Крымское Эхо
Архив

Пусть нас танцует папуас

Пусть нас танцует папуас

ПОЧЕМУ НА УКРАИНЕ НЕ МОГУТ ВЫЖИТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

Не каждый день руководитель предприятия выходит на митинг в качестве участника наравне с подчиненными сотрудниками. «Наверное, первый раз за свою долгую карьеру я буду участвовать в пикете», — сказал мне накануне и.о. директора Керченского судоремонтного завода, руководитель проекта санации <b>Вячеслав Рассулов</b>. Работники Керченского судоремонтного завода вчера устроили пикет под зданием одной из местных фирм, владельцы которой еще недавно считали себя хозяевами их предприятия. До предела ситуацию накалила попытка вывести судно «Николай Устинов» из акватории завода без произведенного за выполненный ремонт расчета.

И.О.директора В.Рассулов выступает на митинге

Пусть нас танцует папуас
Факт: [color=gray]Судно под флагом Сьерра-Леоне попыталось уйти с территории Керченского судоремонтного завода без оплаты предоставленных услуг.
Как сообщает ТРК «Бриз», для того, чтобы несанкционированно вывести теплоход «Николай Устинов», в акваторию завода зашли два буксира «Краб» и «Скиф», с лоцманом ГП «Дельта-Лоцман» на борту.
По информации и.о. директора Керченского судоремонтного завода Вячеслава Рассулова, «Николай Устинов» задолжал предприятию в целом полтора миллиона гривен. Само судно находится на территории завода с января 2012 года.
То, что «Устинов» пытается покинуть акваторию, было замечено случайно: диспетчер КСРЗ увидел буксиры и сообщил руководству. Капитан на судне отсутствовал, вместо него распоряжался «представитель судовладельца». Команда по его требованию обрезала швартовые концы и создала аварийную ситуацию: нос судна развернуло ветром и понесло в сторону отшвартованного рядом судна. Только после категорического требования капитана завода судно подало на берег швартовочный конец и снос был остановлен.
«Попытка выхода судна-должника была отбита только благодаря вмешательству милиции и пограничной службы», – отметил руководитель КСРЗ.[/color]»

Пусть нас танцует папуас
— Честно говоря, достали, — не скрывая эмоций, говорит Вячеслав Рассулов. – Последней каплей стала история с «Устиновым». Во времена директорствования Павла Иено на заводе безраздельно господствовало частное предприятие «Керченская судоремонтная верфь «Фрегат», коммерческим директором которой до назначения директором КСРЗ являлся данный господин. Факты вольготной жизни фирмы «Фрегат» на заводе зафиксированы в акте КРУ, который по загадочным причинам вот уже полгода находится на экспертизе. Мне, конечно, непонятно, как можно полгода заниматься экспертизой достаточно простого документа, но, очевидно, если нужно, то можно.

Куда мы только ни обращались с этим вопросом – проще перечислить, куда не обращались, в ООН разве что. До тех пор, пока мы не вышли напрямую на главу правительства Крыма Анатолия Могилева, наши проблемы, мягко говоря, никого не интересовали. Фирма «Фрегат», по данным бухгалтерского учета, задолжала заводу за ремонт пятнадцати судов свыше шести миллионов гривен за 2012 год. Причем из них семь судов – нерезиденты, то есть иностранные. Как они, оставаясь должниками завода, спокойно покидали таможенную территорию Украины, для меня до сих пор большая загадка.

— А как они покидали док завода?

— Тут как раз всё просто. Все эти пятнадцать судов заходили на завод по договору с ЧП «Керченская судоремонтная верфь «Фрегат». Я не готов без рассмотрения правоохранителями трактовать, как и кем выполнялись ремонтные работы, но есть простой способ проверить: отправить запрос в Пенсионный фонд о персонификации фирмы «Фрегат» и получить четкую информацию о штатной численности. У меня есть смутное подозрение, что этой фирме записывались объемы работ, реально выполненные заводом. Сейчас вроде как этим вопросом занимаются, но, как всё в нашей жизни, очень неспешно.

— Так выглядела схема «прощания» с заводом?

— Две частные фирмочки — ЧП КСВ «Фрегат» и ООО «Корвет», мы их ласково называем «пиратская флотилия», работали по одной и той же схеме: суда покидали территорию завода без полного расчета, хотя во всех договорах записано, что расчет должен быть произведен не позднее двух суток до выхода судна из акватории. Выглядело это так: когда подходит время расчета, на полном ходу в акваторию завода заходят один-два буксира, цепляют тросы и уводят судно с территории.

Пусть нас танцует папуас
Это самый крайний бандитский вариант, более либеральный – подписание гарантийного письма об оплате со штрафными санкциями. Судно выпускается с территории, потом на завод приходит уважаемый товарищ и говорит, что понятия не имеет о решении директора и гарантийном письме – он его первый раз в глаза видит, платить ничего не собирается, идите в суд.

Вся эта схема великолепно работала годами. Никто из правоохранителей никогда в нее не вмешивался. В результате две маленькие фирмы, на которых в сумме работают едва ли полтора десятка людей, высосали из завода оборотных средств на сумму свыше шести миллионов гривен. Такое может быть только в Крыму и только в Керчи – это мое глубокое убеждение.

— И что, управы нет, законы не действуют?

— Если обращаться по этому поводу в международную апелляционную комиссию, решающую вопросы судового и морского права, то на это уйдет где-то года два. Но как несложно предположить, что фирмы-пустышки типа «Фрегата» будут просто свернуты со всеми долгами. И отвоеванная победа в этом процессе, который к тому же обойдется где-то под сотню тысяч гривен, будет тебе в «награду».

— Как могло случиться, что таможня и пограничники, сплющив очи, позволяли, грубо говоря, «нагревать» родное государство, терявшее, во-первых, поступления в бюджет, во-вторых, деньги своих граждан?

— Я могу только поклониться низко в ноги по ситуации с «Устиновым» пограничникам – их руководство заняло государственную позицию, хотя ему тут же последовал звонок с просьбой, мягко говоря, не вмешиваться. На меня тут же посыпались обвинения в незаконном задержании иностранного судна. Но давайте смотреть правде в глаза. Я понимаю, что это была мошенническая схема, построенная специально, чтобы завод не получил ни копейки. Но речь идет о судне, которое не подавало заявки на выход с территории завода. А почему не предположить, что его угоняет Аль-Каида или Хезболла? Мы недаром первым делом известили СБУ, прокуратуру и милицию. С точки зрения любых существующих раскладов это был несанкционированный, пиратский увод судна.

Мы по-государственному отработали ситуацию, но вместо благодарностей на нас посыпались оскорбления и угрозы. В том числе и от судовладельца. Его представитель прислал мне довольно издевательского тона смс, уведомляя, что хозяин – очень богатый человек и подает на меня в суд. Но заявки на выход судно не подавало, а с того момента, когда под давлением прокуратуры мы подписали разрешение на выход «Устинова» из акватории завода, судно не уходило еще двое суток. Они нам оплатили их как простой. По этому судну опять же фигурирует ЧП «Фрегат», и долг за ремонт этого судна превышает миллион. И хорошо превышает! Везде, где появляется ЧП «КСВ «Фрегат», владельцем которого является житель Керчи Олег Кришталь, обязательно возникает какая-то мошенническая ситуация. Во всяком случае, с нашим заводом это правило работает.

Пусть нас танцует папуас
— Хорошо, 2012-й год это 2012-й, но сегодня вы руководите заводом. Зная, что представляет собой эта фирма, поставленные на ремонт ею суда все равно остаются на заводе. Это что, и вас история ничему не учит?

— Нет-нет! Все без исключения органы и структуры, которые имеют отношение к каким-то разрешительным документам и процедурам, еще в прошлом году получили от администрации государственного предприятия «Керченский судоремонтный завод» официальное уведомление, что оно не имеет и не планирует иметь никаких юридических и хозяйственных отношений с ЧП «КСВ «Фрегат». То есть это принципиальная позиция, о чем уведомлены российские и украинские Регистры и администрации портов, потому что собственники этой фирмы очень легко использует поддельные документы. В частности, эти факты подтвердились по тендерам Керченской морской переправы, когда в представленной документации кроме Устава не было ни одного подлинного документа.

— Тогда как оказалось судно «Устинов» на заводе? Давно, что ли, стоит?

— Конечно! Оно стоит больше года. То есть всё это время оно накапливало долги по официально имевшемуся у завода договору с фирмой «Фрегат». Фирма всё это время не платила, а когда судну пришло время уходить, то опробовали привычную схему.

Когда у завода закончился договор с фирмой «Фрегат», судовладелец предложил нам заключить договор на одну из своих фирм. А когда он был заключен, то буквально на следующий день после эксцесса с «Устиновым» я получил уведомление, что эта фирма не имела права подписывать никакого договора. Что сказать – изящно… и еще на двести шестьдесят тысяч к накопленным долгам «кинули» завод. Это такой элемент беспредела, причем все действующие лица известны, все прекрасно понимают, что происходит.

Керченский таможенный пост заверил нас, что ему достаточно документа от фирмы «Фрегат», чтобы выпустить судно-нерезидент с территории Украины, и долги завода никак не влияют на таможенное оформление. Как это может быть, когда люди уклоняются от уплаты НДС и других налогов с благословения таможни?

Правда, наводит на определенные размышления такая ситуация. Вы можете опросить абсолютно всех сотрудников завода, и они подтвердят, что в течение всего 2012 года притом, что здесь ремонтировались суда-нерезиденты, не было проведено ни одной таможенной проверки по этим судам! Сейчас проверки практически каждую неделю. Ну, наверное, совпадение. В Керчи, по всей видимости, очень много мест, где постоянно стоят иностранные суда, очевидно, для завода не дошли руки.

— Какова ситуация с собственником завода и с перспективами приватизации?

— Ситуация с собственностью гораздо проще и понятнее. Предыдущая приватизация, по счету уже вторая, с треском и грохотом провалилась. Открытых приватизаций на Украине не бывает. Все они так или иначе делаются полуподпольно, и реальные открытые торги проводятся только тогда, когда предприятие уже в безнадежном состоянии и надо что-то делать, чтобы не остаться с обанкроченным предприятием. Кроме того, вся страна уже ушла в выборы 2015 года, и государство очень заинтересовано, чтобы у него на балансе не оставались проблемные предприятия к этому светлому моменту.

Пусть нас танцует папуас
В первой приватизации, опять-таки по странному стечению обстоятельств, участвовало то же ЧП «КСВ «Фрегат». Потом оно отказалось от участия в аукционе, то есть первая приватизация была провалена. Могу предположить, что целью ее было банкротство завода. Объявляется вторая приватизация – в ней тоже участвует какая-то мутная фирма с непонятным прошлым. Причем на ее приватизацию подает в суд опять-таки ЧП «КСВ «Фрегат», отстаивая какие-то свои интересы на госпредприятии – ну такие борцы за государственную собственность.

Получивший в ходе второго этапа приватизации завод в собственность владелец не выполнил финансовые обязательства. Состоялось уже два заседания суда — и вот буквально днями, если не будет подана апелляция о расторжении договора, постановление суда вступает в силу, и вторая приватизация тоже оканчивается ничем. Мы уже имеем на руках официальный приказ Фонда госимущества Украины о начале третьего этапа приватизации, к которому готовим оценку имущества. Согласно законодательству это произойдет в конце ноября – начале декабря. Кто будет участвовать и есть ли участники, мы пока не знаем. По неофициальным данным, нам известно три-четыре фирмы.

— Такие же, как вы выразились, мутные типа «Фрегата» и «Марлин-2»?

— Наше предложение оглашено на совещании в главной Налоговой администрации Украины. Учитывая, мягко говоря, неадекватность двух предыдущих приватизаций, наконец, провести для участников третьей экспертизу их финансовой состоятельности и хозяйственной деятельности, потому что хватит уже каких-то «прокладок» и поддельных фирм. Должна быть реальная фирма с реальной хозяйственной деятельностью, с реальным имуществом, которое может гарантировать выполнение условий приватизации, и реальными пароходами. Мы ведь говорим о цене предприятия где-то в тридцать миллионов и о долгах на такую же сумму, из которых восемь миллионов – долги по зарплате. Как может бабочка-присоска без исчисляемого в адекватной сумме имущества эти долги оплатить? Понятно, что это приватизация под перепродажу: хапнуть – и сразу кому-то передать.

Пока такая кадриль танцуется, ни одна крупная и солидная фирма не даст заказов на завод. Это логика банальная, потому что стоимость судового ремонта очень высока. Поэтому пора заканчивать с перепродажами и левыми приватизациями. Должен прийти хозяин, который официальным имуществом, состоянием и интересами гарантирует сохранение предприятия – это наша точка зрения как администрации. И мы эту точку зрения огласили на достаточно высоком уровне, она занесена в протокол, и думаю, что бабочкам-присоскам на следующей приватизации будет делать нечего.

— Интерес к заводу еще остается или «мутняк» пропиарил его не лучшим образом?

— «Мутняк» работает против завода – о нем известно. Даже в этой ситуации с «Устиновым». Стыдно говорить, но нашлись конкретные чиновники, которые садились на телефон и откровенно педалировали ситуацию, чтобы судно ушло с территории завода. Ну, очень государственная позиция, прямо скажем. Не знаю, что это было: личный интерес, финансовая заинтересованность, приятельские отношения. Не знаю, что в этой стране работает, но это был ярко выраженный административный компонент. То, что у заводчан просто лопнуло терпение, подтолкнула эта ситуация.

Давайте загибать пальцы. У нас есть фининспекция, милиция, пограничники, таможня, транспортная прокуратура, ОБОП, ОБЭП, городская прокуратура – при таком количестве нянек не слишком ли большая роскошь иметь еще и дитя без глаза? Тем более – с кем боремся? Боремся на государственном предприятии за судьбу государственного предприятия, встречаясь с противодействием государства как такового в лице представителей государственных органов! А мелкие местечковые жулики, даже не относящиеся к правительству или Верховной Раде, чувствуют себя довольно раскованно, наверное, четко понимая, почему им в Керчи ничего не грозит.

Могу это предположить? Могу! И, к сожалению, такое предположение приходит в голову не только мне. Возмущение людей, ремонтировавших эти суда, махавших кувалдой и дышавших краской и гарью, из кармана которых какое-то частное предприятие – мельчайшая структура украинского предпринимательского рынка — уводит деньги, понятно. Знаете, переварить такие реалии очень тяжело. Ведь что такое шесть миллионов? Да это практически вся задолженность по зарплате! Я уже молчу о долгах перед государством, но люди за-ра-бо-та-ли эти деньги рассчитывали принести их в свои семьи. И из-за действий кучки непорядочных людей они этого не могут сделать.

Милостивые государи, можно задать вопрос? Почему на каждом из двадцати трех совещаний, на которых я присутствовал в Кабмине, Совмине, горисполкоме, Минтопэнерго, Фонде держмайна, мне с грозным видом задают вопрос, когда я погашу задолженность по заработной плате? Почему никто никогда не задавал этого вопроса тем, кто эти долги создавал? Это что, предоплаченная забывчивость или как? Ну, скажите, кому мне заплатить, чтобы мне эти вопросы не задавали! Я тоже украду с этого завода сколько надо и расплачусь! Почему я виноват? Почему на меня пытаются завести то уголовное дело, то еще что-то?

Извините, я миллион погасил — и всё равно виноват! Меня мониторит прокуратура, инспекция по труду, управление по труду горисполкома, Рескомтопливо, Совмин, временная комиссия по задолженности по заработной плате Фонда держмайна, Налоговая администрация и Пенсионный фонд. Почему никто из этих девяти организаций, используя нормальные для цивилизованного государства рычаги влияния, не задает вопросы тем, кто все эти безобразия сотворил? Давайте констатируем, что государства нет, спустим флаг и продадим обанкротившееся государство! Если на судне нет капитана и хреновая команда, неужели оно куда-нибудь поплывет?!

Давайте говорить, что украинское законодательство – одно из самых нелепых законодательств, которые существуют на земном шаре. Отношение к предприятию, которое только-только пытается подняться с колен, такое же, как к «Криворожстали» с многомиллиардными оборотами. Налево-направо выписываются штрафные санкции, причем их накоплено миллиона на три с половиной. Нас предупреждают, чего-то требуют. А как можно, ничего не вкладывая в производство, вообще пытаться отдать долги? С чего? Вот, например, исполнительная служба четко выполняет требование закона. Грозятся арестовать кассовую книгу. Да арестовывайте! Только сначала объясните, как можно выплачивать зарплату при арестованных счетах. Украинское законодательство ничего по этому поводу не говорит.

Фемида мало того, что с греческих еще времен слепая, она еще у нас глухонемая и с явными признаками врожденного дебилизма. Вот так и кладут перспективные, я в этом глубоко уверен, нормальные предприятия. Наше предприятие – государственное, мы не можем его глубоко реформировать, потому что есть ограничения: все свои шаги мы должны согласовывать с Фондом держмайна. Мы прекратили воровство и по результатам полугодия вышли с чистой прибылью. Впервые за двадцать лет! Обрадованные Налоговая и Пенсионный фонд насчитали штрафных санкций на четыреста тысяч прибыли под миллион. Смысл работать?.. Проще это предприятие закрыть. Любой твой успех будет помножен на ноль.

Во всех цивилизованных странах – я понимаю, что это не про Украину — есть четкий статус предприятия под антикризисным управлением. Предыдущий собственник положил предприятие, пришел новый и начинает его поднимать. Ну почему во Франции можно дать три года налоговых каникул, в Болгарии – пять, а у нас не могут?! Вывод: французы в три раза нас умнее, болгары — в пять. Во Франции проблемных предприятий 0,1% — и для решения вопросов по такому мизерному числу предприятий введен государственный законопроект.

На Украине сейчас в состоянии банкротства 476 предприятий, и директора допугались до того, что 282 предприятия, помимо тех 476, стоят без лица, согласного взять на себя право подписи. Самая непопулярная работа на Украине сейчас – директор предприятия. Мы таким способом хотим решить проблемы в экономике? Мне билеты в первый ряд! Не бывает, не получится, не говоря уже о том, что мы смешим половину мира.

Вот реальная ситуация: наше предприятие жизнеспособное, да, его обворовали так, что дальше некуда, но оно уникально расположено. Мы когда-то попытались сложить флот всех компаний, что по географическому расположению могли бы обеспечить завод заказами: насчитали совокупный флот под восемьсот судов. Да нам столько не надо: чтобы предприятие нормально работало, достаточно в год отремонтировать десяток крупных судов и штук тридцать-тридцать пять средних и небольших. Тем не менее, это гарантированный рынок. И мы готовы в силу несовершенного законодательства, корыстных интересов чиновников, пассивности государства отдать этот рынок соседям – румынам, болгарам, туркам?

Турки строят судоремонтные заводы, маленькие, поганючие – за десять лет семьдесят два! По ряду направлений в судоремонте Турция вышла на третье место в мире. Мы настойчиво пытаемся потерять то, что есть. Основным рынком судоремонта на Украине остается и будет очень долго Россия, потому что украинского флота нет. В раннишние времена 82% было российских судов на ремонте, сейчас гораздо больше. В связи с политическими «терками» мы уже получили официальный запрет на ремонт российских военных кораблей на территории Украины от правительства РФ.

Сейчас у нас на заводе стоят три российских судна без малейшей надежды покинуть таможенную территорию Украины.

— Что, тоже не расплатились с заводом?

— Не в нас дело. Их затамаживало ЧП «КСВ «Фрегат», которое теперь в силу определенных финансовых требований оформлять документы отказывается. С точки зрения законодательства Украины они не имеют право не оформить документы – они декларанты, но не хотят. 15 октября российские суда должны были покинуть акваторию завода. Судовладельцы уже написали письма куда только можно, решение не получили и будут вынуждены обратиться в посольство России на Украине за политическим решением. Вопрос: что мы будем ремонтировать в следующем году? Какую реакцию мы ожидаем от Российской Федерации, если она напрашивается сама собой.

Сейчас российским судовладельцам в мягкой форме рекомендуют не идти на Украину, и нас спасает только то, что судоремонт здесь на 20-25% дешевле, чем в РФ. Вот сейчас мы предоставим изумительную возможность, причем сами ее пропиарим, для получения официального запрета. Для России свет клином на Украине сошелся – она перенаправит суда в Румынию, Турцию, Болгарию – Черноморский бассейн не пустыня. Что мы будем делать? Сейчас по разным подсчетам в этой отрасли с сопряженными и подсобными производствами занято порядка сорока-пятидесяти тысяч человек. Кто ответит за безработицу этих людей?

Берем нашу слепоглухонемую Фемиду и кладем на ее весы деятельность двух керченских сомнительных бизнесменов против сорока-пятидесяти тысяч человек. Я вообще не уверен, что это надо взвешивать. Может, глаза развязать этой Фемиде или от дебильности полечить? Кто-нибудь здравомыслящий отдает себе отчет, чем мы рискуем?

— То есть если с третьей приватизацией все срастется, вас уже пропиарили так, что спокойнее обойти КСРЗ десятой дорогой, чтобы не вляпаться во «Фрегат» с «Корветом»?

— На заводе осталось 227 человек, задолженности по текущей заработной плате нет, хотя это больше чудо, чем норма. Заработки даются очень трудно. Крупные компании сюда дорогу забыли, тем более, подобные скандалы не добавляют популярности заводу, а зарабатывать теми заказами, что есть, очень тяжело. Рабочие наши старания понимают, тем более администрация старается сделать всё, чтобы люди получали деньги. Мы не знаем, кто приватизирует завод — может статься и так, что его обанкротят, и тогда люди ни копейки не получат.

Поэтому у нас сейчас установка, может быть, неверная с хозяйственной точки зрения, но оправданная чисто по-человечески: все заработанные деньги направляем на выплату зарплаты, но бесконечно это длиться не может. Если третий этап не закончится позитивом, шансов у завода никаких – оно будет обанкрочено.

Если к нашему мнению об обязательной финансовой состоятельности участников аукциона прислушаются, то приватизация имеет шансы стать адекватной и цивилизованной, и завод приобретет реального хозяина, который не даст его в обиду и сохранит для страны. Не важно, кто им станет, главное, чтобы вкладывал деньги в производство, перечислял деньги в бюджет и платил людям зарплату. Хоть папуас!

 

Фото — с сайта Kerch.FM

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Новая попытка: пиар или шаг к реализации?

.

Спасибо, жизнь!

Врозь — но вместе

.