Крымское Эхо
Архив

Родина, мы вернулись!

У меня в гостях сейчас российский журналист из Краснодарского края (все гостиницы забиты) — он ошеломлен, он никогда в жизни в силу своего возраста не видел такого энтузиазма людей. Накануне он побродил по улицам крымской столицы и очень удивился: тут всё, оказывается, мирно и спокойно, все ждут, когда же, наконец, начнется референдум. Он в своем удивлении не одинок: многие журналисты из других стран, коих сегодня в Крыму около семи сотен, «ехали на войну», а попали в «крымскую весну».

Впрочем, война против крымчан не затихала последние три недели. Вы себе не представляете, насколько изобретательны, или как сейчас говорят, креативны, оказались провокаторы разных мастей! Сколько постановочных кадров соорудили и выпустили в интернет! Сколько под видом журналистов пытались провезти на полуостров оружия, взрывчатки, бронежилетов и тому подобной амуниции «майдаунов»! Власти пытались реагировать, успокаивая население, что и свет не потухнет, и воды достаточно, и продовольствия на всех хватит — а потом плюнули на это дело: и без их объяснений люди сами разобрались, что телекартинка и жизнь не совпадают. И просто отключили телевизоры.

Сражения для особо склонных к мазохизму идут в соцсетях. Там то и дело появляются кровавые фото из пластических клиник десятилетней давности с подписью «севастопольских девчаток изнасиловали российские солдаты» или взахлеб идет плач об очередных зверствах крымской самообороны по отношению к «самым честным» журналистам — они их, оказываются, бьют, пытают, отбирая аппаратуру. А из Крыма бегут люди, «потому что здесь сейчас будут бомбить». А если посчитать, сколько танков и БТРов въехало в Крым и разместилось вокруг границ Украины — то их число на порядок превысит всю имеющуюся военную технику во всем мире.

Нашего человека уже не запугаешь. Одновременно с голосованием идет осознание того, что же на самом деле произошло — а случилась срочная эвакуация, которую блестяще провели сами крымчане со своим спикером Владимиром Константиновым и новым премьером Сергеем Аксеновым. Правда и то, что если бы у них не было за спиной на той, самой первой, сессии, 53 неиспугавшихся депутата, ничего бы не случилось. И, самое главное — этой мирной, тихой и незаметной эвакуации не случилось бы, не будь на полуострове уже 230 лет как минимум присутствия русского, российского солдата.

Если у вас создалась благостная картинка по крымскому референдуму, это не совсем так. Свое категорическое неприятие сразу высказал меджлис крымскотатарского народа устами его нового лидера Рефата Чубарова. Он призвал бойкотировать референдум, и вчера до поздней ночи в эфире крымскотатарского телеканала АТР звучали призывы к крымским татарам на референдум не ходить. А ближе к девяти вечера вообще появилось заявление о том, что «крымскотатарский народ имеет право на самоопределение в составе Украины».

Известный крымский политолог Андрей Никифоров назвал его юридически «ничтожным», не влекущим никаких правовых последствий. И объяснил, что Чубаров делает большую ошибку, обосабливая своих уже достаточно немногочисленных сторонников, тем самым выводя меджлис за рамки политического поля. Дело в том, что накануне Верховный Совет Республики Крым принял обширное постановление (в его подготовке принимали участие в том числе и президент Татарстана Минниханов) «О гарантиях восстановления прав крымскотатарского народа и его интеграции в крымское сообщество», в котором заложены основные принципы, по которым власти собираются строить свои взаимоотношения с насильственно переселенным народом. В нем, кстати, заложены пункты, принятия которых давно добивался меджлис. Когда до их реализации остались миллиметры, меджлис от них отворачивается, тем самым показывая, что на самом деле все его лозунги были лишь прикрытием для неких других целей.

Кстати, уже ясно, что крымские татары на участки для голосования пошли — к концу дня, когда из экзит-полла мы узнаем первые итоги референдума, станет ясно, «послушались» ли крымские татары главу меджлиса.

Крым пугали невозможностью легализовать итоги референдума. Оставим все тонкости этого процесса специалистам, лишь скажем, что для нас главным внешним индикатором был приезд международных наблюдателей. Еще в понедельник все осторожно говорили: мол, должны приехать — ничего не было известно. В четверг уже сообщили, что в дорогу собирается больше двух десятков из разных стран. В результате в субботу зарегистрировались 135 наблюдателей из 23 стран. Не приехала только ОБСЕ — в Крыму ее представителей накануне не пустили на полуостров, считая эту организацию провокативной.

Любопытная сложилась ситуация: в Крым приехала без преувеличения вся Европа, весь мир. А ОБСЕ, усердно окормляемая США, не приехала. А, может, она вообще никому не нужна — такой вывод можно сделать из вполне себе демонстративного приезда наблюдателей из Франции, Германии, Испании и еще пары десятка стран, кстати, не только Европы.

…Сегодня вечером в Симферополе на главной площади, до сих пор носящей имя Ленина, рядом с сохраненным памятником вождю мирового пролетариата, которого крымчане давно считают украшением городского ландшафта, не придавая ему никакого политического смысла (кроме особо рьяных из меджлиса, 23 февраля потребовавших его сноса), пройдет грандиозный по местным меркам концерт. Я знаю, что туда стечется половина жителей столицы Крыма — надо выплеснуть эмоции, тревогу ожидания, пообщаться друг с другом, уже не боясь, что тебе за это «что-то будет».

Кстати, о последнем — до последнего дня многие крымские чиновники боялись открыто, в том числе по телефону, комментировать ситуацию: боялись прослушки, боялись, а вдруг что-то сорвется, и тогда придется отвечать перед «майдаунами» с касками на голове и дубинками в руках.

Не сорвалось. Теперь уже вполне можно сказать: Родина, мы вернулись! Крымчане, с кем я разговаривала, отлично понимают: они не едут в рай — но они точно знают, что избежали ада. Они понимают, что впереди большая работа, что не всем будет комфортно: с пенсионерами все легко и понятно, они переходят на российскую пенсию и продолжают жить спокойно и счастливо. А вот молодежи придется труднее: многие завязаны на украинские фирмы, вузы, на крымские предприятия, которые вплотную зависят от материковых структур. Пожалуй, им придется труднее всего.

А знаете, чего больше всего боятся мои друзья? Что Крым переедет, а в ее «высших эшелонах» останутся все те же лица, которые научились мимикрировать под любой цвет партийных флагов. Уже сейчас мэры некоторых крымских городов, которые усердно сбрасывали триколоры с флагштоков админзданий, установленные митингующими крымчанами, сегодня в первых рядах отчитывающихся за успешно проводимый референдум…

Но мы уже получили из уст Сергея Аксенова его желание преобразить Крым по-серьезному. Несколько лет назад он взахлеб мне рассказывал после экскурсии в Сингапур: мы ведь тоже так можем! Тогда это казалось несбыточной мечтой. А сейчас… а почему мы этого не сможем — вместе Россией и мечты становятся реальностью. Как этот референдум, например.

Мы понимаем, что впереди у нас много работы. И мы понимаем, что и Россия сегодня — благодаря украинским и крымским событиям — уже иная: россиянам теперь не надо рассказывать, откуда есть пошла Болотная площадь и что стоит за их мантрой о «свободе слова», которую навязывают теперь уже точно понятно кто. Мы готовы к работе, мы отлично понимаем, что нас ждет впереди, и мы делаем взрослый осознанный выбор.

[url=http://izvestia.ru/news/567558]Известия [/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Дмитрий Вакулин: Во власть должны прийти новые люди

Лидия МИХАЙЛОВА

Дни и ночи в шуршании листьев-страниц

Марина МАТВЕЕВА

Отстоим Крым

.