Крымское Эхо
Общество

Прошлое как память о старых продуктах пития и закуски

Прошлое как память о старых продуктах пития и закуски

Вспоминая прошлое, всегда можно наткнуться на усмешки читателя: да-да, знаем, трава была зеленее, конфеты слаще, а сверстницы(ки) моложе. А мы поговорим о прошлом не столько как всё тогда было хорошо или плохо, а о том, сколько его было по весу и объёму.

И начнём с обыкновенного хлеба.

До распада Союза все было четко нормировано, делалось строго по ГОСТУ и никакие махинации в хлебопечении не допускались, по крайней мере, в открытую. Одна буханка ржаного или пшеничного хлеба весила ровно один килограмм, и цена ржаного составляла 16 копеек, а цена пшеничного — 28. И так было с 1961-го года по 1990-й: согласитесь, если это был застой, то пусть бы он продолжался и сегодня.

Правда, у батонов вес был разный: пшеничный весил полкилограмма (его цена составляла 25 копеек), а нарезной весил 400 граммов, его цена была 13 копеек. Булка весила 200 граммов, ее продавали за 7 копеек.

Сегодня я даже не рискну что-то говорить о цене и весе этих продуктов, поскольку всё (это я о ценах) непрерывно возрастает, а вес изделий в упаковках непрерывно уменьшается. Где у нас литровые ёмкости с молочными продуктами? Увы, их нет, и возвращение их в ближайшем будущем не предвидится, ибо это автоматически вызовет рост цен, не прикрытый уменьшением веса продаваемой продукции.

О продуктах можно говорить и писать бесконечно, поэтому я перейду на продукцию, которую потребляют все, но скромно умалчивают о потреблении оной в интеллигентных разговорах и статьях. Поведём разговор о водке. Можно много и долго говорить о потреблении спиртного нашими предками, но есть беспристрастные документы, количество продуктов, выдаваемых военнослужащим Российской империи. Я не стану приводить здесь весь его перечень, просто остановлюсь на его спиртной составляющей.

Российскому матросу полагалось в месяц (конец XVIII века) — 3,4 л водки (28 чарок).

Российскому солдату ежедневно (начало XVIII века) полагалось две чарки (246 миллилитров, проще говоря, четвертушка по-нынешнему) водки и один гарнец (3.27 литра) пива.

Поскольку выделялась водка, то, чтобы последнюю не разбавляли водой, производилась и проверка её крепости. Водка считалась годной для выдачи солдатам и продаже в царских кабаках при выгорании последней до половины её веса.

Отсюда сохранилось понятие полугар, которое происходит от метода измерения с помощью «отжига» и, по цитате из «Полного собрания законов Российской империи» 1830-го года, «определяется таким образом, чтобы, влитая в казенную заклеймённую отжигательницу, проба онаго при отжиге выгорела в половину». Название постепенно изменялось от «полувыгарного вина» к «полугарному вину», и наконец, «полугару».

Точность измерения была весьма ограниченной, потому пересчёт крепости полугара на современные градусы алкоголя затруднён, в силу того, что мы не знаем процент сивушных масел в тогдашней водке. Официальной крепостью в то время, однако, считались 38 градусов объёмных процентов.

По указу министра финансов М. Х. Рейтерна, в 1866 году крепость простого хлебного вина (таково было официальное название водки) была увеличена с 38 до 40 градусов. Причин было две: удобство подсчёта объёмов произведённого вина и поступающих акцизов, и своего рода запас «на усушку и утечку» с тем, чтобы потребитель в любом случае гарантированно получал привычные 38 «полугарных» градусов.

Предложение было принято, и норма в 40 градусов была закреплена в «Уставе о питейных сборах», утверждённом 6 декабря 1886 года. Следует заметить, что речь шла только о нижнем пределе крепости, а вовсе не о строгом соответствии этому показателю, причём сразу скажу, что данная крепость водки к исследованиям Д.И. Менделеева никакого отношения не имеет.

Вообще, первое питейное заведение в Москве открыто после взятия Иваном Грозным Казани. А их расцвет пришёлся на XVIII век. Стоит отметить, что именно с того времени в России осталось крылатое выражение «пить водку вёдрами». Всё дело в том, что до 1885 года о «полулитрах» народ не слышал. Водку «на вынос» продавали только вёдрами – по 12,3 литра, пить в кабаке потребитель мог, как хотел, но продать клиенту для домашнего потребления хозяин питейного заведения меньше этой нормы права не имел. Привычная для современного человека бутылка в качестве тары для водки начала использоваться только с 1894 года.

Вкратце просто упомяну о светоче демократии и свободы — в Великобритании с XVIII века крепость рома стандартизировали в 57,15 весовых градуса, поскольку уже с XVI века в жалованье английских моряков входила порция рома. Чтобы убедиться, что ром не был разбавлен водой, проверка его крепости приводилось путём смачивания им пороха. Если смоченный ромом порох было невозможно зажечь, то крепость рома считалась недостаточной (англ. under proof). Порох не горел в смеси с содержанием алкоголя ниже 57ᵒ, потому эта крепость стала называться по английски «100° proof«.

Вообще, английским морякам до конца XVII века ежедневно выдавалось пиво, которое было легче сохранить в бочках, чем пресную воду.

Но с расширением Британской Империи пива требовалось всё больше – рацион матроса составлял 8 пинт (4,5 литра) в день. Кроме того, в жаркую погоду и в тропиках пиво легко скисало, и в дальние походы брать его было бесполезно. Постепенно пиво стали заменять вином, а в 1655 году, когда Британия отобрала Ямайку у Испании, роль морского снадобья окончательно отошла к рому.

Удивительно, но до 1740 года рацион выдачи рома составлял по одной пинте дважды в день (пинта равна 568 мл). При этом в те времена отсутствовали способы определения крепости спиртных напитков, поэтому сегодня довольно трудно сказать, насколько крепким был этот ром и сколько в нём было сивушных масел.

Сами моряки проверяли, как я уже писал выше, выдаваемый ром на крепость, смешивая его с порохом и поджигая; считалось, что смесь загорается при крепости не ниже 57,15ᵒ.

Как видите, ещё со стародавних времён крепость спиртного строго контролировалась.

Не вдаваясь в перипетии сложной истории производства водки частными лицами в XVIII – XIX веков, могу только сказать, что в 1890-е годы, российское правительство решило вернуть себе монополию на продажу крепкого алкоголя, от которой ранее отказалось на волне реформ 1860-х годов. Одним из главных аргументов в пользу возврата к государственной монополии было то, что государство брало на себя обязательство продавать только «чистое вино», то есть смесь ректификованного спирта с водой практически без естественных примесей — эфиров, альдегидов и сивушных масел. В результате монополия была восстановлена и постепенно, начиная с 1 января 1895 года, распространена практически на всю территорию Российской империи.

В 1914 году в связи с началом войны в России был введён «сухой закон», который пришедшее к власти в 1917 году советское правительство продлило до 1924 года.

С приходом Советов борьбу с алкоголизмом продолжили, продлив в 1917 году запрет на торговлю водкой. В 1919 году постановлением за подпись Ленина запрещалось изготовление и продажа спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ, а за нарушение норм предусматривалась конфискация имущества и тюремный срок до 5 лет.

Возобновили производство и торговлю спиртным только в 1924 году. По этому поводу не могу не обратиться к классику: «В 1924 году М. Булгаков записал в своем дневнике: «В Москве событие – выпустили 30° водку, которую публика с полным основанием назвала «рыковкой». Отличается она от царской водки тем, что на десять градусов она слабее, хуже на вкус и в четыре раза её дороже». «Водку называют «Рыковка» и «Полурыковка». «Полурыковка» потому, что она в 30°, а сам Рыков (горький пьяница) пьёт в 60°».

Лучше самого Булгакова о тогдашней водке мне вряд ли удастся написать, поэтому привожу диалог из «Собачьего сердца» профессора Преображенского и Борменталя о качестве водки:

– Бог с вами, голубчик,– отозвался хозяин. – Это спирт. Дарья Петровна сама отлично готовит водку.
– Не скажите, Филипп Филиппович, все утверждают, что очень приличная. Тридцать градусов.
– А водка должна быть в сорок градусов, а не в тридцать, – это, во-первых, – наставительно перебил Филипп Филиппович, – а во-вторых, бог их знает, чего они туда плеснули. Вы можете сказать, что им придёт в голову?
– Всё что угодно,– уверенно молвил тяпнутый».

Не могу не отметить впечатление о продаже водки и других современников той эпохи: «За последнее время сказывается влияние нэпа, возрождающего капитализм, а вместе с ним и все то, что свойственно… для буржуазии. В Ленинграде открыта официальная госвинторговля. <…> Решили построить бюджет на продаже водки. <…> Государственное признание и допущение пьянства — грубая, непростительная ошибка. Эта ошибка может быть для нас роковой». Менее сознательные искренне радовались: «В первый день выпуска сорокаградусной люди на улицах… плакали, целовались, обнимались. Продавать ее начали в 11 час. утра, а уже в 4 ч. все магазины были пустые. <…>Через 2 прохожих третий был пьян». «У нас стали ей торговать с 3 октября. За ней все кинулись, как в 1920 году за хлебом. С обеда на заводе больше половины на работу не ходили» — так отметили праздник в подмосковном Голутвине… В Москве продажа советской водки началась 4 октября 1925 года, в воскресенье. У магазинов, торговавших спиртным, выстроились очереди по триста-четыреста человек. Каждый магазин продавал в среднем по две тысячи бутылок в день. Больницы и отделения милиции были забиты пьяными — вытрезвителей тогда еще не существовало.
Водочная бутылка закрывалась картонной пробкой с тонкой целлофановой прокладкой, защищавшей ее от влаги, и запечатывалась коричневым сургучом. Появившаяся вскоре новая водка более высокой очистки стала отличаться от нее и белым цветом сургучной головки. Нынешнее поколение уже не помнит не только сургучной упаковки, но и пришедшей ей на смену «бескозырки» — той же пробки, но уже с алюминиевым покрытием и язычком, за который нужно было потянуть, чтобы откупорить бутылку.
[1]

В 1936 году в СССР был принят государственный стандарт, в соответствии с которым чистая водно-спиртовая смесь получала наименование «водка».

В России со времен СССР традиционно используются градусы, указывающие концентрацию спирта по массе. В этом случае градус – одна сотая (0,01) часть безводного (100%) спирта, которая весит 7,94 грамма. На этикетке бутылки находится число с маленьким кружочком, например, 40° или 45°. Это самая точная метрика, но в 70-х годах XX века, когда начался экспорт водки в капиталистические страны, в СССР наряду с отечественной системой начали использовать западную маркировку крепости – в процентах.

В общепринятой международной системе крепость алкогольных напитков обозначают в процентах от объема и маркируют надписью (% vol.), от английского volume – «объем». Альтернативное обозначение – % ABV (Alcohol by volume). Российские производители для внутреннего рынка используют маркировку (% об.), которую в народе называют «оборотами», хотя на самом деле «об.» получено сокращением слова «объём». Это значит, что (% vol.), (% ABV) и (% об.) выражают одинаковую крепость, но отличаются от градусов (°). Например, 40% vol. = 40% ABV = 40% об. ≠ 40°.

Крепость в градусах больше (концентрация этилового спирта выше) крепости в процентах по объему. Если в 1 литре водки 40° содержится 572 г воды и 381 г спирта, то в аналогичном количестве водки 40% объёма будет 635 г воды и 318 г, что соответствует примерно 35°. Как вы догадываетесь, продажа неосведомлённому населению водки, как минимум, на 5° ниже, чем он привык считать, даёт колоссальный доход как производителям, так и продавцам. Осталось только, как в молочной продукции внести в продажу (по просьбе трудящихся) ёмкости меньше нынешних.


[1] -Курукин И., Никулина Е.. Повседневная жизнь русского кабака от Ивана Грозного до Бориса Ельцина.

https://histrf.ru/biblioteka/b/grogh-sukhar-i-zharienaia-krysa-byt-moriakov-parusnogho-flota?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

http://army.armor.kiev.ua/hist/paek-soldata-1716.shtml

https://kulturologia.ru/blogs/311213/19668/

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

РОССИЯ. Большего не надо

Яблоки так не растут, как цены

Дом для студентов: первый пошел!

.