Крымское Эхо
Главное Россия

России пора (?) в наступление

России пора (?) в наступление

ИЩЕМ ОТВЕТЫ У ПУТИНА

Сразу уточним: заголовок, да и тема статьи, не имеют отношения к специальной военной операции. Поговорить хотелось о российской международной политике, культурной политике за рубежом и об образе кровожадных русских варваров, которому, наверное, нашей стране в какой-то степени стоит соответствовать.

А может и не стоит, но что-то эдакое пора ввернуть.

О чем собственно речь: сколько столетий уже Россия к своему недоумению служит для Запада какой-то пугалкой, бабкой ежкой, которая вылезает из-под кровати и пакостничает.

Образ этот был создан ради удовлетворения внутриполитических задач: обществам европейских стран, прежде всего Британии, нужно было пугало.

Россия подходила на роль идеально: большая, независимая, находится прямо рядом.

Ну, а дальше как-то прижилось, дальше Россия уже по умолчанию считалась злом (и не важно, делала ли она что-то или нет), а борьба со злом – дело уважаемое, поэтому и борьба с Россией тоже дело уважаемое.

В разные периоды было по-разному, конечно, но в отношении к России чувствовался какой-то религиозно-доктринальный подход: даже если кажется, что Россия не злая, значит, она какое-то зло замышляет. Эта установка мешает европейцам смотреть по сторонам и замечать, кто реально желает им зла и зло это причиняет.

Накануне на это обратил внимание Владимир Путин, отвечая на вопрос германского журналиста:

«Взорвали трубопроводы несчастные по дну Балтийского моря. Никто даже не возмущается – как будто так и надо».

А так действительно надо – они ведь со злом борются, а не газом торгуют.

Россия столетиями лишь плечами пожимала в ответ на подобное отношение. Когда принимались против России какие-то действия, Россия действовала в ответ, играла от обороны, так сказать, в наступление не переходила.

И в современности эта тенденция продолжилась. Своим старым недоумением Путин поделился, кажется, с Такером Карлсоном: «Как так? Мы же ваши, буржуинские…» Недоумение, повторимся, старое, сейчас ответ на «как так?» давно найден, что Путин подтвердил накануне, отвечая на вопрос, может ли Россия найти общий язык с европейскими лидерами:

«Можно и с лидерами найти, если бы они чувствовали себя более уверенно и набрались бы больше мужества для защиты национальных интересов».

То есть до сих пор старая сказка про Ваньку-варвара и Россию-бабайку служит ту же службу: решать внутренние политические проблемы с помощью пугала.

Сама же сказка о пугале служит идеологическими шорами, через которые на ситуацию как есть взглянуть уже не получится.

Даже спустя более, чем два года после начала СВО, у Путина спрашивают: «А чего это вы на Украину полезли?»

Ответ жесткий, даже несколько раздраженный, но справедливый. С надеждой, что, может, в этот раз поймут (вряд ли):

 «Восемь лет мы старались добиться решения этой проблемы мирным путем. Восемь лет! Мне когда-то бывший канцлер сказала: «Знаешь, в Косово, да, действовали мы тогда, НАТО действовала без решения Совета Безопасности. Но там же восемь лет проливалась кровь, в Косово». А здесь, когда проливалась кровь русских людей на Донбассе, – это что, не кровь, а водичка, что ли? Об этом никто не хотел ни думать, ни замечать этого…  Понимаете, что на этих территориях деградация началась и экономическая, и социальная? Восемь лет. Я уже не говорю про убийства, постоянные убийства людей: женщин, детей и так далее».

И напомнить европейцам стоило, что своей русофобией, своим стремлением ударить по (мнимому) злу в лице России, они сами упустили свои злые действия:

«Ну, не мы начали эту войну. Война началась в 2014 году после госпереворота и попытки задавить тех, кто не согласен с госпереворотом, с помощью пушек».

Есть ли надежда на исправление ситуации? А откуда ей взяться? Чтобы начать решать проблему, ее для начала нужно хотя бы проговорить. Не обязательно дипломатами, можно хотя бы журналистам дать поговорить, дискуссию в прессе запустить. Но мы знаем, что поле для этого давно уже выжжено. Путин говорит об этом мягко:

«Везде, где пытаются работать наши журналисты, везде им чинят препятствия, ну просто везде. Запугивают их сотрудников, закрывают счета в банках, отбирают транспорт – чего только ни делают. Это и есть свобода слова? Конечно, нет».

Но в целом понятно, что надежды на такой диалог просто нет. Есть русофобия, есть образ абсолютного зла, есть отношения между сюзереном (США) и вассалом (ЕС), а остальное уже не надо:

«У нас разные точки зрения, но разве смысл работы средств массовой информации заключается в том, чтобы только обслуживать правительства? Даже если это точка зрения российского Правительства, разве мы не можем донести эту точку зрения до слушателей, зрителей и пользователей интернета в других странах? Разве это не есть свободное распространение информации, нравится она или нет?»

И на фоне этого велик соблазн хотя бы недолго и немного посоответствовать тому демоническому образу, который нам выстроили.

Народная формула «как сделать хорошо»: сделать плохо и вернуть, как было.

Это не наш путь? Возможно. Философы смогут решить, когда ситуация устаканится.

Ладно, демонами-варварами можно и не становиться. Но в этом культурно-идеологически-политическом противостоянии точно пора переходить в наступление. Первый шаг президент уже обозначил, когда отвечал на вопрос о реакции России на разрешение бить по нашим «старым» регионам западным оружием:

«Мы думаем на тему того, что если кто-то считает возможным поставлять такое оружие в зону боевых действий для нанесения ударов по нашей территории и создания проблем для нас, то почему у нас нет права поставлять наше оружие такого же класса в те регионы мира, где будут наноситься удары по чувствительным объектам тех стран, которые делают это в отношении России. То есть ответ может быть симметричным. Мы над этим подумаем».

Налицо политическое наступательное действие.

Но видите, оно ведь тоже происходит в ответ на. Может быть, пора сделать еще один шаг и заставить оппонентов отвечать уже на наш какой-то дерзкий и резкий шаг?

Но тогда это будто противоречит всему русскому нутру с его тягой к справедливости.

Но, может, одна несправедливость позволит установить справедливость бОльшую?

Много «но». Но. Что-то с этим делать надо. В противном случае эскалация может быть еще большей. А там… Оставим цитату президента:

«Подобные действия <наших противников> будут окончательно, они и сейчас уже дошли до высшей степени деградации, но будут окончательно разрушать международные отношения и будут подрывать международную безопасность. В конечном итоге, если мы видим, что эти страны втягиваются в войну против нас, а это и есть их прямое участие в войне против Российской Федерации, то мы оставляем за собой право действовать аналогичным образом. Но, в общем, это путь к очень серьёзным проблемам. Пожалуй, и всё».

Фото сгенерировано нейросетью

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.8 / 5. Людей оценило: 12

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Реабилитация грязных свиней

Алексей НЕЖИВОЙ

Мятеж Пригожина. Промежуточный финиш

Война будет долгой

Оставить комментарий