Крымское Эхо
Архив

Разбитые мечты

Разбитые мечты

О НАБОЛЕВШЕМ

Дмитрий МАКАРОВ

Мечтал ли я в свои мальчишеские годы о карьере военно-морского офицера? Сегодня трудно однозначно ответить на этот вопрос. Много воды утекло с тех пор, как, приехав из Севастополя, впервые переступил порог Ленинградского Нахимовского военно-морского училища. Когда тебе пятнадцать лет, согласитесь, довольно трудно определиться с выбором будущей профессии. А уж тем более решиться на такой отчаянный шаг, как в одночасье сломать привычный уклад жизни, наполненный мальчишескими шалостями и невинными проделками.

Как правило, в таких случаях за тебя решают родители, которые уверены, что поступают мудро и дальновидно. А затем вместе с кандидатом и абитуриентом проходят, как говорится, все круги ада. Медицинская комиссия. Прошел? Вздох облегчения. Личное дело? Оформил? Пот со лба. Документы из военкомата отправили? Слава Богу! Завтра уже уезжаешь? Слезы. Сдал первый вступительный экзамен. Ну как? Все в порядке. А завтра? Сдаем нормативы по физической подготовке. Последний экзамен. Мандатная комиссия. Начальник училища Герой Советского Союза контр-адмирал Столяров задает простые вопросы, спрашивает о родителях, а ты от волнения не можешь выдавить из себя слова! Он спрашивает об отце, а ты начинаешь рассказывать о матери, просит показать на географической карте Африканский континент, а ты видишь Африку и никак не возьмешь в толк, где же этот континент находится. Он все понимает, он добрый. В его глазах играет озорная улыбка, и седьмым чувством понимаешь: зачислен!

 

Здание Нахимовского ВМУ в Санкт-Петербурге


Разбитые мечты
На следующий день радостное настроение сменяется скребущими в душе кошками. Ты едва сдерживаешь себя, когда видишь, как твои чудные локоны поверженными падают под лезвием электрической машинки на пол, а голова становится похожа на синюшного вида деформированное яйцо. А потом ты почему-то поешь, читаешь стихи и даже показываешь какие-то танцевальные движения. Так проверяют твои творческие возможности на предмет участия в училищной художественной самодеятельности. И почему-то эту властную женщину называют мамой. Ты завидуешь, что у этого чуть постарше тебя парня мама работает в Ленинградском НВМУ, а твоя осталась за воротами этого училища, да и живет так далеко от Питера, что даже страшно подумать. Это потом становится известно, что Маргариту Анатольевну Кочетову так называют все «питоны». Немного обвыкшись, ты и сам потом произнесешь это дорогое для тебя слово по отношению к другой женщине.

Баня – особая тема. Все стесняются и чувствуют себя неловко. Но ты еще не понимаешь, что отныне всех ожидают исключительно общие и одновременные гигиенические процедуры. Теперь такие понятия, как «личное», «индивидуальное», меняются на «общественное» и «коллективное»! Это сложно понять, но придется.

Первый обед в училище. За каждым столом – четыре нахимовца. Отказываюсь от первого, говорю, что возьму немного больше второго. А в ответ слышу: “Ты – не дома!”.

Пожалуй, эта фраза определяет все. “Ты – не дома!” означает, что ты – в системе, где все подчинено жестким правилам. Ласковое “Сынок, просыпайся, пора завтракать и в школу” сменяется лаконичным и грозным криком “Рота, подъем!”. Заботливое и восемь раз за вечер: “Сына, не пора ли ложиться спать” – на повелительное: “Рота, отбой!”. Отныне ты живешь с шести утра до десяти вечера. В этот временной отрезок укладывается все: физзарядка, малые и большие приборки, занятия и самоподготовка, а еще ты учишься заново жить и строить отношения в коллективе. Трудная задача. Тридцать мальчишек подросткового возраста только на первый взгляд кажутся одинаковыми. Под однообразной формой скрываются разные судьбы, характеры и взгляды на жизнь, замешенные на юношеском максимализме.

А еще, ты должен подчиняться. Еще вчера чужие тебе дядьки становятся отцами-командирами, а их требования поначалу даже приводят в бешенство, которое необходимо сдерживать и давить в самом зародыше. Это сегодня я с благодарностью вспоминаю наших офицеров-воспитателей Капанина, Салеева, Бухтиярова, Тарасова… А тогда… “Макаров! Выше ногу! Четче шаг. Ломаешь всю шеренгу! Прыгаешь, а не идешь!..». «Вы заснули на программе “Время”. Объявляю вам два наряда вне очереди!”. Ох, как я ненавидел эту программу! А сегодня ни один день не обходится без просмотра выпуска теленовостей.

Суворовцы на параде
«

Разбитые мечты
Но это будет потом. А пока ошпаренных под душем новоиспеченных нахимовцев переодевают в матросскую робу, выдают тяжелые и неудобные ботинки и погончики с пропечатанной желтой краской буквой “Н”. На тебе все болтается как на вешалке! Но это полбеды. Пришиваем погоны. С трудом продеваем нить в иголку. Непослушные пальцы уже истыканы острой иглой, но дело ни на шаг не продвинулось. Ну вот, кажется, готово. Вот именно, что кажется. “Вы пришили неправильно, вверх ногами. Перешить!”. И опять – начинай сначала. Стежки почему-то путаются и торчат в разные стороны. Старшина роты, видя твои мучения, приходит на помощь. Ты с благодарностью смотришь на него и даже хочешь, чтобы он тебя усыновил! Однако всем не поможешь!

“Выходи строиться!”. В узелке – джинсы, футболка и кроссовки. Это уже дома дед-фронтовик без всякой задней мысли произнесет: “Вот все, что от внука осталось!”, чем вызовет шок и состояние полного ступора у всех домашних. А пока я нахожусь в таком же состоянии. На автомате передаю дедушке символ гражданской жизни, не оглядываясь, становлюсь в строй. Пока шли по городу, мои ноги превратились в одну сплошную водянистую мозоль, с которой я в нахимовском летнем лагере проходил еще две недели.

В училище я натер еще немало мозолей. Особенно во время подготовки к парадам, посвященным годовщинам Октябрьской революции и Дню Победы, на Дворцовой площади Лениграда и Красной – в Москве. Помню, что не успевающих в учебе в парадные расчеты не брали. Но желание пройти торжественным маршем по главным площадям страны пересиливало усталость. Мы хотели, чтобы нами гордились и наши воспитатели, и родители, а одноклассники завидовали белой (впрочем, все равно какой!) завистью. А потому нахимовцы корпели над учебниками и домашними заданиями даже ночью. Оказалось, что в параде 9 Мая 2009 года воспитанники нахимовской и суворовской школ участия не приняли. Обидно. Жаль, хорошая была традиция. С более чем полувековой историей!

Я, как и сотни моих товарищей, с честью выдержал все испытания и тяготы нахимовской жизни. Два года учебы в ЛНВМУ открывали для его выпускников все двери высших военно-морских училищ. За это стоило бороться и учиться, чтобы, поступив без экзаменов, без лишней раскачки уверенно войти в учебный процесс высшей военной школы.

Один мой знакомый, узнав о том, что перед ним – выпускник ЛНВМУ, с легкой иронией заметил: “Все понятно: потерянное детство, железные игрушки, деревянное мороженое”. Легкая обида кольнула меня, но потом подумал, что он просто завидует. Уже к шестнадцати годам я не только знал, но четко представлял свое будущее. Он же до сих пор находится в вечном поиске. И хотя получил высшее образование, но оно как-то не в тему оказалось. К сорока годам десятки не имеющих отношения к специальности профессий сменил. Впрочем, я его не осуждаю. У каждого – свой выбор…

На мой взгляд, сегодня должны задуматься те родители, которые прочат своим сыновьям карьеру офицеров. Переход на семилетнее обучение в Нахимовском, суворовских училищах и кадетских корпусах – серьезный шаг в реформе российского военного образования. Решение об этом принял министр обороны России Анатолий Сердюков. Однако это еще и большая родительская ответственность. За это время к семнадцати годам воспитанники средних военных учебных заведений не будут представлять свою дальнейшую жизнь вне Армии или Флота. Им, фактически посвятившим себя, как говорят, с младых ногтей воинской службе, будет достаточно сложно найти себя в гражданском обществе. Разумеется, ни о каком воспитании солдафонов и мужланов и речи нет! Уровень образования и культуры нахимовцев, суворовцев и кадет зачастую на порядок выше, чем у их сверстников, окончивших другие общеобразовательные учебные заведения. Заместитель главы российского военного ведомства генерал армии Николай Панков так прокомментировал цель этой реформы: “Руководство Минобороны считает, что институт суворовских военных училищ должен стать приоритетным в системе подготовки высокопрофессионального офицерского корпуса для Армии и Флота”. Сомневаться в том, что воспитанники получат достойное образование и, подчеркнем еще раз, воспитание, не приходится.

Еще одним весомым аргументом в пользу службы Отечеству с детства, несомненно, является право поступать в военные институты без экзаменов. Однако… с недавних пор ситуация кардинально изменилась. И виной тому, как ни парадоксально звучит, стал Единый государственный экзамен. Сотни суворовцев и десятки нахимовцев с недавних пор остались за воротами училищных КПП.

Парни в военной форме, отучившиеся три и более лет в Нахимовском, суворовских училищах и кадетских корпусах, этим летом оказались в общей толпе абитуриентов. Результаты ЕГЭ уровняли и тех, и других. Возможно, это и правильно. Равные права – равные возможности. Все по-честному. Здоровая конкуренция и, как следствие, – отбор лучших из лучших.

С другой стороны, стоило ли ради того, чтобы оказаться в таких условиях, три года ограничивая себя во многом и, многим нагружая, носить на своих плечах погоны, готовить себя для военной службы? Скажете, что это – личное дело каждого. Соглашусь, но отчасти. Учитывая тот факт, что государство полностью финансирует содержание средних военных учебных заведений, обоснованно возникает вполне закономерный вопрос об экономической целесообразности таких расходов. Кроме того, если институт суворовских училищ (а равно и Нахимовское училище, и кадетские корпуса) является приоритетным в деле подготовки высокопрофессиональной военной элиты России, то стоит ли так разбрасываться в значительной мере уже подготовленными кадрами и пренебрегать будущим отечественных Вооруженных Сил?

“Странно и страшно! – так определила свое душевное состояние мама севастопольца – вчерашнего суворовца, а ныне первокурсника одного из российских гражданских вузов. – Сын находится в полной растерянности и недоумевает по поводу произошедшего. Конечно, он знал, на что шел, ведь выбрал ввуз, входящий в перечень военно-учебных заведений российского Минобороны, при поступлении в которые выпускники суворовских училищ обязательно сдают экзамены по общеобразовательным предметам. Тут уж, как говорится, сами виноваты. Но друзья Алексея не поступили даже в командные училища! Правда, у нас еще теплится надежда, что позовут обратно. Дело в том, что, как ни странно это звучит, абитуриенты не сдавали экзамен по… физической подготовке. “Ничего, – успокоили нас в институте, – сейчас начнутся сборы, и многие выпускники школ не потянут физические нагрузки. За этим последуют отчисления, и ваш сын сможет продолжить у нас обучение”. Вы можете себе представить, чтобы будущих офицеров принимали в военные институты без проверки физической подготовки?!».

А вот что говорят об этом сами суворовцы. Эти крики души я с трудом отыскал на задворках Интернета.

Суворовец Максим спрашивает: “Почему я должен отказаться от мечты стать офицером из-за какого-то ЕГЭ? У меня папа – офицер, и я с детства готовился к этому, стал суворовцем…”.

Суворовец Иван говорит: “Мой отец – офицер-летчик погиб от травм, полученных в Афганистане, мать – офицер запаса, мне всегда говорили о льготах, и вот моя льгота – я сдал не тот ЕГЭ!!! И меня не принимают ни в один ввуз!..”.

Суворовец Сергей: “У меня украли мечту! С отличными оценками в аттестате по профилирующим предметам, с Похвальной грамотой по этим предметам, мне не хватило двух баллов по ЕГЭ, и вот я отчислен из абитуриентов военных вузов!”.

Мне удалось связаться с главным редактором газет “Петербургское кадетство” и “Петербургский разговор” Владимиром Соколовым-Хитрово, который достаточно эмоционально прокомментировал создавшуюся ситуацию: “Никому нет никакого дела до трагедий 30 тысяч выпускников, не сдавших ЕГЭ, трагедий ребят, не поступивших в ввузы с отличными аттестатами и не добравших баллы по ЕГЭ, трагедий суворовцев, оставшихся за бортом военных вузов…”.

Председатель Общероссийского союза кадетских объединений “Открытое Содружество суворовцев, нахимовцев и кадет России”, председатель Московского суворовско-нахимовского содружества, выпускник Московского СВУ генерал-майор Александр Владимиров выступил с открытым обращением к гражданам России, институтам гражданского общества России, органам государственной власти Российской Федерации, к иерархам Русской Православной Церкви, в котором высказал свое видение этой проблемы: “Сотни семей военнослужащих стали в одночасье несчастными, так как их сыновья – выпускники-суворовцы вообще никуда не поступили, ведь никто из них не был даже ориентирован на такое развитие событий, а документы для их поступления уже были направлены в выбранные ими военные институты и училища. Сотни суворовцев, проучившихся по три года в суворовских военных училищах, достойно окончивших их, получивших профильную военную подготовку и годами готовивших себя к службе в составе офицерского корпуса России, не станут офицерами только потому, что результаты их ЕГЭ оказались чуть слабее, чем у школьников, которым было все равно, куда поступать. Многие десятки потомственных офицерских родов были прерваны только потому, что об этом никто просто не хотел думать”.

Невольно вспомнились слова нашей выпускной песни: “И вижу я, как катится слеза из глаз у тех парней, что редко плачут…”. Тогда грустили о расставании с училищем, ставшим за годы родным, а сегодня – по убитым мечтам и от горечи разочарования.

Основания для грусти есть у крымчан и севастопольцев, сумевших три года назад стать нахимовцами и суворовцами (их, к сожалению, не так много – для того чтобы поступить в российские «кадетки» и «питонию» – именно так в своей среде они называют альма-матер, – нужно иметь российский паспорт). Тем не менее, и в этом году шаг к своей мечте сделали наши земляки. О «происках» ЕГЭ они пока не задумываются…

 

Капитан 2 ранга
Дмитрий МАКАРОВ,
выпускник ЛНВМУ 1987 года

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 12 декабря

Борис ВАСИЛЬЕВ

В Симферополе отметили День театра

.

Эксперимент как двигатель театра