Крымское Эхо
Архив

Рожденные в рубашке

Рожденные в рубашке

НОВЫЙ ВОКЗАЛ СТРОЯТ НА БОЕПРИПАСАХ

Нет ничего удивительного в «приветах войны», которые находят то тут, то там на Крымском полуострове. Но вот когда такие «клады» обрастают недомолвками, есть смысл насторожиться.

«В Симферополе при строительстве нового пригородного вокзала были обнаружены две минометные мины, два 58-миллиметровых и два 45-миллиметровых снаряда. Все — с советской маркировкой 1941 года» — такую информацию распространило Главное управление МЧС в АРК. Обнаружили и тут же, за девятой колеей, обезвредили.

«Это же вокзал. Здесь во время войны грузили боеприпасы. Скорее всего, что-то потеряли при погрузке», — успокаивает историк Андрей Мальгин. Но вот что интересно: министр транспорта и связи Крыма Николай Черевков сообщил нам, что найдено было не шесть, а… восемь объектов. Уточняем в МЧС (может, еще два снаряда нашли вечером, и пресс-служба не успела среагировать?) — получаем твердый ответ: «Мы не знаем, откуда у вас такие сведения. Боеприпасов было шесть».

Побеседовать с начальством вокзала нам не удалось. Услышав, что мы из газеты, женский голос в домофоне сообщил, что начальник в отпуске. Заместителя тоже не оказалось: «Все в отпуске, нет вообще никого». Интересно, кто же тогда управляет вокзалом, подумали мы, стоя перед дверью, которую нам так и не открыли.

Подходим к первому же ларьку и между делом интересуемся у продавщицы: «А правда, что у вас тут мины нашли?» «Да, было дело». «Не страшно? Вдруг рванет?» «А чего бояться-то? — задается вопросом продавщица. — Мы за девятой колеей не ходим. Чего там делать?»

Это сейчас там люди не ходят, а скоро ходить начнут поезда, думаем мы и идем на стройку. Спрашиваем у первого же рабочего: «А где тут мины нашли?» Узнав, что мы из газеты, он отказывается разговаривать: «Тут один наш уже поговорил с журналистами — так его премии за это лишили. Вон стоит замначальника стройки, у него и спросите».

Замначальника охотно показывает место, где обнаружили «приветы войны» — там уже лежит новая колея. На вопрос, сколько их было, он, не задумываясь, отвечает: «Восемь». В разговор вступает тот самый бульдозерист, который нашел опасный «клад»: «А я слышу ковш обо что-то стучит… Но это ерунда, раньше их больше находили. Их было очень много. Вот так просто лежали, и мы прямо по ним ездили». «Когда это — раньше?» — спрашиваем. Посовещавшись, рабочие говорят, что в 2003 году. К обсуждению присоединяется третий: «А он (бульдозерист — авт.» ) мне говорит, чтоб я посмотрел, что там. Ну тут мы поняли! Мне сказали, чтоб я положил вон туда, под столбом. Ну, я взял и кинул! Все кричат: «Что ж ты делаешь?»

Пораженные оптимизмом работяг, которым платят не так уж и много, чтоб рисковать жизнью, отмечаем про себя: раз уж мины и снаряды обезвреживали прямо здесь, а не везли на полигон, значит, они были нетранспортабельны и не так уж безопасны. Конечно, было бы хуже, окажись эти мины неразорвавшимися. Но и целые боеприпасы могли быть повреждены за долгие годы под землей. Так что рабочие, стучавшие по снарядам и кидавшие мины, можно сказать, родились в рубашке.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Каменка. Быть или не быть бомжами?

.

Деньги VS время: что дороже?

.

Валентину Пикулю – 85!

.