Крымское Эхо
Архив

Роскошь истории

Роскошь истории

В наступившем году Украине представился уникальный шанс презентовать страну многочисленным зарубежным гостям, которые съедутся на футбольные матчи европейского чемпионата. Странно только, что к просмотру готовят только те города, где будут проходить встречи команд, будто вся Украина начинается и заканчивается футбольными полями Львова, Донецка, Харькова. При таком однобоком подходе страна по-прежнему останется для иностранцев терра инкогнита, хотя могла бы открыться многообразием и непохожестью своей истории, о которой зарубежные гости даже не догадываются. Да и сами украинцы, судя по туристической активности внутри страны, мало знакомы с ее историей за пределами своих родных мест.

Отдыхают на Мальдивах, любуются красотами Италии, восхищаются архитектурой Испании, как свои пять пальцев знают Чехию и страны Балтии, вдохновенно рассуждают о чужой истории и не способны ответить на элементарный вопрос об отечественной. Только сейчас среди жителей больших городов стала зарождаться мода на сверхблизкий туризм, когда маршруты путешествий ищут у себя под носом. А ими удивительно богата провинция, имеющая историю, которой с полным правом могут позавидовать страны, стонущие от туристических набегов. Керчь в этом отношении уникальна. Но спроси у кого из бывавших здесь, что является визитной карточкой города, прежде всего назовут Митридат и Аджимушкай.

Не ошибаются, но и не вполне правы, утверждая это. Неподалеку от Аджимушкайского мемориала расположен интереснейший экскурсионный объект Керчи — Царский курган — одна из визиток Керчи.

Это уникальное произведение погребальной культуры, которое трудно и невозможно связать с каким-либо другим местом. Только в Керчи существовали подобные курганы, и один из лучших и немногих сохранившихся называют Царским. Это «имя» досталось ему от раскопавшего курган Антона Бальтазаровича Ашика по очень простой причине: он был восхищен его величием. Керченские историки логично предполагают, что Ашик назвал его курганом-царем, выделявшимся мощью и размерами среди подобных. Аналогии в истории известны: Царь-колокол, Царь-пушка. Представляя Сталину проект моста через Керченский пролив, руководитель группы сказал ему: «Это будет Царь-мост», имея в виду его уникальность и протяженность. На что якобы Сталин возразил: «Царя мы свергли в семнадцатом году». Так что, скорее всего, и Ашик, называя курган Царским, имел в виду именно такое определение, потому что никаких захоронений, тем более царских, там обнаружено не было.

 

Мелек-Чесменский курган

Роскошь истории
Царский курган имеет особенную архитектуру и уникальные размеры его дромоса (проход в купольную гробницу, находящуюся под курганом): ни в каком другом кургане 36 метров в длину и 7 метров в высоту не встретить. Сравнение с Царским мог бы выдержать не сохранившийся Золотой курган, который находился на выезде из Керчи, где долгое время помещались радары, а теперь о нем напоминает лишь груда развалин. Он тоже занимал особое место среди многочисленных керченских курганов, потому что имел в отличие от других специальную оправу — каменную капсулу, состоявшую из огромных каменных блоков. Самые крупные были в основании — вот они еще сохранились.

Это отношение — не ценить имеющееся — свойственно было еще нашим предкам, судя по тому, что разрушение произошло в середине позапрошлого века. Курган, как и многие современные памятники, оставался без охраны, его стали разбирать на камни, а потом даже местная управа, видя, что бесплатно пользуются строительным материалом на городской земле, установила плату за разбор камня. Бут брали на заборы, а обработанный камень шел на строительство. Теоретически можно предположить, что в каких-то керченских строениях блоки курганов, в том числе и Золотого, сохраняются до сих пор. Например, достоверно известно, что Куль-Обинский курган так же разобрали по камешку, есть факты, кто и куда брал — это не считалось зазорным. Достоверно известно, что блоки самого склепа забрали на строительство костела, они лежат в фундаменте этого строения.

В XIX веке курганов в окрестностях Керчи было немало, и в каждом, по легенде, хранились сокровища. О находках в курганах знали еще в 1820 году. Моряки базировавшейся в Керчи транспортной флотилии под командованием Патенеоти, видимо, на досуге занялись кладоискательством и вскрыли богатое захоронение на продолжении курганного гребня, примерно в километре от Золотого кургана. До сих пор остается загадкой, что и сколько там было найдено, какую ценность представляло и куда оно делось. Якобы находки отправили генерал-губернатору Александру Ланжерону в Одессу, но часть их затерялась, что-то уцелело — в общем, история загадочная.

Открытия такого рода были вполне реальными, но неожиданными. Археологии как науки не существовало, никто целенаправленно, тем более на государственном уровне этим не занимался. Были отдельные любители вроде Павла Дебрюкса, вхожего в коридоры власти, водившего знакомство с великими князьями династии Романовых и самим императором Александром I, который побывал в Керчи в мае 1818 года. Павел Дебрюкс работал санкционировано, с высочайшего разрешения и получал на это средства. Но масса людей занималась кладоискательством тайком; все находки, как правило, превращались в лом, переплавлялись в слитки или уходили на черные рынки, существовавшие во все времена, и погибали для науки.

А здесь случилось то, что стало исключением и положило начало иному подходу к проблеме сохранения древностей Боспорского царства и других античных поселений. Солдаты, разбиравшие каменный курган на стройматериалы, обнаружили невскрытый склеп. По счастью, они были под началом командиров, доложивших градоначальнику о находке. И градоначальником, по счастью, оказался один из немногих, если не первый в истории России профессиональный археолог Иван Алексеевич Стемпковский. Он привлек Павла Дебрюкса, и вдвоем они произвели исследование этого захоронения. Внутри Золотого кургана было множество самых разнообразных предметов погребального инвентаря: посуда, одежда, украшения, золотые украшения, сосуды из серебра и электры, оружие, бронзовая посуда поражали своими внешними достоинствами.

Находки интереснейшие и главное — не исчезнувшие бесследно, как находки из кургана Патенеоти. Эти вещи в полном объеме достались Эрмитажу, о них заговорил научный мир, была оповещена публика, на страницах «Одесского вестника» появилась информация о находке уникальных вещей весом восемь фунтов. Но было ясно, что ценность античных предметов не измеряется ни весом, ни размером — это бесценные сокровища. Датируются они IV веком до нашей эры, когда существовали подобного рода захоронения и уступчатая конструкция камеры такого же типа, как в Царском кургане.

Царский курган»
Роскошь истории
Это стало настоящей сенсацией, сам император видел золотые вещи в Эрмитаже. Но, как оказалось, некоторые вещи не дошли до музея, потому что оказались у грабителей. Когда курган был брошен и оставлен без охраны, кладоискатели вскрыли под полом еще одно или несколько захоронений. Это стало известно, потому что среди населения Керчи стали гулять разрубленные и поделенные золотые вещи, пошли разговоры, что есть якобы целая уникальная вещь. Начались торги. Император объявил, что государство в его лице и Эрмитаж готовы выкупить у грабителей и населения золотые вещи из кургана без наказания виновных в его разграблении и приобретших их. Самой ценной доставшейся в результате этой сделки Эрмитажу вещью оказалась золотая нагрудная бляха в виде скачущего оленя, выкупленная за баснословные по тому времени деньги — тысячу двести рублей. Николай I пошел на такие жертвы ради того, чтобы Эрмитаж пополнился уникальными находками, среди которых оказались фрагменты гривны. Но всё основное оставалось у людей и, как рассказывали старожилы, в Керчи еще не одно десятилетие видели вещи в ушах модниц, которые были из того самого захоронения.

Был в Керчи и другой Золотой курган, который татары называли Алтын-Оба. В XVIII там ничего не нашли, но, наверное, и в нем когда-то было что-то ценное, потому что вряд ли он получил такое название без веских на то оснований. Легенды существуют разные, в том числе и такая, что на Алтын-Оба крымские правители разбивали палатки и туда им привозили золото подвластные народы. Но не исключено, что там все же были захоронения: следы свидетельствуют о разграблениях. Алтын-Оба был раскопан в 1832 году, причем по программе, на которую выделялись государственные средства.

В Керчь с целью проведения здесь раскопок прибыл специальный чиновник Дамиан Корейша. Это был тот же грабеж, но узаконенный волею государя. Нынешние историки расценивают этот шаг столь критично, потому что раскопки производились, с точки зрения современной науки, варварски. Курганы порой сносились до основания, раскапывались не ради того, чтобы иметь представление о самом кургане, сохранить его и оставить планы этих сооружений. От многих курганов не осталось ни описей, ни записей методик, по которым велись раскопки, ни результатов исследований. С одной стороны, участие государства спасало находки от разграблений, но с другой — нанесло урон науке в целом. Но это современное суждение, а для того времени это было явным прогрессом: государство, спохватившись, поняло, что всё это может уйти в никуда, быть разграбленным, уничтоженным, и не только наука ничем не обогатится, но и музеи ничего не получат.

Занялись раскопкой тех курганов, которые, образно говоря, внушали доверие, всем своим видом показывали, что они могли хранить в себе ценные находки. Но сразу произошел «прокол» — второй Золотой курган, который татары называли Кучкуль-Оба, оказался пустым. Этот курган не мог не привлечь внимания, потому что его внушительный вид выдавал захоронение человека влиятельного, знатного и могущественного, может быть, самого царя, потому что царские захоронения были самыми большими по размерам и располагались на самых высоких местах. Он стоял в небольшой гряде, рядом располагались меньшие по размерам, но с подобной архитектурой. Понятно, что Антон Бальтазарович Ашик обратил на него внимание, и в 1833 году приступил к раскопкам.

 

Царский курган

Роскошь истории
Точной ориентации дромоса кургана не знал никто, потому что в каждом были они ориентированы по-разному. Остается загадкой, с чего он начал, потому что как таковых дневниковых записей не сохранилось, и неизвестно, вел ли он вообще полевую документацию. Он работал вслепую и только в феврале 1837-го, через три с лишним года, Ашик вышел на точку, откуда начинался дромос, потому что это наиболее реальный путь вскрыть курган.

Курган сложен из огромных каменных блоков, поэтому правильным было бы предположить, что Ашик прорывал так называемые мины, глубокие траншеи, упираясь в камень. Видимо, со временем он наткнулся на закладную стену, перекрывавшую вход в дромос. Стена оказалась мощной, в несколько метров толщиной, и он начал ее ломать. Но она была особо прочной, поскольку блоки скреплялись дополнительно свинцовыми скобами. Вскрыв ее, а он знал, как устроены подобные склепы, Ашик понимал, что за закладной стеной окажется проход, который проведет его в погребальную камеру. После ее вскрытия он рассчитывал выйти на стратегический простор, попасть в коридор и продвигаться к погребальной камере, которая могла быть заложена еще одной закладной стеной. Но когда он стал взламывать верхнюю часть стены, то увидел, что в дромосе почему-то лежит земля. Очевидно, Ашик стал искать пролом, через который земля попала в дромос и, как полагают современные исследователи, всё-таки нашел его. Вход в погребальную камеру оказался свободен, Ашик сумел ее осмотреть и к своему глубочайшему сожалению убедиться, что она пуста, никаких следов захоронения нет. Его вполне объяснимые мечты, что в таком внушительном кургане могут храниться сокровища, не оправдались.

Но, разочаровавшись в главном, Ашик по достоинству оценил архитектуру этого сооружения. Он понял, что до него столь грандиозного сооружения не находили, потому что даже Золотой курган по отдельным параметрам уступал этой гробнице. Здесь было нечто необычное: дромос с изогнутыми стенами, квадратный пол и круглый уступчатый купол, который в эпоху средневековья станут применять при сооружении храмов. Ни в одном кургане не было столь длинного и столь высокого дромоса — за это Ашик назвал его Царским. Имеется в виду, что это курган-Царь, который, как потом подтвердилось, занимает особое место, потому что после Ашика никому не удалось открыть более грандиозного сооружения. Особенно это ясно теперь, когда никаких других курганов попросту нет. А курганов с подобной архитектурой было в районе Керчи немало, но они, к несчастью, не описаны, а в лучшем случае только упомянуты.

Царский — сохранился, хотя не в том виде, в котором его нашел Ашик. Произошло это по той же причине, что и с Золотым курганом: он был брошен на произвол судьбы, не охранялся и стал подвергаться ограблению. Камень, хотя это и огромные блоки, сбрасывали вниз и пилили на месте, а погрузив на телегу, увозили на строительство. По тем рисункам, что сохранились, понятно, что к сороковым годам XVIII курган был, образно говоря, обглоданным. Не произойди с ним то, что произошло впоследствии, а это счастливый случай, от него бы ничего не осталось. В начале шестидесятых годов здесь побывал цесаревич Николай Александрович — вскоре умерший старший сын Александра II — вместе со своим учителем и наставником Константином Петровичем Победоносцевым, он-то одним из первых обратил внимание на происходившее с курганом.

Царский курган»
Роскошь истории
В 1865 году начались работы по восстановлению Царского кургана, на что были выделены государственные средства. Денег хватило на покупку пятидесяти новых блоков, восстановление потолочной части и верхних ярусов. Курган приобрел не первозданный, но близкий к нему вид. Для воссоздания первоначального вида оставалось нарастить несколько метров стен, потолка и свод, но результат был не только в этом: курган не просто восстановили, а построили сторожку, дворик с колодцем и создали постоянную охрану. С этого момента курган стал, говоря современным языком, музеефицированным объектом, что спасло его.

Царский курган заинтересовал оккупировавших Керчь фашистов, которые понимали ценность таких объектов. Овладев Крымом, они комплексно занялись всеми вопросами, включая охрану памятников и их функционированием. Тогдашний директор Керченского музея Александр Шевелев предпринял в тот период беспрецедентный шаг: добился, чтобы германские власти позволили ему с Тамани привезти уникальный саркофаг, найденный еще в период Первой мировой войны. Он был помещен не в Царский курган, находившийся в отдалении от Керчи, а в Мелек-Чесменский. Это была непростая техническая задача: саркофаг затащили в камеру, где он простоял до сорок четвертого года.

После освобождения Керчи центральным властям стало известно о нахождении уникального саркофага. Лежавшему в рунах городу было не до исторических ценностей, и было принято решение о спасении саркофага большим музеем. Выбор достойного такого сокровища музея пал на Исторический музей в Москве, где имелись отражающие историю Боспорского царства экспонаты и где саркофаг занял главенствующее место. Он был доставлен в Москву без одного фрагмента, уголка крышки саркофага, который нашли позднее при расчистке территории Мелек-Чесменского кургана, он находится теперь в фондах Керченского музея.

Несмотря на разочаровавшую Ашика пустоту, архитектурные особенности Царского кургана позволяют предполагать, что это все же действительно место погребения царя. Отсутствие каких-либо следов, как предполагают современные исследователи, свидетельствует о его разграблении еще в древности — такие факты в истории случались: ничего святого не было во все времена. Ограбить курган могли только те люди, кто знал его устройство, кому было известно, как ориентирован дромос и потому они сразу нашли уязвимое место — небольшой толщины потолок, через который проникли к погребальной камере. Понятно, что унесли самое ценное.

Но у современных историков есть ответ на вопрос, куда делись не дождавшиеся раскопок Ашика кости и саркофаг. Оказывается, в эпоху раннего средневековья, а возможно, и позднего античного времени, на рубеже III-IV веков нашей эры на окраинах античного мира христиане искали в качестве убежищ тайные места: катакомбы, гроты, пещеры, курганы. Сложно сказать, к какому племени они принадлежали, но проникли туда они как христиане и устроили внутри погребальной камеры молельню. Но прежде избавились от языческих атрибутов. Скорее всего, деревянный саркофаг разобрали и вынесли, потому что следов пожара внутри нет, кости выбросили. Подтверждают эту гипотезу и сохранившиеся на стенах кургана кресты.

…Через месяц в Керченском историко-культурном заповеднике будут отмечать 175-летие открытия Царского кургана, к которому приурочат создание экспозиции в бывшем домике смотрителя. Для научного мира это значимая дата, которая не останется без внимания исследователей. Но куда более существенно, чтобы этот музейный юбилей послужил основанием для развития в Керчи исторического, научного туризма. Если туристические эксперты ввели Украину в список наиболее привлекательных для путешествий стран, то Керчь просто обязана стать непременным пунктом таких маршрутов.

 

Фото из архива Керченского
историко-культурного заповедника

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Константин Затулин: Одна цель достигнута. Но есть еще Юго-Восток…

.

Будет мир — будет счастье

.

Крым. 21 октября

.