Крымское Эхо
Архив

Реальные истории в традиционной народной медицине

Реальные истории в традиционной народной медицине

Александр АНТОНЮК

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2149]Продолжение. Начало здесь[/url] [url=http://old.kr-eho.info/sradmin.php?op=AddStory&id=2150] и здесь. [/url]



[justify] История одиннацатая

История, произошедшая в 1993 году, была тесно связана с теми событиями, которые происходили с развалом бывшего Союза. Меня привезли к Леше, давнему моему клиенту. Лет пять назад я восстанавливал здоровье его жене и двум его детям. На этот раз помощь нужна была ему самому. И не просто помощь, а спасение. За эти годы Леша ударился в коммерцию и, как большинство, не гнушался особой чистотой сделок. В итоге его «партнеры» поймали его, долго возили в багажнике автомобиля по различным подвалам, где избивали, пытали. Но ему удалось бежать и на остатках адреналина добраться до укромного места, куда меня и привезли. Вид Леши был ужасен.

Желтое лицо, кожа обтягивала ребра, хаотично поднимающиеся при хрипящем судорожном дыхании. Сознание отсутствовало. К этому описанию надо добавить синяки, раны и ожоги. Но самым нехорошим признаком были гематомы на печени. Это говорило о кровоизлияниях в результате разрывов печеночной ткани. Операция в клинике была рискованной, и не из-за моего отношения к научной медицине, а просто его искали и, конечно, ждали в больницах.

Оставалась надежда только на его здоровье и мои знания и опыт. Вспомните историю — с ее битвами на мечах, стрелы, торчащие из тела. Какая там хирургия со скальпелями, наркозами, капельницами и т.п.! У меня были лишь руки и травы. И мы «бросились в бой».

Неделя была ужасной. Моментами ко мне приходило отчаяние. Особенно, когда останавливалось дыхание и сердце замирало на несколько секунд. Лишь на четвертый день он открыл глаза, но взгляд был бессмысленный. Массаж был общий и конечно ювелирный для печени. Приходилось ее согревать буквально дыханием. Еще через пару дней он попросил воды. Конечно, дали ему настой трав, да и все эти дни с муками вливали ему по каплям, глоткам различные настои и сборы лечебных трав.

К десятому дню «битвы за жизнь» Леша уже самостоятельно смог подниматься, дело явно пошло на поправку. Лишь через месяц его тайно переправили в другой район Крыма. Там, уже в клинике его осмотрел его знакомый врач. Очень удивился после рентгеновских снимков печени, что он выжил при таких разрывах и кровоподтеках. Ни врач, ни его знакомые медики с подобным никогда не встречались и даже не слышали в вузах, о таком профессура им не рассказывала.

Судьба Леши сложилась, как для нас, драматично. Через время он был задержан, осужден. Вернувшись, вновь остался на своих позициях. Подсел на наркотики… И сейчас вновь отбывает срок. Вот такая история, а для Леши испытание.

 

История двенадцатая

 

Эта история очень поучительна по нескольким параметрам. Во-первых, научная медицина создала миф о своей непогрешимости, а сбои любит списывать на самого больного. Второе, неоспоримый метод лечения, имеющий мировое признание, дал сбой. Но кто конкретно дал это направление, неизвестно. Третье — …вот об этом и рассказ.

1994 год. Ко мне обратилась знакомая женщина и поведала, что стала бабушкой, ее дочка родила сына. И проблемы возникли еще в роддоме. Теперь дочка с сыном дома, однако проблема осталась. Врачи теряются в догадках и планируют разрезать малыша, как сказала бабушка, «пополам», чтобы понять, почему малыш не ест и… естественно, не какает!!!

Конечно, мы тут же помчались смотреть ребенка. «Как не вовремя, он спит!» — встретила нас молодая мама. Ничего, посидим, подождем, пока проснется. Заодно поговорим с мамой о здоровье ее и сынишки.

Выясняется, что ребенок грудь берет, однако не ест. Возможно, поэтому и кишечник не работает. Минут через десять малыш заплакал, проснувшись. Ну, что прикладывай к груди, посмотрим, как это он ест. На что молодая мама, посмотрев на часы, произнесла: «А еще 13 с половиной минут до кормления»… Мы с бабушкой переглянулись и уставились на нее. Первой пришла в себя бабушка: «Как, я тебя кормила не по часам!» А у меня уже созрел «диагноз». В два голоса с бабушкой: «А ну, давай корми ребенка!» «А врачи сказали кормить каждые два часа», — пыталась оправдаться молодая мамаша.

Добавив еще пару жестких слов, мы «сломали» ее сопротивление, и она наконец приложила сынишку к груди. И в самом деле, чмокнув пару раз, малыш заснул! Ну вот, видите, не ест! Секунду размышляю — и командую, что надо еще кормить, это не еда. Через пять минут ребенок, проснувшись, заплакал. Снова приложили к груди. На этот раз сынок раз пять потянул и заснул, а может, задремал после «приема пищи».

Нет, «все равно это не еда», не сдавалась мамочка, стоически защищая наказы научной медицины. Но я уже точно был уверен в разгадке этой проблемы. Да, это не еда, в унисон ей проговорил я: все уже было ясно! Через минуту малыш заревел, как голодный мужичок и …как приложился к маминой соске! Нам пришлось ставить 3 или 4 клизмы, что б «пробить» запекшиеся от недоедания какашки.

Так ты поняла, дорогая мамочка, что ты голодной смертью умертвляла своего сына! Ведь у него свой биоритм, он накричится, требуя еды, а ты по «науке» выдерживаешь какой-то ритм. Затем даешь ему грудь, он, получив живительную влагу, «отключается». А ты думаешь, что он «не хочет» есть. Он орет, требуя еды, а ты… круг повторяется. Кишечник, естественно и не работает.

Ученые светила, со знанием дела, «теряются в догадках», а может, что еще хуже, готовят себе кандидата, чтоб «разрезать малыша пополам» и правильно «поставить диагноз».

История, поучительная для обеих сторон. Воды с тех пор много утекло. Лет через семь видел мальчонку со знакомой женщиной – бабушкой. Она была счастлива, держа за руку здорового внучка. Ну, а медицина вновь вернулась на позиции народной медицины: кормите, когда захочет ребенок …

 

История тринадцатая

 

«Больным года 1995» стал 69-летний Аркадий. Он был моим частым клиентом, у него болели ноги, особенно донимали колени. Я неоднократно говорил ему, что проблема его ног и коленей связана с его больными почками. Но жизнерадостный Аркадий, принимая таблетки «от давления и сердца», а заодно 200 мл. водочки, отмахивался от меня.

Прошел почти год. Аркадия стали донимать боли в спине и особенно в правом боку. Моим предостережением он не верил по поводу своих почек. Однажды утром он пришел ко мне с серым лицом и трясущимися губами: «У меня, врачи обнаружили опухоль! На правой почке, опухоль в 2/3 ее объема! А в левой — камень 7 мл.», — и он протянул мне бланк УЗИ. Ко всему прочему, в правой почке, в нижней ее части, был свищ диаметром в 10 мл, метастазы в печень, мочевой пузырь и предстательную железу.

Аркадий хриплым голосом добавил: «Врачи предлагают срочно удаление правой почки! Но я боюсь, мое сердце не выдержит даже наркоза… Чего я тебе не верил раньше, Саша спаси!»

Моим условием было бросить лекарство, пить и курить. «Я не могу бросить лекарства, боюсь. Я же 35 лет пью их!» Тогда спасения нет, ответил я ему. Опустив голову, лекарствоман начинает ныть, что он не может без них. Начинается традиционный ликбез по поводу вреда приема химических препаратов, которые губят его же почки. Аркадий понимает, но годы и десятилетия приема лекарств, да и возраст не позволяют ему так быстро принять правильное решение. Расстаемся до утра.

Утром Аркадий с синяками под глазами, но по глазам вижу, что принял мое решение. Приходим к обоюдному мнению, что лекарства будем принимать, но в два раза меньше. Начинаем спасение не только почек, но и самого Аркадия. Донимающие боли, от которых мой болезный не может спать, особенно на левом боку. Почка с опухолью, тяжелая, отвисает, не давая покоя. Спать можно только на правом боку. Начинается «разморозка». Типичная ломка алкоголиков, наркоманов, да и лекарствоманов.

Через месяц (!) боли стихают, но распухают локти. В течение недели один локоть прорывает и заживает. Сложней дело с правым, он когда-то распухал, но был оперирован. Что-то в нем порезано-перерезано, образовались спайки, что-то нарушено и теперь идет расплата.

Заживление идет с трудом, но к концу второго месяца и тут приходит успокоение. Химические лекарства, мы еще сокращаем в два раза их прием. Мои тесты тоже показывают улучшение здоровья. Предлагаю Аркадию сдать УЗИ, но тот боится: «я же трус», — часто он мне говорит.

Проходит еще месяц. Состояние уже лучше, и это видно невооруженным глазом. Однако УЗИ все-таки боится сдавать: «А вдруг хуже!»…

Идет пятый месяц спасения. Жестко настаиваю на сдаче анализов, даже договорились вместе пойти. Но Аркадий, опережая меня, сдает УЗИ, приняв на грудь «для храбрости» стакан водки. Однако результат того стоил: от опухоли остался сморщенный мешочек в 1/3 объема, свищ исчез. Правда, камушек в левой увеличился с 7 до 13 мм. Объяснялось это тем, что этой почке пришлось хорошо работать, пропуская через себя гной из правой, т.е. работать за двоих. Метастазы в печень, мочевой и предстательную железу исчезли!

Радости было выше крыши. Однако потребовалось еще долгих 4 месяца, что б стать Аркадию мало-мальски здоровым. УЗИ констатировало здоровую почку, камень в левой уменьшился с 13 до 10мм. /хотя 9 месяцев назад была7мм./ Но это говорило о том, что нагрузка на нее уменьшилась, заработала бывшая, больная, правая почка.

PS. Через пару лет Аркадий засобирался в Германию на ПМЖ. Пригласив меня на прощальный массаж, он стал хвастаться, что «немецкие врачи его еще лучше вылечат». На что я выразил явное сомнение: «Ты не работал ни одной секунды на Германию, тебе за семьдесят, за что тебя кормить, а тем более лечить?»…

9 мая Аркадий уехал за границу. В январе я встретил его бывшую сотрудницу: « А вы об Аркадии ничего не знаете?» – спросила она меня. «Нет», — в предчувствии нехорошего ответил я. «Да его через два месяца положили в клинику на обследование. Через месяц он потерял там сознание и через два месяца, не приходя в сознание, скончался». Это было задолго до «лечения» супруги Горбачева. Германия, которая в годы Второй мировой войны испытывала в лагерях химические лекарственные препараты на военнопленных и детях, сильно «двинула» медицину в направлении «химизации» организма человека.

 

История четырнадцатая

 

Эта статья приурочена к развенчанию временного медицинского фактора «быстроты выздоровления». Мол, была температура 40 градусов, дали «ударную дозу» антибиотиков — и все ок! Вообще-то «антибиотик» на русский язык переводится «против жизни». Таким образом, действие антибиотиков, как правило, содержащих яды и наркотики, поражает живую ткань. Отравляется кровь, поражаются нервные волокна и клетки мозга (не чувствуем боль), нарушается гормональное равновесие, наносится ущерб ДНК. Полимерный состав антибиотиков забивает и блокирует капиллярный, клеточный обмен веществ, создает еще более гнилостную среду. А это в свою очередь дает питательную среду для размножения микробов, червей, глистов. К примеру, загрязнение печени неправильным питанием или теми же лекарствами приводит к болезни Боткина (желтуха).

Если же мы не сходим с этого пути питания и лечения, печень еще более загружается, и мы имеем дело с холециститом или гепатитом. Продолжая «лечение», мы доводим свою печень до лямблей, т.е. цирроза. А это уже явная онкология, рак.

Теперь мы посмотрим, как долго и нудно проходит лечение травами. Трехлетний Костя простыл, температура. Естественно, назначаются уколы «для сбивания температуры». После нескольких уколов возникает абсцесс. Ребенок капризничает, плачет. На месте укола появляется опухоль малинового цвета размером в ягоду. Вызванный врач объявляет приговор: завтра в больницу, будем резать! Родители покорно принимают приговор.

А вечером я занес к ним домой засушенный листок травы: «Размочите и приложите на опухоль». Дальнейшее событие рассказывал папа: «Все сделали, как вы сказали. Размочили, приложили. Через полчаса ребенок успокоился и заснул. Да и мы заснули после двух тревожных ночей. Утром кинулись к еще спящему сыну. На месте опухоли было розовое пятно, размером с ноготь взрослого человека. Сама собой отпала необходимость везти ребенка на операцию. Вечером, на всякий случай, вновь приложили листик. Утром исчезло и розовое пятно. Через полчаса примчалась врачиха, которая прямо с порога стала кричать, что вы угробите ребенка, не приведя его вчера в больницу. К улыбающимся родителям на шум вышел маленький Костик. Непонимающий медик решила сама увидеть «ужасные последствия нерадивых родителей». От увиденного, вернее, не увиденного, она опешила и уставилась на нас непонимающим взглядом. Наконец она выдавила из себя: «Это не тот ребенок»…

Улыбающийся папа, довольный собой и своим выздоровевшим сыном, с явной издевкой произнес: «Мы просто поменяли попки!»

 

История пятнадцатая

 

 

Эта история посвящена моему отцу Леониду. И она произошла в 1997 году. Именно в этом году, в мае в Симферополь прибыл поезд, с которого сняли и переправили в 6-ю больницу с инфарктом моего отца. Через несколько часов я был в кардиологии и беседовал с заведующим отделением.

Да, случай тяжелый, но для нас обычный. Сорок процентов поражения задней стенки митрального клапана. Вторая группа инвалидности. Гарантируем, носить будет не более двух бутылок кефира и подыматься по лестнице не выше двух ступенек.

Предстоял обычный, традиционный метод «консервации» инфаркта, места кровоизлияния. Я посетил отца в реанимационной палате. С него пытались взять кровь для анализа, она была густая, какого-то коричневого цвета. Передо мной стояла задача поймать двух зайцев: первое, ограничить, а еще лучше избавить его организм, сердце от лекарств-консервантов. Второе — «разогнать» место кровоизлияния, дабы избавить сердце от «пресловутого» рубца.

В ход пошли сборы трав очищающегося действия. От уколов мы не могли отказаться (все-таки в больнице находился больной), а вот таблетки пошли в унитаз. И уже через сутки отца переводят в общую палату. Через неделю отменили и уколы, таблетки продолжали свой путь в унитаз. Набор трав я приносил с утра и отец принимал их в течение дня. За две недели отцу сделали две электрокардиограммы сердца. Однако мне не давали их, и у меня стало закрадываться сомнение в «качестве лечения».

Дело в том, что, по моим расчетам, не формировался рубец на сердце, а значит, была некачественная работа медиков. Вместо двадцати восьми дней в кардиологии уже через двадцать четыре дня отца переводят в отделении реабилитации. Крепла уверенность, что в восстановлении сердца мы на правильном пути. Ведь рубец на сердце можно сравнить с ядром, прикованным к ноге узника. Может ли качественно работать такое сердце, как и узник передвигаться с ядром на ноге? Научная медицина, консервируя инфаркт, спасает человека от некроза (разложения крови), но обрекает человека на дальнейшие страдания и как правило повторные инфаркты со смертельным исходом.

Травы я носил и в отделение реабилитации. И здесь отца долго не держали, выпустили досрочно. Конечно, выдали последнею электрокардиограмму. На ней я не видел «пресловутого рубца». Отец отказался от бесплатной путевки в Ливадию для сердечников, продержался у меня в деревне всего пять дней и рванул на работу. Он сдал в своем диспансере кардиограмму, и врач в раздумье произнес: «Если бы не ваши 70 лет, то мог подумать, что вы перетренировались, а так нервничали, что ли?»

Месяц после больницы мы посвятили массажу. И вновь сдача кардиограммы, на этот раз на лучшей аппаратуре, в поликлинике СБУ. И вновь: «А у вас ничего не было с сердцем?..» А отец, гордо выпятив грудь, произносил: «Я инфаркт перенес!»…

За год мы проделали еще несколько циклов массажа, пропили закрепляющие сборы трав, и отец пошел оформлять обещанную вторую группу инвалидности. Домой пришел, слегка смущенный: «Не дали, сказали, что сердце здоровое»… На радостях сдал армейский тест-упражнение: отжался от стула 16 раз!!! От 15-ти до 1-го, армейцы знают, что это такое.

Таким образом, впервые в мире было не только спасено сердце больного, его жизнь. Было показано великое преимущество Божественного промысла в лечении, восстановления и спасения человека над жалкими потугами научной медицины в этом деле.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Битва за прошлое

Путь к сердцу мужчины…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Венок стоит дешевле помощи живым