Крымское Эхо
Архив

Расстрельное дело

Расстрельное дело

Тамара КУЛЫБЫШЕВА,
Наталья СЕДОВА
На городском кладбище Керчи есть сектор, который в местном фольклоре зовется «аллеей славы». Там захоронены «герои» местной криминальной хроники девяностых годов, «дела» которых пережили на многие годы «авторитетов». «До 1997 года в Керчи было, как в Чикаго», — говорит старший следователь Генеральной прокуратуры Украины, старший советник юстиции Андрей Почтаренко (на фото), расследующий уголовные дела бандитских группировок, державших город «под колпаком» криминального влияния. У него в производстве девятерное убийство в «Интерклубе» и убийство бывшего мэра Керчи, вице-премьера Крыма Александра Сафонцева, потрясшие город в 1997 и 1998 годах.

— На данный момент, — рассказывает Андрей Анатольевич, — следствие располагает данными, кем и когда было подготовлено убийство Александра Сафонцева, кто собирал бомбу и как ее доставили из Керчи в Симферополь. Некоторые причастные к этим преступлениям лица объявлены в розыск, в поиске и поимке которых мы работаем совместно с правоохранительными органами других государств. Что же касается массового расстрела в «Интерклубе», когда погибли девять местных преступных авторитетов, то оно пока не раскрыто.

Сейчас в Керчи рассматривается крупное уголовное дело, связанное с деятельностью орудовавшей в Керчи с 1994 по 2005 годы преступной группы, которой руководили печально известные в городе Кельзон и Кацика, а позднее Коровченко. После его убийства в 2004 году банду возглавил находящийся в международном розыске Лаптев. По этому делу проходят шестнадцать обвиняемых, которым инкриминируются бандитизм, разбой и убийства.

Год назад следователи Генеральной прокуратуры Украины закончили рассмотрение дела банды «Грифон», по которому на срок от восьми до пятнадцати лет осуждены десять человек. Однако Генеральная прокуратура Украины посчитала недостаточными сроки наказания и направила дело на новое судебное рассмотрение.

— Что послужило поводом для возобновления расследования дела банды «Грифон»?

— Заявление гражданина, который в июле 1995 года был захвачен ее бойцами, вывезен на лодке в Керченский пролив. Его оглушили ударом молотка по голове и выбросили в море. Очутившись в воде, он пришел в себя и, сколько смог выдержать, находился под водой, пока бандиты не отошли. Ему удалось вынырнуть и вплавь добраться до берега. Долгое время он скрывался, но в 2006 году решился прийти в милицию и сделать заявление. С этого момента и началось наше расследование. Сейчас он дает показания в суде.

— Кто входил в преступные группировки?

— В основном вся «братва» состояла из парней, прошедших армию, которым на ту пору было лет по двадцать пять – двадцать восемь. Все банды формировались и поднимались по одному сценарному раскладу: поначалу «крышевали» и рэкетировали ларечников, после «накопления капитала» открывали клубы, казино, бары, куда из бывших армейцев набирали охранников. Наиболее преданным боевикам доверялись убийства. Для кражи людей привлекали большое число бойцов и действовали по накатанной схеме: избивали и отвозили в машинах для «разговора» с пристрастием. Выбив информацию, вывозили в море на катере и выбрасывали за борт на корм рыбам.

Кроме банды Кельзона, куда входили в разные периоды ее «деятельности» от пятидесяти до шестидесяти человек, и «Грифона», в городе орудовали организованные преступные группировки «Адар» и так называемая «Фекенская банда», которые со временем стали теснить друг друга и в конкретных разборках делить территорию.

Насколько известно, если случались убийства, то только для того, чтобы расчистить дорогу к власти. Кельзона и Кацику убили для того, чтобы расчистить дорогу новому лидеру банды, которым, впоследствии расправившись и с их приемником Коровченко, стал Лаптев. Члены банды своих не убивали, а вот расправы с бойцами других группировок случались неоднократно.

— Как могло случиться, что такой небольшой город, вся жизнь которого в силу оборонной специфики предприятий вращалась в закрытом советском мирке, оказался в эпицентре криминальных событий девяностых?

— Не в последнюю очередь повлияло на это приграничное положение Керчи, от которой через морскую переправу в одном броске Россия, и многочисленные порты города – эти структуры бандиты хотели подчинить себе.

— Получается, керченские порты в одночасье превратились не только в предмет повышенного внимания продвинутых хозяйственников, а и стали козырной картой криминальных разборок?

— К тому времени, о котором мы с вами говорим, крупнейшие банды полуострова, «Башмаки» и «Сейлем», подчинили себе весь Крым, кроме Керчи. Но каждый хотел иметь здесь свое влияние. «Сейлем» направил в город для переговоров своего «представителя» — лидера «фекенцев» керчанина Лепейко, однако тому не удалось найти общий язык с криминальными «хозяевами» города. Местные «авторитеты» ответили: «Мы Керчь не отдадим и никого не пустим, это будет наш город». Вскоре после этого Лепейко приговорили.

— «Братва» всегда демонстрировала чудеса сплоченности против чужаков или сферы влияния внутри города все же существовали?

— Между керченскими бандами явного раздела зон влияния не было. Все они когда-то вроде бы даже дружили, во всяком случае, «грифоновцы» некоторое время ладили с группировкой Кельзона. Затем каждый вошел в силу и пожелал иметь свой «кусок» в городе. Особым желанием «горела» банда «Адар». Начался передел — и моментально пошла цепная реакция убийств. В итоге всех подмяли под себя Кельзон и Кацика, а после их смерти город оказался в руках Лаптева. Они контролировали все, что можно было захватить. А если кто-то другой, по их мнению, чего-то хотел сверх меры, они пресекали это желание на корню.

Вместе с тем в Керчи не было «специализации», когда одна банда держит под собой торговлю оружием, а другая контролирует наркотики. Оружия каждый имел, сколько хотел и добывал его по-своему. Тогда это был не вопрос: Союз разваливался, оружие с военных складов попросту пропадало. В одном броске от Керчи Россия, где как раз одна за другой разворачивались чеченские военные компании. Оружия было много не только в Керчи, все, кто хотел, воровали и прикупали его втихую.

— Недавно в Керчи в одном из гаражей обнаружили заброшенный склад с оружием. Он тоже принадлежал преступникам лихих девяностых?

— Да, но оперативники сразу заметили, что он много лет не открывался. Ничто не указывало на то, что в небольшом помещении находится столько оружия — оперативники совместно со следователями Генпрокуратуры Украины изъяли из склада оружие для целой армии. По свидетельству специалистов, одной только обнаруженной там взрывчатки массой 157 кг хватило бы для уничтожения целой деревни. А ведь кооператив, в гараже которого нашли оружие, расположен рядом с жилой застройкой. Если бы рвануло, то воронка была бы около пятидесяти метров, а в радиусе более километра в домах не осталось бы ни одного целого окна.

Еще раньше в окрестностях Керчи обнаружили могильник, где нашли оружие и несколько трупов, которые неоднократно сбрасывались в эту яму. Каждый раз трупы присыпались землей или мусором. Эта яма, как многослойный пирог, если и дальше копать, то не исключаю, что можно ещё обнаружить новые страшные находки. Сейчас глубина этой «братской могилы» более 20 метров. Если спуститься вниз по шурфу, то в стенах видны ниши или тоннели наподобие катакомб. Сотрудники МЧС попытались детально исследовать их, но нашли неразорвавшуюся гранату. Взрывники не стали рисковать и уничтожили её на месте.

— Известно, что керченские бандиты имели не только криминальную нишу, но и политическую «крышу». Девятеро самых «именитых» входили в депутатский корпус города, слыли невиданно щедрыми благотворителями и имели не только торговый, топливный, но и медийный бизнес. Как такое могло случиться, хотя вопрос, конечно, наивный, если припомнить число нынешних депутатов с криминальным прошлым, называемых министром МВД Юрием Луценко…

— Они создавали небольшие группировки и зарабатывали тем, что «опекали» торговцев, промышлявших незаконным обменом валюты и продажей золота. Когда Геннадий Москаль был назначен начальником Крымского главка МВД, на полуострове начался первый вал борьбы с бандитизмом. Тогда многие керченские боевики покинули город и перебрались в страны бывшего СНГ, где за ними тянется след узнаваемых по «почерку» преступлений. В настоящее время у меня в производстве несколько дел, в которых расследуются действия керчан за границей.

У других же появился свой бизнес, они обросли движимым и недвижимым имуществом, поэтому подались в политику в новом качестве, как предприниматели. Все, как сейчас.

— Криминальная «плеяда» Керчи девяностых годов была достаточно весомым фактором влияния в жизни города. Наверное, находятся те, кто готов «поправить» следствие, чтобы ниточка не раскручивалась на полный виток?

— Попыток подкупить следствие не было. Прямых угроз тоже не звучало, единственный раз попытались ненавязчиво дать совет глубоко не копать и вести расследование аккуратно. После непродолжительной подготовки мы задержали сразу восьмерых, после чего никаких попыток давления или реализации телефонного права не последовало.

— Следствие может ответить на вопрос о наличии связей криминалитета с сотрудниками правоохранительных органов?

— Мы располагаем информацией о тесных связях бандитов с некоторыми представителями правоохранительных органов, которые оказывали им помощь, передавали оперативные сведения, прятали оружие банды, перевозили его, «крышевали». Были и такие, которые находились у бандитов «на довольствии». Этими фактами вскоре займутся вплотную, и тогда виновные понесут заслуженное наказание. Но сегодня главное – выявить и наказать именно бандитов. Сложно все сразу охватить. Нас поджимают жесткие сроки, предусмотренные законом.

— Судя по тому, что вы расследуете дела давно минувших дней, преступления, связанные с бандитизмом, не имеют срока давности?

— Имеют, десять лет. Но если бандой было совершено несколько преступлений, срок насчитывается с момента совершения последнего. Кроме того, если в отношении гражданина возбуждено уголовное дело, а он скрывается от следствия или находится в розыске, на это же время прерывается срок давности. Надеяться преступникам на то, что они побегают десять лет, а затем вернутся с повинной головой и им все простят, не следует. Раньше сядешь – раньше выйдешь. Аксиома!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Обратная сторона листа-3

.

Крым. Артек. Россия

Олег ШИРОКОВ

С больничного — на пресс-конференцию