Крымское Эхо
Архив

Рефат Чубаров: Говорю предельно искренне

Рефат Чубаров: Говорю предельно искренне

РАЗГОВОР С КРЫМСКОТАТАРСКИМ ПОЛИТИКОМ НАКАНУНЕ РАМАДАНА И О ДОМЕ АРЕНДТА

В пятницу у мусульман начинается священный месяц Рамадан. А в ближайшие выходные в Симферополе пройдет четвертая сессия курултая крымскотатарского народа V созыва. О планах ее проведения рассказал <b>Рефат Чубаров</b>, первый заместитель председателя меджлиса. Потом по просьбе <b>«Крымского Эха»</b> он прокомментировал текущие события.<br />
Итак, в субботу в помещении Крымскотатрского театра откроется сессия курултая. Впервые телевидение будет вести ее прямую трансляцию. То, что она пройдет во время мусульманского поста, создаст на предстоящем мероприятии особую атмосферу.

Рефат Чубаров

Рефат Чубаров: Говорю предельно искренне
Перед делегатами с докладами выступят глава меджлиса Мустафа Джемилев, и.о. председателя ревизионной комиссии курултая Куртсеит Абдуллаев.

Делегаты обсудят выборы делегатов курултая крымскотатарского народа, поговорят о предстоящих выборах народных депутатов Украины, примут соответствующие заявления и обращения. В воскресение послушают крымскотатарский национальный гимн и утвердят избирательную комиссию по выборам делегатов курултая.

В выборах примут участие крымские татары и члены их семей, например, — русская жена мужа-татарина:
— Мы не можем сепарировать крымскотатарское сообщество исключительно по крови! — отвечая на наш вопрос разъяснил Рефат Чубаров. — Оно состоит из людей разных национальностей. Это прежде всего обусловлено семьями. Поэтому избиратели — крымские татары и члены их семей, независимо от национальности и достигшие 18 лет.

Предполагается, что выборы будут прямыми, тайными — такими же, как проведенные выборы местных меджлисов (их более двухсот). В Крыму будут созданы избирательные участки, на которых будут работать территориальные избиркомы и наблюдатели. В разных районах Крыма они пройдут в разные дни, но закончатся до ноября. Сейчас 200 делегатов избираются по мажоритарной системе, 50 – от разных общественных организаций крымских татар. Возможно, на сессии курултая эта система будет изменена.

А поздней осенью или зимой этого года соберется курултай уже нового созыва, он изберет председателя и новый состав меджлиса.

Делегаты будут избраны не на четыре года, как ранее, а на пять. Несколько ранее избранных делегатов курултая участвовали в выборах в местные советы в списках иных политических организаций, помимо тех, которых рекомендовал курултай. За это их лишат полномочий делегатов.

— Понятно, что сегодня рано говорить о решении, которое примет курултай по участию крымских татар в выборах депутатов Верховной рады. Но, думаем, вы все же скажете нам об этом несколько слов, — предположили мы.

— Говорю предельно искренне: мы до сего дня еще ведем переговоры, они идут достаточно интенсивно, — не скрывает Чубаров. — Имеем определенный формат предложений, но на этом консультации не заканчиваются. Думаю, что 21 июля мы выйдем к делегатам курултая с окончательными предложениями. Я не сомневаюсь в том, что крымские татары будут участвовать в выборах народных депутатов и постараются своей позицией определенным образом, так же, как и все другие граждане Украины, повлиять на качество избираемого парламента страны.

— Как вы оцениваете влияние меджлиса на волеизъявление избирателей? Политолог Александр Форманчук, ссылаясь на исследования Центра Разумкова, [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8401]говорил о двух третях крымских татар[/url], «подчиненных» меджлису. А меджлис, ссылаясь на тот же источник, утверждает, что более 80% избирателей последуют при голосовании его рекомендациям.

— Я тоже видел разные ссылки на Центр Разумкова. Но мне кажется, их нужно немного разделить. Есть данные о степени доверия-недоверия к меджлису, есть — о следовании призыву меджлиса в части участия-неучастия в выборах, поддержки тех кандидатур или той политической силы, за которую призывает голосовать меджлис. В любом случае, эти цифры высоки. Посмотрите результаты всех предыдущих выборов…

— У нас выборы тайные, мы не знаем, кто как голосовал!

— Тогда так. Возьмем местные выборы 2010 года. По рекомендации курултая был сформирован список Народного руха Украины. Посмотрите список Украинской селянской партии или, что тождественно — Милли Фирка, список Социалистической партии, где есть голоса одной очень скандальной группы крымских татар — посмотрите, сколько они взяли голосов! Убедитесь, что они имеют ноль депутатов. А Курултай-Рух имеет тысячу депутатов крымских татар по всем органам местного самоуправления. Отсюда вычисляйте цифры! Вот и все — нам нет необходимости доказывать, что мы имеем особую степень влияния.

— Прокомментируйте, пожалуйста, принятие в первом чтении Закона «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку», его экономическую составляющую. Имеет ли смысл принимать решение, если оно не будет подкреплено финансовыми ресурсами?

— Тот закон, который сейчас принят в первом чтении, немного, но не кардинально отличается от того варианта, который был принят и проголосован 385 голосами в июне 2004 года — я тогда был одним из авторов того законопроекта, а премьер-министром был Виктор Янукович. Принятие законопроекта в первом чтении — первый шаг на пути восстановления исторической справедливости! Некоторые пытаются, используя экономические аспекты, торпедировать законопроект.

Те имеющие отношение к экономике нормы, которые там прописаны — они расписаны в действии по времени и предполагают незначительный размер компенсаций. Говорить о сотнях миллионов в течение одного года не приходится: мы тогда в Минфине насчитали, что он обойдется в 34 млн долларов — на пять лет! Компенсационные нормы там были выписаны так же, как в действующем законе Украины о жертвах политических репрессий.

Поговорите с ними, насколько они довольны уровнем компенсаций по тому закону, который уже полностью реализован. Мне представляется, что этим законом не могут быть довольны даже сами крымские татары — он не оправдывает всех их ожиданий. Мне непонятно, почему он подвергается обструкции со стороны некоторых наших политических оппонентов, непонятна логика их рассуждений. Думаю, что до второго чтения вокруг этого закона будут определенные спекуляции, связанные с выборной кампанией. Но его принятие позволило бы говорить о том, что наше общество потихонечку понимает, что нельзя идти вперед без устранения такой большой несправедливости. Надо предпринимать такие шаги, иначе наше общество не может надеяться на особое улучшение в своей жизни.

— А не получится, как с «детьми войны»: закон приняли, а денег не выделили, старики безрезультатно ходят по судам…

— Смотрите, приведу только одну норму, которая есть в этом законе: государство обязано гарантировать возможность поселения, предоставления земли для обустройства там, откуда было депортировано лицо (или его родители, если они не дожили). Чем плоха эта норма с точки зрения нормальной справедливости? А ведь при возвращении крымских татар определенные территории де-факто были для них закрыты: Ялта, Алушта, Судак, Севастополь… Деревня, где родились оба моих родители, была крымскотатарской, там жила только одна греческая семья, которую тоже выселили в июне 1944 года, больше никто не жил. А сегодня там только 28 семей крымских татар — говорят, нет земли, хотя земля есть.

Если бы эта норма действовала в 1990-е годы, то, возможно, сегодня мы бы вокруг Симферополя не имели около десятка больших массивов. Многие из тех, кто осел вокруг Симферополя — это те люди, которых не допустили в места исторического проживания их родителей. Вопрос, связанный с компенсацией за движимое и недвижимое имущество: если даже человек сможет предоставить все необходимые свидетельства, к великому сожалению, размер компенсации не превысит несколько тысяч долларов! Опять же — как и жертвам политических репрессий. Но, в любом случае, это было бы проявлением воли государства к восстановлению справедливости. Речь идет о действии, подчеркивающем желание найти справедливость.

— Другими словами, тут вам важнее дух закона?

— Я бы, может, ответил по-другому, но мои встречи с людьми, которые были непосредственно депортированы, позволяют мне говорить «да». Многие так и ставят вопрос: мы умираем, не услышав слова правды! Они говорят не о деньгах, а о том, что нет этого закона, для многих это важнее.

— А каково отношение меджлиса к Закону «О языковой политике»?

— Я уже пытался говорить, что законодательство Украины в части использования языков требует более детального урегулирования. Особенно это касается деятельности СМИ. Я показывал это на примере деятельности негосударственных телеканалов. Чем шире их аудитория, чем больше вы хотите донести информацию на родном языке, чем больше вы вкладываете средств в их развитие, тем больше ограничений по языку. Пока телеканал АТР был региональным, он был обязан половину своих собственных передач выдавать на украинском — государственном — языке. Мы это воспринимали вполне нормально, потому что живем в Украине, наше сообщество тоже должно владеть языком, получать информацию.

Это было и возможно, и полезно, но необходимо было дойти до телезрителей других районов. Как только АТР вышел на спутник, он получил статус всеукраинского телеканала. Теперь 75% вещания он должен вести на украинском языке. На этом примере я демонстрирую несуразицу законодательства, которое необходимо совершенствовать. Вопросы, связанные с открытием школ на родном языке, с функциональностью двух- трехъязычных школ — это все требует законодательного совершенствования. Но в том виде, как закон (депутатов Кивалова и Колесниченко) принят, тот способ и то время, как это сделано — это мы приветствовать не можем!

Согласитесь: этот закон внес очень сильное раздражение в общество. Может быть, даже не столько по сути, хотя там есть много вопросов, сколько по форме и способу его принятия. Мы не хотели бы потрясений и в этой сфере, которая потом дополнительно скажется на положении крымских татар.

— Я знаю, здание на улице Карла Маркса в Симферополе (Усадьба Арендта), которое было выделено под Музей крымскотатарского искусства, несколько лет назад купил Фонд «Крым». А почему оно не восстанавливается?

— Насколько я могу представить, это здание Симферопольский горсовет предоставил для строительства крымскотатарского культурного центра. На сегодня есть его проект, определены спонсоры строительства. К нему долго не могли приступить из-за расположенных рядом частных владений. Сейчас, насколько я понимаю, эти проблемы сняты, и в ближайшее время там начнется строительство. Мне хочется думать, что там будет одно из примечательных зданий нашего города.

— Сейчас идет вступительная кампания в вузы. Вы отслеживаете, куда поступают выпускники школ-крымские татары? Какие специальности их больше интересуют, едут ли они учиться за пределы Крыма, в другие страны?

— Нам было это проще делать, когда были экзамены — тогда многие приходили за направлениями, мы видели тенденции. Тестовую систему, действующую сейчас, я оцениваю очень позитивно — она позволяет более объективно отбирать людей и не надеяться на удачу на экзаменах, но я не могу сказать, что теперь мы владеем каким-то сконцентрированным представлением по специальностям и городам. Но география у нас не меняется: крымские и украинские вузы, ежегодно мы отбираем около 30 человек для учебы в Турции.

— А они возвращаются оттуда?

— Часть возвращается, часть продолжает учебу в вузах других стран (Америки, Канады), некоторые находят там свою судьбу, создают семьи. Возвращаются, конечно, не все…

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Астахова никого не оскорбляла

Ольга ФОМИНА

Брайко — Человек года

.

Татарский вопрос интересует европейцев больше всего?

.