Крымское Эхо
Архив

Реальные истории в традиционной народной медицине

Реальные истории в традиционной народной медицине

Александр АНТОНЮК

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2149]Продолжение. Начало здесь.[/url]



[justify] История шестая

В 1988 году героем реальной истории стал Анатолий. Он обратился ко мне по поводу простатита. Отец троих детей, отличный моряк, был обеспокоен своим здоровьем. К тому же предстояла очередная медицинская комиссия, которую он мог и не пройти.

У меня уже был небольшой практический набор по восстановлению здоровья в этой чисто мужской области функциональных способностей. К исходу первой недели у Анатолия появился кашель, вернее, покашливание. На второй неделе кашель усилился и начал довольно сильно беспокоить его. Неделя отдыха от массажа. Поменяли составы наборов трав, усилив их действие не столько на половую сферу, сколько на бронхи и легкие. Неделя кошмарная. Захлебывающийся, жуткий кашель.

Начала отходить мокрота, а затем… кровь. Паника, страх в глазах. Готовность все бросить и идти сдаваться в «скорую помощь». Но приступы стали слабеть, и Анатолий почувствовал себя легче. Объясняю, почему массаж необходимо продолжить. Мой подопечный соглашается. Началась третья неделя массажей. Кашель слабеет и исчезает полностью.

Оговаривая драматические события прошедшей недели-кашля, Анатолий вспоминает прошедший летом морской круиз, где он сильно простыл, подхватив воспаление легких. Понятно, что на корабле болеть нельзя, и Анатолий по традиции бежит к судовому врачу. Естественно, ударные дозы антибиотиков — и матрос «здоров». Кавычки в слове здоров мы ставим как бы наперед, а тогда он и в самом деле чувствовал себя хорошо… Но вот, что странно: в портах-стоянках, где матросы кораблей организовывали футбольные матчи, Анатолий стал уставать, появилась одышка. Хотя раньше атлетически скроенный здоровяк мог бегать часами.

Дошло до того, что, подымаясь на второй этаж, приходилось останавливаться на лестничной площадке и переводить дух. Естественно, пришла слабость в сердце, в теле, половая слабость…

Для верности мы проделали еще неделю массажей. Лицо Анатолия порозовело, в глазах появился здоровый блеск. Вновь вернулась веселость и жизнерадостность. Через время Анатолий уехал в Одессу проходить свою медкомиссию. Оттуда он вернулся радостный с допуском к работе в море. А я сделал для себя вывод: болезнь, явная или тайная, прежде всего влияет на половые функции. Закон природы – больной не должен иметь потомство.

Надо правильно сделать диагностику, определить причину и только тогда можно начинать лечение.

Как вы понимаете не химикатами.

 

История седьмая

 

В 1989 году героем года стал шестимесячный Дима. Перед тем, как привести эту историю, мелькнула мысль о морали и нравственности, но Дима победил в этой смертельной схватке, а победителей, как правило, не судят. Итак, события того года.

Обеспокоенные родители маленького Димы, находившегося на то время в Республиканской детской больнице, принимают решение забрать своего ребенка. Что же подвигнуло родителей на столь неординарный, рискованный поступок? По их словам, ребенок, находившийся на стационаре, не получал действенной помощи, и его состояние ухудшалось. Высокая температура, ухудшающаяся дыхательная деятельность, неправильная диагностика — все это вело к трагическому финалу.

Тогда родители еще могли принимать решение насчет своего чада, поэтому они и забрали его из больницы. Медики, обозвав родителей «баптистами», отпустили малыша! Как показали последующие события, правильно сделали. Когда я явился в малосемейку, в эту семью, был поражен состоянием малыша. От него исходил смрад из «коктейля» химических лекарств. Дыхание было судорожным, а порой затихало, что ввергало бедных родителей в ужас.

Невзирая на время и день недели, сразу взялся за спасение малыша. Чистка, чистка и еще раз чистка! Приходилось буквально вливать травяные чаи ему и поить маму. Ведь она кормила его грудью. Лишь через пару дней ребенок открыл глаза и… заплакал. Слезы вначале тоже воняли лекарствами. Затем традиционно начался кашель, стала отходить мокрота. Дыхание быстро восстанавливалось, и еще через пару дней, Дима уже пускал пузыри изо рта и издавал веселые звуки.

Однако на следующее утро, подходя в многоэтажке, я увидел три автомобиля «скорой помощи». Метнулся по лестнице вверх. Где-то на втором этаже услышал грохот открываемой двери наверху, Шум и топот ног выходящих людей и… полумат мамы Димы. Грохот закрываемой двери. Вниз спускались медики. И, хотя меня они не знали, я зашел в боковой коридор, пропуская мимо раздраженно говорящих людей.

– Нет, вы выдели эту мамашу! Просто бестия какая то… А ребенку и в самом деле лучше, да и мокрота отходит. Дыхание свободное! Но все равно надо найти этого лекаря и наказать!

Я поднимаюсь, звоню. Резко открывается дверь и… «А-а, паразиты, чего верну…» Наконец рассмотрев меня она смущенно извиняется: «Вы видели этих… приехали констатировать смерть моего сына! А потом очень удивились, что хорошо себя чувствует, что дыхание свободное. И стали уговаривать отвезти снова в больницу — долечить… Представляете, они его снова хотят лечить, долечить его. Вы, наверное, слышали, как я их «посылала».

Утекло много воды с тех пор. Парень Дима заканчивает в следующем году школу. Ко мне больше родители не обращались — наверное, не болеет.

 

История восьмая

 

История, произошедшая в 1990 году, заслуживает особого внимания. Современная медицина располагает целым арсеналом средств, как технических так и химических, способных «работать» за любой орган человека. Конечно, имеются и методики по «воскрешению» человека. Простой люд, столкнувшись с упавшим на улице человеком, лихорадочно названивает «03», брызгает ему водой в лицо и бьет по щекам. Иногда делают непрямой массаж сердца, давя руками грудную клетку, часто ломая ребра, которые в свою очередь часто протыкают сердце.

Я сталкивался с подобными событиями и в хлебном магазине на ул.К.Маркса, и в ресторане «Симферополь», и в с. Дубки… А тогда, поздним вечером, мы с друзьями возвращались на спортивную базу в Николаевке. Стоящий «рафик» скорой помощи, выносной свет и толпящиеся люди привлекли наше внимание. Выбегшая нам навстречу женщина раскинула руки: «Куда? Там человек умер, у людей горе…»

Все остановились, один я, молча, не вступая в полемику, протиснулся мимо нее и пошел дальше. А вдогонку неслось: «У людей горе, а он…» Я даже не знал, что меня «вело». Обошел микроавтобус, и предо мной открылось сцена — медработник, сматывая проводки автономного прибора для снятия ЭКГ, командует водителю: «Вытаскивайте носилки, повезем тело в морг!»

На торчащей из прибора перфоленте видны прямые линии, фиксирующие остановку сердца. Рядом стол, усыпанный пустыми ампулами. Как позже выяснилось, умершего в течении двух часов кололи, пытаясь привести в чувство… Чуть дальше на садовой скамейке лежал грузный мужчина. Снятые сандалии лежали рядом. Пред ним, стоя на коленках, уронив голову ему на грудь, тихонько плакала «новоиспеченная» вдова.

Я спешу, уходят минуты, счет идет на секунды. Спрашиваю медсестру, давно ли скончался мужчина, опасаясь, вдруг она откажет мне в попытке применить мои знания. Она никак не может вникнуть в суть моей просьбы, а секунды идут. С повышенными нотками в голосе спрашиваю: не прошло ли пяти минут после кончины болезного? А, нет еще, – наконец она мне отвечает, а я устремляюсь к умершему.

Стоящий здоровяк у стола с ампулами заявляет мне, что к умершему уже нельзя прикасаться… Но я пробегаю мимо. Вдова молча поднимается и отходит в сторону. Беру еще теплую руку, а вторую свою кладу ему на грудь и начинаю отсчет секунд. Считается, что в таких случаях надо действовать в течение четырех минут. По-видимому, если через это время пострадавший не приходит в себя, можно официально констатировать смерть.

Рядом водитель сбрасывает носилки, недовольный тем, что надо везти «жмурика». Краем глаза вижу шмыгающих в разные стороны людей — и вдруг… мертвый издает хрипящий, булькающий звук. Наступает мертвая тишина. У меня мурашки по спине. Прошла первая минута. Проходит вторая, и хрипящий с болью в голосе говорит: «Как у меня в груди горит и болит!»

Проходит третья минута — и уже нормально дышащий спрашивает меня: «Браток, что случилось?» Я уже доволен тем, что «мертвый» заговорил.

Наконец заканчивается четвертая минута, и бывший мертвый садится на скамейке. К нему подбегает снова ставшая женой его женщина, обнимает и целует его. А он уже предъявляет претензии: кто снял с меня сандалии? Медсестра объясняет ему, что надо ехать теперь не в морг, а больницу. Он соглашается, встает. Его уговаривают лечь на носилки. Четверо мужчин еле поднимают живой центнер, и «скорая» покидает территорию базы.

Отказываюсь от угощения. Пострадавший был в гостях у своего друга. Нахожу своих друзей, так и просидевших в сторонке и ничего не видевших… Здоровяк, как видно, лечивший уколами и не советовавший мне браться за умершего, исчез. Маленькое продолжение было назавтра. Утром, в столовой нашей базы я повстречался со здоровяком и не смог удержаться, типичный человеческий грешок: «Ну, как там наш вчерашний больной?» «Да, — отвечает он мне, — вычухался! Но я это дело знаю, сам кандидат наук и десертацию писал по сердечно-сосудистым заболеваниям…»

 

История девятая

 

Эта история произошла в 1991 году и в очередной раз показала беспомощность научной медицины и повседневный триумф, вернее сказать, ежесекундное естество Божественного начала. Когда жалкие попытки науки, ее потуги показать, а вернее, доказать в сравнении, что мы тоже можем создать ничуть не уступающее творению нашего Творца. Последняя попытка – ажиотаж клонирования.

А тогда ко мне обратился некий Юрий. Он был товарищем моего отца, значит, и моим знакомым. Месяц назад ему удалили «доброкачественную» аденому. Однако постоянная температура и сдаваемые анализы фиксировали онкологию. При моей диагностике была выявлена опухоль размером в поллитровую банку. Рак в полном расцвете. Пикантность данной ситуации была в том, что Юрий был главным врачом самой престижной больницы Крыма! Сам хирург и сам проделал сотни операций по «удалению доброкачественной аденомы». Вот и пришел, как модно сейчас говорить, «энергетический возврат».

На свой страх и риск берусь за авантюрное спасение. Как вы понимаете, шансов на спасение – ноль. И это в народной, вернее традиционной, медицине! О научной мы тихонько молчим. Прием травяных сборов, чаев, ведущих к «тушению онкологического пожара». Каждую неделю мы сдавали специальные тесты, которые фиксировали изменения в организме.

Первым симптомом было нормализация температуры. Она нормализовалась уже через неделю. Хотя до этого больной принимал различные антибиотики и даже пресловутый «американский препарат»! Однако другие показатели говорили о том, что рак силен и крепок еще. Лишь через два месяц мы приступили к массажу. В октябре месяце мы проделали первый цикл массажей. Затем последовал перерыв, отдых. В канун Нового года проделали второй цикл массажей, уделив внимание самой опухоли. Вновь перерыв.

Последний, завершающий цикл, мы осуществили в феврале. Опухоль «разбилась, растворилась» и исчезла. Неверящий в чудесное спасение Юрий, вооружившись лопатой, окрепший и повеселевший поехал на дачу.

Р.S. Еще осенью добывая корни, а копал их я, слабенький Юрий сидел и рассуждал о своей болезни. Выражал сомнение в своей онкологии. На что его жена, тоже медик, напомнила ему, в каком плачевном состоянии он был со своими анализами. А заодно напомнила ему, как они «режут»… На что Юрий, взяв травинку, как скальпель, стал показывать, как приходилось удалять опухоль щитовидной железы. Вначале ювелирно манипулируя «скальпелем», он дотошно показывал удаление мелких и множественных метастазиков. Затем, войдя в раж, стал втыкать травинку в незримое горло, как бывает от усталости и нетерпения. Мне стало нехорошо от «штыка», которым хирург кромсал горло своей жертве… Уже тогда мне предвиделось, что хирургия не делает людей здоровыми.

 

История десятая

 

Вновь связанная с опухолями, онкологией. Времена «партийного дележа давно уже поделенного». Александр, 41-летний предприниматель, работа нервная. Появившиеся боли в области желудка терпел. Супруга-медик приносила и давала «халявные» таблетки для снятия болей. Пил, не подозревая, что они содержат наркотики. Когда стало невмоготу, поехал в клинику сдавать анализы. Язва желудка была видна и невооруженным глазом. Лежал в стационаре. Ставили капельницы, вливали, кололи различные препараты. Конечно, химические, конечно, обезболивающие и, конечно, содержащие наркотики.

Хоть нас и увещевают, что их там мизерное количество, однако антидопинговый контроль, стоящий на страже здоровья спортсменов (по сути, очень здоровых людей), дисквалифицирует, лишает почетных мест и медалей спортсменов, уличенных в принятии даже таких «безобидных», как анальгин или нафтизин.

И вот он у меня. Провожу диагностику и определяю опухоль размером с кулак больного. Объясняю Александру, что у него «законсервированная» язва. То есть химические, на основе полимерных, синтетических материалов, лекарства просто создали свого рода «саркофаг». Самое ужасное то, что опухоль без доступа кислорода, питательных веществ, а также без выведения шлаков превращается в «тухлое яйцо». С точки зрения науки такая «консерва», или яйцо, не должна тревожить организм больного. Однако эта наука подходит к неживой природе, типа чернобыльского саркофага. Да и то на поверку он «дышит», как живой.

Здесь получается все иначе. Опухоль начинает свой неизбежный гнилостный процесс. В итоге все заканчивается прободением стенки желудка, т.е. прободная язва. Операция неизбежна. Вопрос на засыпку: может ли быть такой человек здоровым?

Удаление части желудка, а порой и всего желудка ведут к образованию метастаз. Вот вам и рак. Научный подход к лечению язвы автоматически ведет к онкологии. Трагический финал ни у кого не вызывает сомнений. Александр был в шоке. Такое он слышал да и видел кругом, но химия отвлекала, не давала реально смотреть на ход событий. Пресловутое «авось это не со мной»…

Башковитый парень принимает решение «спрыгнуть» с таблеток и начать спасаться, уповая на традиционную народную медицину. И мы взялись за дело. На первом этапе предстояла чистка крови. На этот период я уже твердо знал, что только травы могут привести кровь в отличное состояние.

Через две недели состав крови улучшился, и мы приступили к массажу. Конечно, массаж живота требовал особого подхода, я бы сказал, ювелирной техники. Через две недели мы сделали двухнедельный перерыв. Прием трав продолжался. Буквально за день до начала нового цикла массажей, ко мне примчался встревоженный Александр. С волнением в голосе он поведал мне, что утром почувствовал болезненность в животе. Еле успел добраться до туалета, и … из него вышел сгусток – комок жуткой слизи с кровавыми сгустками. Думая, что у него открылась язва, он помчался к жене в больницу. Однако жена его успокоила, сказав, что больные в таком положении теряют сознание или лезут на стену от боли. Я подтвердил слова его жены.

Произошло удивительное явление, случающееся только в народной медицине. Организм, это удивительное творение нашего Создателя, способен восстанавливать себя. Организм отверг чужеродную, сгнившую опухоль естественным путем. Я ощупал ему живот — напомню, что в начале нашей работы опухоль была размером в двухсотграммовый стакан. После двух недель массажей она уменьшилась до размеров куриного яйца. Сейчас опухоли не было, хотя припухлость на ее месте, размером в пять копеек, еще оставалась.

Проделав второй цикл массажей, мы лишились и тех самых «пяти копеек». Наш Александр, поменяв свой образ жизни, мышление, стиль работы, методы руководства и общения, ведет здоровый образ жизни, а главное, не болеет.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Натуральное или искусственное?

.

Когда почки отвалились

Мрачноватый эксклюзив

Ольга ФОМИНА