Крымское Эхо
Поле дискуссии

«Результат будет такой же, как 9 мая 1945 года» (ВИДЕО)

«Результат будет такой же, как 9 мая 1945 года» (ВИДЕО)

ЭКСПЕРТЫ В КРЫМУ РАЗМЫШЛЯЛИ О ДОРОЖНОЙ КАРТЕ ДЛЯ УКРАИНЫ

Украинская власть вывела на первое место обсуждение в обществе темы о том, куда «вступать» нашей независимой «неньке»: в ЕС или ТС. Мы все время куда-нибудь вступаем (или не вступаем): в НАТО, в ВТО, ГУАМ. Вступали бы и в ООН, если бы об этом когда-то не позаботился Советский Союз.

Может, именно поэтому у среднестатистического гражданина этой страны, замученного тяжкими мечтами о том, что вот «вступим» — и будет нам счастье, в голове такой сумбур: а вдруг еще какой-нибудь союз, ассоциация или организация останется без Украины?

Но сейчас случай особый: народ всколыхнулся, почуяв угрозу — всем же известно, что власть тогда начинает народ как-то особенно уговаривать, пропагандировать и разъяснять, когда чувствует свою слабину. Ну действительно: зачем агитировать людей, скажем, за то, что нужно дышать свежим воздухом? И без того все это знают, а если не знают, то быстро разберутся. Но когда вдруг такое случается, все ищут (и таки находят!) подвох.

Вот нас сейчас успокаивают: ассоциация с Евросоюзом — это лишь начало долгого пути, это ничего не означает, в нашей жизни еще долгие годы ничего не изменится. Но почему буквально сегодня Николай Янович Азаров прилюдно заявляет: «Соглашение об ассоциации является всеобъемлющим и достаточно сложным для Украины. Например, адаптация технических регламентов для Украины в течение десяти лет потребует примерно 165 миллиардов евро. Это огромная работа. Нам нужно будет перенастроить всю нашу экономику на новые для нас стандарты».

Простите, у нас годовой бюджет всей страны на текущий год 1 трлн 576 млрд грн. Что, десять лет вся страна, как любой ее гражданин-не олигарх, мечтающий купить крышу над головой, должен десять лет не есть-не пить?.. И это только один вопрос, причем чисто экономический — а сколько еще других — гуманитарных, культурных, цивилизационных и прочих…

Такие казусы, по идее, нам должны объяснить политологи и эксперты в области экономики и общественных отношений. И такая работа идет, причем достаточно давно. Но, как это принято в нашей русско-украинской ментальности, уроки мы учим в ночь перед экзаменом. Вот и в Симферополе вчера собрались политологи на заседание Крымского экспертного клуба. Поводом к сбору послужило и то, что в столицу приехали гости из матери городов русских, представляющие противоположные мнения — Виталий Балла и Ростислав Ищенко. Встречу обозначили как «Украина: Европейский или Таможенный союз. Крымский взгляд».

Посетил мероприятие и сам Анатолий Могилев. Но премьера ждала поездка в школу-интернат для одаренных детей, что находится под Симферополем, поэтому он высказал свое мнение (см. ниже наше видео) и удалился. Смысл его речи хорошо укладывается в известное высказывание Черчилля о том, что у Великобритании нет вечных врагов и нет вечных друзей, а есть национальные интересы. «Выбор вправо или влево — это, по-моему, слишком категоричные суждения». Он пожелал экспертам найти некую адекватную модель действий «для нашего крымского общества».

Ростислав Ищенко, который, [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=10503]как известно нашим читателям[/url], стоит на том, что Украине нужно подписывать соглашения не с Евросоюзом, а с Таможенным, оттолкнулся от слов крымского премьера о том, что он считает главным — это сохранить стабильность. «Значит, он опасается, что подписание в Вильнюсе соглашения об ассоциации может привести к нестабильности!», — заметил политолог. И практически всю свою речь построил на том, что Россия не спустит Украине нежелание смотреть на Восток: слишком велика для РФ цена вопроса. «Не помню, — сказал эксперт, — чтобы у Путина после «А» не было бы «Б», «В» и так далее».

Кто-то потом заметил, что до сих пор российский президент молчал: высказывались те, кто у него в подчинении, и высказывались очень жестко. Ростислав Ищенко обратил внимание еще на один парадокс, который потом другими подхвачен не был, а нам кажется, что он весьма и весьма значителен. Речь о том, что в Киеве слишком благодушно настроены к явному разрыву стратегических отношений с северной соседкой — мол, никуда не денутся, все равно будут покупать наши конфеты и принимать наших трудовых мигрантов.

Политолог попросил знакомых журналистов спросить у киевских «евроинтеграторов»: а если Россия таки выполнит свои угрозы, если «хорошо» не будет? Ответ был один: будет катастрофа. Уточним: катастрофа будет для Украины — Россия найдет выход, как не раз в истории уже находила. «Я признаю за Виктором Януковичем право подписывать любые соглашения, но я очень хочу, чтобы катастрофа не наступила», — говорит политолог. Сегодня «только у Азарова растет ВВП на 4 процента в год, а наши кошельки становятся все легче». А в Крыму ко всем невзгодам добавляется и возможность межнациональных конфликтов.

Ищенко удивляется: почему в стране никто не просчитывает пессимистический вариант? Николай Азаров на недавней ялтинской встрече (YES) проговорился, что ГТС, с которой страна носится, как дурень со ступою, уже работает на треть своих возможностей — и никто не собирается давать деньги на ее модернизацию. И это притом, что Украина подписала европейскую Энергетическую хартию. Европейскую!

Его политический оппонент, Виталий Балла постарался всех успокоить: мол, никто Украину в ЕС не берет, «задача Украины — использовать возможность, которую ей дают, стать цивилизованной страной». И вообще, если в случае с ТС мы говорим об экономике, то в случае с ЕС нужно говорить о… культуре! Будет ли у нас кризис? Балла к цифрам относится «скептически»: «Никто не знает, что будет».

И тут он явно вступил в полемику с уже ушедшим Анатолием Могилевым (напомним, премьер говорил о национальных интересах). Виталий Балла, получивший образование в европах, подосадовал, что Украина до сих пор не сформулировала национальную идею. А без нее — никак, стратегия развития не просматривается. «Вы не пошли в НАТО, заявили, что вы нейтральная страна — ну и объявите, что и в экономике вы нейтральная страна»…

Интересный вопрос задал киевским гостям крымский политолог Владимир Джаралла: почему украинское руководство решило, что надо подписывать вюльнюсское соглашение? Виталий Балла: «Какие-то личные и корпоративные интересы совпали с интересами страны». Ростислав Ищенко: «Украинская власть выбор не делала. Приезжая в Москву, и президент, и премьер постоянно озвучивают одну позицию: мы сделали выбор в пользу ассоциации с ЕС, а от вас нам нужен только дешевый газ. Давайте договоримся таким образом, что вы нам газ сделаете дешевым.

Почему украинская власть не зависит от голосов тех, кто ее избирал? Любой президент рано или поздно начинает занимать такую позицию. С моей точки зрения, проблема заключается в том, что украинская власть до сих пор ощущает себя руководством мятежной провинции. Отсюда у нее попытка как можно дальше дистанцироваться от бывшего центра, убежать куда угодно, хоть в Южную Африку, хоть в Австралию, но подальше от Москвы.

Поэтому любые попытки РФ выстраивать какие-то прагматические отношения сталкиваются с ответом: «Мы сделали свой цивилизационный выбор, мы европейцы». Ощущение: мне в руки упала страна, и она моя, а с другой стороны, я понимаю — мой народ тяготеет к другой стране. Не секрет, что последние годы Владимир Путин победил бы на Украине сразу же в первом туре. Они же эти данные тоже получают, для них же это не секрет.

Поэтому — как можно дальше от опасности! Я чувствую, что это не моё и я понимаю, что в Европе на мою вотчину претендовать не будут. А вот эти — могут. И даже если у них нет намерений, но в политике оцениваются не намерения, а возможности, поэтому нужно выстроить как можно больше барьеров, это вполне логичная с точки зрения украинской власти позиция. Другое дело, что эта позиция противоречит личным интересам Виктора Федоровича Януковича, но свои личные интересы он уже будет отстаивать самостоятельно». Цитата длинная, но примечательная, согласитесь.

Чтобы избежать искушения и дальше цитировать самые интересные куски из выступлений теперь уже крымских экспертов, скажу, что многие из них попали в ловушку. С одной стороны, им, крымчанам, давно понятен вектор движения Украины в целом и полуострова в частности. С другой, не хочется входить в явное противоречие с декларациями правящей партии, под крылом которой работает Крымский экспертный клуб. Скажем только, что звучал тезис о том, что Россия проиграла информационную битву (и в целом войну) за Украину, говорили, что никакая Европа не будет решать проблемы насильно выселенных с полуострова народов, опять прозвучал, вслед за Баллой, явно извращенный тезис о том, что, мол, ЕС — это культура, а вот ТС — это сплошная экономика.

Ростислав Ищенко не выдержал: «Здесь дважды прозвучало утверждение: экономика — культура. Для того, чтобы что-то анализировать, нужно как минимум исходить из фактов, а не из домыслов. Это мне напоминает ситуацию с парафированием соглашения об ассоциации: парафировали в 2012году, а на украинский и русский язык перевели в 2013! Правительство не знало, что подписывает. Так вот, при подписании соглашения об ассоциации единственная часть, которая вступает в действие немедленно, сразу же при подписании — это экономическая, о зоне свободной торговли. А все остальное должно быть ратифицировано всеми парламентами всего Европейского союза, то есть никогда (напомним, сейчас в ЕС входит 28 стран — ред.).

Это пункт первый. Второе, по поводу того, что зона свободной торговли — это одно, а Евросоюз — другое. Но в рамках зст с ЕС мы подписываем обязательство, в соответствии с которым все бывшие, настоящие и будущие решения Европейской комиссии являются для нас обязательными и автоматически становятся частью национального законодательства. Это все равно, что мы сейчас подпишем соглашение о том, что все указы РФ, постановления правительства и решения парламента автоматически становятся частью законодательства Украины. Поэтому никакой культурой соглашение по ассоциации в среднесрочной перспективе даже и не пахнет. А в дальнесрочной тем более, еще неизвестно, что будет существовать через десять лет — Евросоюз или что-то другое. Так что давайте оценивать реальные факты, а не собственные пожелания».

Позволю себе процитировать мнения еще двух экспертов — они члены общественной редколлегии «Крымского Эха» , и мы, честно сказать, солидарны с их точкой зрения. Первое принадлежит директору Центрального музея Тавриды Андрею Мальгину: «Риски огромны, и дело не в мифической мести России, а в том, что ни экономика, ни общество не готовы к перемене правил игры. И мы не знаем, как всё для нас будет складываться.

Второй тезис — для Юго-Востока Украины в целом и для Крыма в частности ситуация сложна как для власти, так и для населения в целом. Несмотря на то, что о ЕС говорили давно, подписание воспринимается как гром среди ясного неба. И риски, которые возникают и у населения, и у власти, огромны. Нам не с чем идти в ЕС, и никто этого не просчитывал. Для власти вызовы очевидны. Если произойдет ухудшение экономической ситуации в условиях, когда Крым является базовым регионом для Партии регионов, 2015 год — вот он, не за горами, что делать, никто не знает, какую стратегию здесь выстраивать в оставшийся момент времени?

Особенных возможностей у Крыма нет, но мы могли бы выстроить здесь площадку для украино-российского диалога. В свое время Крым виделся как мост между двумя странами. Шансы у этого диалога минимальны, но не попытаться было бы неправильно. На Украине вступление в ассоциацию очень ухудшит ситуацию. Но поскольку Европа — это в большей степени союз не стран, а регионов, для Крыма может быть достигнут локальный позитивный вариант. Есть определенные погодные условия, в конце концов, еще не выпито все крымское вино. К сожалению, нет стратегии достижения такого варианта, и оставшееся время мы могли бы использовать, чтобы ее выработать».

Живую нотку в обсуждение внес доцент Таврического национального университета Сергей Киселев: «Лично я готов «евроинтегрироваться» — вместе с украинским правительством и президентом. Объясню. Во-первых, это не первая попытка в истории создания каких-то объединений, мы знаем, чем они заканчивались. Мы даже такую книжку читали, как «Россия и Европа» (Данилевский — ред.), и там даже такая глава есть «Европеиньичанье — болезнь русской жизни». И там есть такая фраза о том, что власть земли — это самая большая власть. И по поводу геополитики я хочу сказать, что те геополитические платформы, которые сформировались сегодня, отличаются наибольшей устойчивостью: границы могут в разные стороны ползти, переползать, но эти платформы непоколебимы! И их невозможно ничем поколебать. Ни Евросоюзом, ни Таможенным союзом. И то, что сегодня происходит в России, происходит по внутренним причинам. То, что происходит сегодня со стороны Европы по отношению к Украине, это идет по крайней мере четвертый раз, такая попытка вовлечь Украину в орбиту европейского развития: 17 век, Первая мировая война, Вторая, и нынешняя — четвертая. Под разными предлогами, а результат будет такой же, как 9 мая 1945 года. Это мое убеждение».

Он говорил о том, что сегодня в Европе более сорока регионов претендует на самостоятельное развитие. Подпишем документы с ЕС — к ним прибавится еще как минимум десяток. Об этом должна знать украинская власть. И она не должна забывать, что есть Крымская автономия. «Она имеет определенные права, и в Конституции есть специальный раздел, посвященный автономии. Наличие автономии игнорируют все: и киевская элита, и наша местная. Есть несколько вариантов, как поведет себя Крымская автономия в случае четкого евроинтеграционного курса со стороны Киева. Первый путь наиболее реалистичный: это полное подчинение курсу партии и правительства. Второй путь — это полное неподчинение. Маловероятный, практически невозможный.

Но есть у нас и третий путь: выработка некоего своего крымского предложения, некоего крымского проекта. Традиционно киевские политики почему-то любят сравнивать Украину с Германией, с Францией, но есть в Евросоюзе и другие страны. Есть, например, Дания, а у нее – своя автономия, которая называется Гренландия. И я задаю вопрос: а Гренландия в Евросоюз входит? Нет. На месте руководства Украины я вошел бы в Евросоюз, а Крым оставил за его пределами. Как Гренландию. И это вполне реализуемый проект, если мы его распишем, продумаем…

Поэтому мой призыв к участникам сегодняшнего круглого стола: подумать о неком асимметричном варианте, который Крым может предложить власти Украины, и тогда многие страхи уйдут. Мы не можем сегодня четко спрогнозировать, как поведут себя люди. Общаясь с обычными людьми на улице, в транспорте, я слышу, что они обсуждают эту тему и хотят услышать ясные, вразумительные ответы. Они их пока не слышат».

…В кулуарах, по окончанию встречи. Слышалась такая оценка состоявшемуся разговору: мол, на этот раз хорошо поговорили. Уезжая, Анатолий Могилев взял обязательство пересмотреть видеозаписи обсуждения. Выразим надежду, что он таки найдет время это сделать — ведь пока многое можно успеть, а крымский премьер уже не раз доказывал крымчанам, что он умеет и слушать, и принимать решения.

Фото и видео автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Власть-кадры-результат

Крымская весна-2014. Год спустя

Русские воюют с русскими. Что может быть страшнее?