Крымское Эхо
Архив

Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы

Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы

ДЖАНКОЙСКИЙ ХИМСКЛАД ПОСТРАДАЛ ОТ «ОБОРОТНЯ В ПОГОНАХ»

В этой жизни можно перестать удивляться чему угодно, только не тому, как все взаимосвязано. Еще на прошлой неделе была анонсирована пресс-конференция пострадавшего по делу Алексея Буркуна, сына главы Джанкойской райгосадминистрации, который умудрился совместить в себе две ненавистные нашему народу ипостаси: «оборотень в погонах» и мажор, сбивший человека в состоянии алкогольного опьянения.

Ничто не предвещало, что пресс-конференция выйдет за рамки заявленной темы. Но потерпевший, к большому удивлению журналистов, оказался несостоявшимся директором химсклада, сгоревшего в эту субботу. И что самое интересное, его конфликт с Буркуном начался четыре года назад именно с Райагрохима.

Потерпевший, Данилюк Александр Борисович, вспоминая о том, как в 2005 году отказался руководить химбазой, ничуть не жалеет: после того, что случилось накануне (взорвались склады с ядом), ему бы пришлось очень нелегко.

Хотя, признается он, надежды на то, чтобы спасти предприятие, у него были, и за работу он взялся бы с радостью, если бы ни одно «но»: кто-то похитил …подъездные железнодорожные пути. Этим «кто-то», как выяснил Данилюк, и был Алексей Буркун. Под его руководством рельсы были вывезены сотрудниками джанкойского предприятия «Вторчермет» и этому же предприятию и проданы.

 

Александр Данилюк


Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы
Вовремя сообразив, чем эта ситуация может обернуться, Данилюк отказался от должности директора, но не постеснялся высказаться насчет причастности Буркуна к похищению. Молодой начальник уголовного розыска города Джанкой отомстил за подобную дерзость незамедлительно: было совершено нападение на автомобильный гараж Данилюка, арестованы двое работников, его самого пытались задержать.

Репутация джанкойского мажора была известна всему району. Если о вымогательствах и грабежах люди могут забыть, то некоторые «грехи» не прощают никогда. Будучи еще оперуполномоченным, Алексей Буркун в состоянии алкогольного опьянения сбил молодого человека с коляской в поселке Заветленинский. Годовалый ребенок погиб на месте, парень остался инвалидом на всю жизнь. В машине, помимо Буркуна, были еще два человека, тоже пребывавших в состоянии сильного алкогольного обвинения: начальник местной ДНД и священник.

Родственникам потерпевших, которые не очень-то разбираются в тонкостях закона, преподнесли все так, будто преступник понес заслуженное наказание. На деле же его просто перевели из Джанкойской милиции в одно из сел района. Когда дело Данилюка и Буркуна предали огласке, семья пострадавших от еще молодого Буркуна обратилась к Данилюку в надежде, что справедливость все-таки восстановят. Одно за другим стали всплывать правонарушения «оборотня в погонах». Алексея Буркуна взяли под стражу 28 октября 2008 года. Ему предъявлено обвинение по 24 эпизодам, в том числе по фактам служебного подлога, незаконного задержания, краж, ограблений, мошенничества, незаконного хранения наркотиков. Данилюк признается, что после задержания мажора джанкойские милиционеры подходили к нему и выражали благодарность.

Алла Кошенко»
Рельсы, рельсы, шпалы, шпалы
Но, как у нас это принято, Буркун-старший и остальные родственники подсудимого, которые тоже работают в правоохранительных органах, делают все, чтобы дело затягивалось. С первого же заседания стало понятно, что на судебный процесс пытаются влиять: удаляли адвоката пострадавшего, безосновательно объявлялись перерывы в судебных заседаниях, свидетели давали одни показания на досудебном процессе и совсем другие — в зале суда; Данилюку не приходили повестки, а впоследствии его еще и оштрафовали за неуважение к суду и неявку на заседания.

Представитель Данилюка, Алла Кошенко, утверждает, что судебный процесс сопровождается бесчисленным количеством нарушений со стороны обвиняемого: «Его в зал суда заводят без наручников, милиция идет в метре от него, чего быть не должно ни в коем случае. Зайдя, он свободно подходит к своим родственникам, они его обнимают, целуют». А недавно странным образом повел себя гособвинитель – представитель Красногвардейской прокуратуры, безосновательно попросив дать ему трехнедельный перерыв для выяснения обстоятельств. Данилюк считает, что судебная волокита одобрена в Киеве: «Буркун-старший как раз недавно ездил в столицу. И сразу после этого прокурор стал затягивать дело».

Сам пострадавший тоже времени даром не терял: за то время, пока длится суд, он успел обратиться во все возможные инстанции, ездил даже к Луценко и добился направления комиссии из Киева. Правда, комиссия эта до Джанкоя так и не доехала: еще в Симферополе её перехватил Буркун-старший, после чего посланники Луценко вернулись в Киев раньше времени.

Сейчас цель Данилюка – достучаться до президента: «Когда в Джанкое травятся дети, этому все уделяют внимание, используют это для пиара какого-то. А когда происходят подобные вещи, никому дела нет. Пусть Ющенко тоже контролирует это, потому что именно он назначает всех этих людей, а потом от их действий страдают люди». Теперь от давних прегрешений мажора и «оборотня в погонах» пострадала еще и экология.

До того, как директором химбазы назначили Данилюка, там накопилось огромное количество отходов, свезенных со всей страны. Когда задумались об утилизации, оказалось, что никто даже точно не знает, что именно хранится на складе. Но все же вывезти и обезопасить тонны химии представлялось возможным… пока не исчезли железнодорожные пути. Люди сведущие уже тогда начали бить тревогу: база могла принести много бед экологии и людям.

По версии рескома АРК по охране окружающей природной среды, из 408 тонн химикатов сгорело 150, и при этом никакого вреда экологии и людям нанесено не было. Странным образом пожар произошел через неделю после того, как началась долгожданная утилизация. Данилюк официальным данным не верит: «Я как бывший военный, человек, который разбирается, могу сказать, что если бы взорвались 150 тонн, от Джанкоя бы ничего не осталось. Вся эта история с выделенными деньгами, утилизацией и химией – очень темная. Скорее всего, там уже и химии этой не было, и техники, а пожар нужен был для того, чтобы скрыть пропажу». Кстати, из фонда Рескомприроды на утилизацию было выделено 8 млн 600 тыс гривен, 7 млн уже переданы в Джанкойскую райгосадминистрацию. Отчитываться за якобы сгоревшие химикаты вряд ли кого-то заставят, а средства уже освоены.

Был ли пожар спланирован или его причиной стало долгое халатное и безответственное отношение к складу с химикатами, который никак не охранялся и даже не был огражден, – неизвестно. Но самое смешное, что за разграбление подъездных путей был-таки осужден один человек. Когда железнодорожную ветку разбирали, мимо проходил местный сельский житель, ему предложили забрать себе несколько шпал: в хозяйстве пригодятся. Тот с радостью согласился, не подозревая, чем это для него обернется. Когда от Буркуна стали требовать возбуждения уголовного дела по пропаже рельс, тогда вспомнили и про селянина. В ходе обыска у него обнаружили восемь (!) шпал, и человека посадили на четыре года без лишних разбирательств. А вот в деле Буркуна, скорее всего, точка будет стоять еще очень нескоро…

 

Фото автора

 

 

Фото вверху —
с сайта lotas.fotoblog.by

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Владимир Терехов: Россия для меня – всё!

Василий Киселев: о Могилёве не знаю ничего, что могло бы его скомпрометировать

Время, вперед

.