсказкам и рекомендациям, у нас есть острое «оружие» — тогда президент услышит от полпреда его личное мнение о персональных качествах того или иного руководителя, а уж президент будет делать выводы… Кстати, ни одно назначение в Крымском федеральном округе без визы (а это отдельный документ, это не просто подпись) Олега Евгеньевича не проходит.

— Вот таким образом вся эта управленческая система закольцована и так работает.

— Именно так. Я не раз присутствовал на совещаниях у Дмитрия Козака, поверьте, там очень жестко ставятся вопросы! Вы читали последнее постановление по наказанию министров российского правительства? Они не выполнили указание президента подготовить нужные документы по развитию Крыма и поэтому будут наказаны. Козак неоднократно и аккуратно их теребил. Не послушались…

— Сурово!

«Почему мы в Крыму такое сделать не сможем?»
— Итак, цели определены, задачи поставлены. Наверняка есть какой-то план по их выполнению. Есть такой план?

— Вот как раз за то, что этот план до сих пор не создан, и будут наказаны эти министры. Но какие-то общие черты этого плана есть, конечно, есть, и они выполняются.

— И как в целом идет работа? Мы отстаем, опережаем?..

— Человек всегда хочет идеала. Мы могли бы взять за основу, скажем, особую экономическую зону Калининграда — она уже разработана, успешно действует. Но не взяли: там другие условия. Калининград признан другими государствами — Крым не признают; у нас разные торговые партнеры; у них порты открыты — у нас нет. И так далее. Население совсем разное, готово на разные позиции.

Поэтому было принято смелое решение: внедрить в Крыму все самое лучшее, несмотря на те санкции, которые вводятся против Крыма. Хотя, конечно, нам всем хочется, чтобы все здесь было сделано побыстрее.

10 мая по приглашению Владимира Путина мы, делегация от Крымского федерального округа, 120 человек, летали в Сочи, чтобы посмотреть, что там было создано к Олимпиаде. И когда мы ехали в автобусе, наши руководители задавали мне вопрос: а вы вот сами верите в то, что мы подобное и в Крыму создадим? Ну как не верить: посмотрите вокруг — и набережные, и скамейки, и туалеты: сделали же! Почему мы в Крыму такое сделать не сможем? Это от вас зависит! Посмотрите, дороги какие! Пока мы ехали к президенту, проезжали туннели – все они с односторонним движением. Почему такие нельзя тут построить?

— То есть вы верите в то, что это возможно? Когда вас пригласили на эту должность и вы осознали масштаб задач, — вы не испугались?

— Человек моего уровня никогда не боится, умеет оценивать все возможности и потом либо соглашается, либо нет. Я согласился. Чисто в человеческом плане у меня, конечно, были свои планы после ухода на пенсию — я заслуженный пенсионер, у меня все есть, и пенсия хорошая, и внуки… Хотел книжку написать. А сюда приехал, окунулся в работу — и теперь у меня ни сна, ни продыху, как говорят. Хотя понемногу все же стараюсь писать.

Если бы не был военным, я бы, может, увидев объемы работы, и испугался. Но я человек команды. Приучен работать в тех условиях, которые есть. Есть у тебя такие люди, других нет — вот с ними работай и не жалуйся. Учи их, воспитывай!

Сейчас ко мне многие приходят, говорят: после Крымской весны, Николай Георгиевич, мы ожидали, что все изменится, а на всех должностях всё те же. А я им говорю: мне что, Крым на Луну отправить, а пол-Москвы сюда пригласить?

Приходят люди: не хотят больше платить черный нал. Просят: мы готовы отдать 240 тысяч, но — государству. А тогда, в апреле, еще и налоговики не развернулись, и регистрации предприятий не было. Люди просят: но надо сделать так, чтобы это не ушло в Киев (они оттуда пытались ими тут командовать). Я говорю: ребята, вы начинаете новую жизнь, пришла новая власть, вы не должны ничего и никого бояться. Я их отправил в ФСБ, они не побоялись, написали заявление; потом мне оттуда звонят, благодарят, что прислал к ним этих людей.

«Нужно 18-летних брать, тогда не ошибёмся»
— С чем вы столкнулись самым трудным, самым неприятным? Вы сейчас заговорили о коррупции, о чем тоже в первую очередь стал говорить и Аксёнов. Что может помешать нам всем вместе построить этот Крым нашей мечты?

— Опять начну издалека. Один человек был командиром полка и получал в 70-м году большие деньги — 450 рублей. Напомню, тогда выпускник вуза имел 115-120 рублей. В Грузии он подходит к продавцу пива и дает ему монетки 10 и 15 копеек (большая кружка пива стоила 22 копейки, маленькая — 11). Просит кружку пива. Продавец: «Маленькую?» – «Нет, я вам на большую дал». — «Что ты мне тут мелочь суешь! Я тебе бесплатно дам!» — и смахивает деньги на землю. А рядом маленький мальчик, когда все отвернулись, эти копейки собрал и аккуратно положил в карман продавцу пива. Так вот, тот продавец тогда в месяц имел 750 рублей. «Я учительнице должен дать, врачу, контролеру, милиционеру, но — мне этот дает, этот…» Система.

Люди сейчас ко мне приходят и говорят: ну почему у руля стоят все те же! Отвечаю: человека сняли — а он своего сына туда же поставил! И вот эта коррупция — все друг с другом связаны накрепко… От этого нужно отойти, но это потребует много времени. Посмотрите списки любой партии, посмотрите — там брат, сват… Я разговаривал с Владимиром Константиновым, он говорит: по идее, нужно 18-летних парнишек брать, тогда не ошибемся. Тогда все будет чисто. А так за каждым тянется. Мало того, у нас есть информация — пленки, на которых конкретные люди что говорили накануне весенних событий!

— Эх, кто, как не журналисты, знают много чего интересного по этой теме!..

— Самое главное — есть желание всё это побороть, есть цель. Я показал всем: если мы все будем четко выполнять, что требует от нас президент, а он нам цели определяет, у нас всё получится. А как это мы будем делать, решим сами. Хотите посмотреть, как умеют на Руси работать — посмотрите на Сочи, что там сделано.

— Есть ли у вас в планах подключить массы, и каким образом это можно сделать?

— Эту задача как таковая перед полпредством не стоит. Он должен организовать работу так, чтобы народ пошел за общественными объединениями, чтобы поверил Совмину, ведь перед Совмином стоит, например, задача построить уйму детсадиков — ведь если мы тут с вами сейчас заводы построим, а забудем про садики, народ не увидит улучшения жизни.

Но многие наши программы мы сразу не можем запустить. Да, Россия выделяет Крыму большие деньги, в том числе и для обустройства депортированных, и не только крымских татар. Я здесь новый человек, поэтому многому еще учусь… Могу сказать, что мне очень понравился подход к выплатам нашим аграриям — из-за того, что не было воды. Помните, воду в апреле отключили — Путин тут же принял решение — распространить страховку на всех аграриев! Ведь можно же как — выдать деньги, и свободен! А можно выплатить часть, но с условием: вот я вам дам деньги, и, чтобы вы не продали землю и там вместо сельхозугодий…

— …не появилось бы казино…

— Так точно! Ведь нам нужно сельское хозяйство! Так вот, поэтому мы ставим селянам условие: вырастите продукцию — осенью мы вам еще транш выдадим. Причем всю сумму выплатим! Государство в данном случае будет уверено, что продуктами население будет обеспечено. Это подход Дмитрия Козака: чтобы люди не потеряли уверенность, чтобы они видели, что их в беде не бросят. Я как-то возил одну делегацию из Белоруссии в Австрию. У них страховка очень интересная. Собираются фермеры и сдают деньги в общий котел на страховку — условно говоря, по сто рублей. В конце года подводят итог: ничего не случилось, воды достаточно, ураганы стороной обошли. Как думаете, что они делают с этими деньгами? Вот вы что бы сделали?

— На следующий бы год оставила.

— И у меня такая же логика. А они их раздают! Спрашиваю: а зачем?! Отвечают: это доказательство чистоты помыслов. Это ваши деньги — вы их сдали, а они не понадобились. Вы вправе их взять назад, а потом решить их же снова отдать на эти же цели. Но это ваше решение — и ничьё больше!

А посмотрите, как Россия распространила страховку на вкладчиков украинских банков! Правда, Фонд затягивает с выплатами, но будьте уверены, все получат! Раз сказали — выплатим, значит, выплатим!

— Вы себе не представляете, как мы соскучились по государственным мужам! На Украине были лишь политики, а государственных деятелей за эти 23 года так и не появилось. То есть не было государственного подхода к решению проблем как для человека, так и для территорий. А здесь мы это уже видим…

— Мы сюда пришли надолго, навсегда. Потому и команду подбираем неспеша, команду единомышленников.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Люда Денисова отчиталась перед американским послом

Катя БЕДА

Крым. 16 декабря

.

Симферопольские евреи создали свою автономию