Крымское Эхо
Библиотека

Прощание с Советским Союзом

Прощание с Советским Союзом

…Им не было стыдно за бесцельно прожитые годы. И не их вина, что великий мировой эксперимент построения социалистического государства в России потерпел крах. Как и первый русский капитализм, не выстоявший и 50 лет. Человечество увидело на практике другой социальный проект, возможности и слабости плановой нерыночной экономики и уже не сможет позабыть его опыт. Социализм, возникший в мечтах далеких предков, не исчерпал себя в общественном объединениипреодолении различий в отношениях между людьми.И когда ветераны комсомола 20-х годов, передающие следующему за ним поколению свою историю и наказы, один за другим уходили из жизни, пришла в 1991 году новая революция, пришло время разбрасывать камни[1].

Экономика развития двигалась в тупик, но в Крыму в конце 80-х годов ничто не предвещало катастрофы. Развивались пионерные проекты: атомные лихтеровозы, Крымская АЭС, аэродром для «Бурана», многообещающие испытания нетрадиционных источников энергии (солнечные батареи, ветровые ЭС, теплонасосы, геотермальные воды и др.), строительство сети автомобильных газозаправочных станций, канатная дорога на Ай-Петри, начало строительства подземных коллекторов для инженерных коммуникаций, завод капельного орошения.

Строили Межгорное и другие водохранилища. Закрывали угольные котельные. Вместе с другими дружно помогали Спитаку и Чернобылю. Керчьрыбпом — в океанах, в Феодосии — летящие «Зубры», у моря — до 10 млн отдыхающих. Всего не перечислить.

Но у местных руководителей уже стали возникать недоумение и протесты. На принятое М.С. Горбачевым решение об уничтожении оборудования винзаводов первый зампредоблисполкома Л.Н. Кляритский, глядя прямо в глаза директору совхоза, зло говорил: «Думай, Иван Васильевич, думай!».

Другой зампред, Ю.А. Хлынов, получив постановление ЦК КПСС об обеспечении квартирами каждой семьи к 2000 году, возмущался прожектерскими фантазиями наверху: «Они что там, с ума сошли? Где у нас в Крыму такие строительные мощности?». Острая борьба Виталия Владимировича Курашика вместе с академиком Е.П. Велиховым и проектировщиками АЭС за сохранение почти готовой АЭС против некомпетентных популистов завершилась разграблением оборудования почти готовой станции. Сегодня станция уже вырабатывала бы свой ресурс и принесла бы Крыму огромную пользу, да и Крымский мост в этом месте не побоялись построить.

Москва молчала. Победой демократии и варварства завершался ХХ век на Казантипе, когда в машинном зале атомной станции развернулись грандиозные пьяные дискотеки. Закрыта книга Гиннеса для крымского рекорда. Разворовать атомную электростанцию — мир такого не знал! Это по-нашему, перед таким размахом остолбенел бы и Парфен Рогожин. Помещения Горьковской атомной станции теплоснабжения (первой в большой серии проектов по стране) также были сданы в аренду частным предприятиям, включая ликероводочный завод.

Два имени вошло в историю борьбы с атомной энергетикой; в Нижнем Новгороде — Бориса Немцова, в Симферополе – депутата Ю. Комова. «Я говорил в глаза Немцову о его невежестве, публично это звучало, а потому могу и сегодня повторить эти слова. Ущерб городу и государству он нанес огромный, потому что затормозил и остановил развитие одного из важнейших и перспективных направлений в науке, технике и промышленности». Академик Ф.М. Митенков.

Встреча М.С. Горбачева в Крыму по пути в Форос. Зампреды Крымского облисполкома В.В. Курашик,
П.А. Федуличев и секретарь обкома Л.И. Грач. 1990 г. Из архива В.В. Курашика

По всей стране стояли тысячи начатых и незавершенных промышленных и социальных объектов. Промышленные предприятия требовали реконструкции. Много возводили жилья, а на ремонт старого денег не было ни у государства, ни у населения. И материалы для евроремонта строителям не были известны.

Никак не могли наладить диспетчеризацию на стройках и в поисках крайнего непременно ругались на всех планерках в поисках крайнего. Пришли к тому, что на стройке госпиталя для инвалидов войны в Симферополе четырех высших партийных и советских руководителей утвердили… кураторами по подъездам!

6 соток на неудобьях и маленькие домики на Каменке безрассудно тратили человеческие ресурсы. Сами не понимали, как бедно жили. Накопились, наслоились бытовые ограничения: 5 кв. м на человека, невозможность передать детям наследство, зарплата «от получки до получки», пенсии выживания, когда европейские пенсионеры прибывали в Крым на теплоходах и т.д.

Количество предлагаемых товаров и услуг не удовлетворяло людей. Конечно, не трагедия, но с появлением рынка товаров и услуг в квартирах не осталось ни одной вещи советского производства.

Идеологические установки, работавшие прежде, устарели и не соответствовали взглядам все более образованного и информированного общества. Так же, как в 1917 году, все ждали перемен и наивно верили, что все привычно хорошее останется.

Стучались в дверь фундаментальные реформы. Но партийно-государственная система костенела, лениво искала пути к обновлению общества и неожиданно к назревшим переменам оказалась неспособна. И тогда, отбросив и бездумно осудив уникальный советский опыт, новые революционеры принялись переносить устаревающую и чужеродную западную систему на российскую почву.

Слияние трех процессов: экономический кризис, перестройка государства и общества на капиталистическую модель и раздел СССР на части — поставило страну на край пропасти. Выбор между реформированием социалистической экономикой и новой революцией был сделан.

Правящая элита последнего поколения КПСС ввергла страну в революцию сверху, внезапный шоковый переход в новое качество (сотни западных советников по своим лекалам спешно ссыпали Е. Гайдару проекты законов и постановлений правительства).

Процесс перестройки, двусмысленно начатый генеральным секретарем ЦК Коммунистической партии и его сторонниками в 1988 году (демонтаж социалистической экономической системы планово начался с образования кооперативов при государственных предприятиях), требовал раздела единого государственногоорганизма на части — сначала на отдельные государства при одобрении и под контролем стран Запада, а далее — бесконечного ядерного деления территорий, сфер влияния, собственности, недр, финансов и даже религий.

Раздел сопровождался разрушением традиционной российской и социалистической идеи — общины и коллективизма, подводя человеческие взаимоотношения до грани «все люди — враги».

В России часто вместо модернизации системы пытаются решать проблемы с завтрашнего дня: перейти на троеперстие, ликвидировать монархию, организовать колхозы, посеять кукурузу, прекратить питие, ликвидировать СССР и много чего еще. Следом за ними идут расколы, бунты, революции, войны и перманентная борьба.

По словам Игоря Георгадзе, глава Госсовета Грузии Э.А. Шеварнадзе вспоминал: «Мы (Горбачев, Шеварнадзе, Яковлев) планировали демонтаж системы за 12 лет, а получилось за 6». Таким образом руководители КПСС и СССР целенаправленно сверху разрушали Российскую империю-Советский Союз вопреки проведенному народному референдуму.

Первый референдум (это выше, чем Учредительное собрание 1918 года!) показал отсутствие центробежных сил и национально-освободительных движений в советских республиках. Но затем нежданно для них самих родившиеся государства от политики дружбы народов сползли в национализм, ругая русских за свою же слабость и ущербность. Сваливая вину на большевиков, беловежские революционеры, торопливо поделив страну, как Африку по линейке, заложили борьбу за передел на 1/6 части земли.

Получив от советских коммунистов территории Новороссии, Западной Украины и Крыма, юридическую самостоятельность в ООН, двуязычная Украина, где активный процесс борьбы за передел собственности совпал с формированием нового государства, не нашла идеологических и экономических скрепов для своей внутренней устойчивости.

Кровавый русско-украинский раздор был предопределен. Попятившись назад, бывшие союзные республики от широкой международной экономической и культурной интеграции опустились до простого взаимодействия бизнес-элит.

Свершилось. Европейцы (Германия, Великобритания, Франция, Швеция, даже Польша), а потом и США столетиями пытались расчленить Россию. Но расчленили ее сами и вроде бы своими руками, и только время даст ответ — по недомыслию или по чужой воле.

Никто сильнее при разделе не становится. Украинские события — историческое поле России-СССР — стали прямым следствием революции 1991 года со всеми присущими ей чертами (последствия проигранной войны, движущие силы и лидеры, перевороты в столицах и приведение к присяге провинций, сосредоточение власти в руках олигархов с разделом регионов,межнациональные и религиозные проблемы, возникновение гражданской войны), вполне сопоставимы с Великой Октябрьской социалистической революцией и последовавшей Гражданской войной.

Важнейшая роль в истории переходного периода от социализма к капитализму
в Крыму принадлежала председателю Совета министров А.Р. Франчуку (в центре)

В войне нового типа США нанесли хорошо подготовленный удар по «уязвимым местам» СССР, к которому, как часто бывает, обороняющаяся сторона не бывает готовой. Признание Совета национальной безопасности (Н.П. Патрушев) прозвучало только спустя 24 года после революции, а до этого прозападные силы внутри России упорно всем внушали, что Союз рухнул в результате самораспада. Списать все просчеты только на «руководящую и направляющую» уже нельзя.

В Берлине одномоментно завершилась 40-летняя холодная фаза Мировой войны, сломав паритет сил двух систем. Практически одним геополитическим ходом воссоединился народ Германии, а государствообразующий русский народ мягко, как тогда казалось, разделили, отрезав от него 25 млн человек! Европейский Союз расширился, как бы сменяя на мировом пространстве разрушенный Советский Союз.

Бывшие союзники СССР, забыв о своей национальной независимости, перебежали на другую сторону. Армия спешно уходила из Европы в пределы своей страны. Уничтожалось оружие собственной защиты — система противовоздушной и космической обороны, ракеты, не имевшие в мире равных. Американские «контролеры», по словам Путина, уселись в цехах предприятий атомного оружия. Грустно смотрели ветераны, как «добровольно» выплачивали Западу контрибуцию, отправляя эшелонами нефть, лес, металл, удобрения. Выбрасывали за границу все, что плохо лежит.

 А оттуда гнали миллионы блестящих автомобилей.

По разным оценкам, от 1 до 7 триллионов долларов советского наследия достались Западу для развития его экономики. Не очень это напоминало модернизацию периода довоенных пятилеток. Всему находилось оправдание. Разрухи образца 20-х годов ХХ века удалось избежать только потому, что советский задел оказался несопоставимо велик.

Признав факт революции 1991 года, нельзя не видеть, что, как и в 1917 году, ломались судьбы, несли утраты, гибли в национальных, политических и уголовных междуусобицах миллионы людей. Как в 1917 году частную собственность забирали в государственную, так в 1991-м люди с высшим советским образованием (не с 3 классами ЦПШ!) торопливо провели приватизацию, пока никто ничего толком не понимал.

Снова, как большевики рушили все «до основания», руководствуясь революционной целесообразностью, — «у нас не было государства российского в 1992, 1993, 1994 году. Оно (законодательство — В.Г.) не знало государства, что это такое. Не знали этого ни силовые структуры вышеупомянутые, которые с этим боролись. Ни суды, для которых это все была какая-то марсианская грамота. Обеспечить законную, по-настоящему законную и, следовательно, справедливую передачу собственности страна не могла. Кто за это отвечает? Я», — вспоминал А.Б. Чубайс в интервью Познеру 28.12.2008.

 Не думал реформатор, что повторяет историю 1917-1922 года. Акции, владельцем которых является житель классической капиталистической страны, до массы россиян за 25 лет так и не дошли. До сих пор 2/3 населения не имеют банковских сбережений, исчезает даже подушка безопасности пенсионера. Обесценивание денег приобрело хронический характер.

Не было в мировой истории таких масштабов перехода из «ничейной» общегосударственной в частную собственность (почти задаром) промышленных предприятий, зданий, земель, присвоения природных ресурсов. В бизнес-угаре рождался олигархат и политико-финансово-экономические кланы, переходили в руки избранных огромные богатства. Народившаяся коммерческая компрадорская буржуазия задушила промышленников и отечественную индустриализацию.

Сформировав свой капитал, миллиардеры, как центры экономических и даже политических сил, в большой мере получили свободу и независимость от государственной власти, но интересы многих из них не совпали с укреплением страны. Не забывается опыт Гражданской войны, когда владельцы крупной собственности только требовали своей защиты, но реально не помогали ни белым, ни красным. Банковская система зажила сама в себе, и рост промышленности ее не озаботил. Только узкий круг посвященных знал путь к обогащению.

На волне аферной ваучеризации новые владельцы Липецкого и Магнитогорского металлургических комбинатов стали миллиардерами первой десятки России. Грустно было бы смотреть директору Липецкого комбината Н.Л. Бебенину и секретарю парткома Магнитогорского металлургического комбината А.И. Галушкину, на кого работала вся страна! Поколение, к которому они принадлежали, дало великих личностей — Шолохова и Фадеева, Жукова и Рокоссовского, Курчатова и Королева… В схватке за личное обогащение, где каждый за себя, такие люди лишены великих целей и куда-то исчезли.

СМИ, которыми в 90-е годы овладела группа политиков и вечно мятущейся интеллигенции, без раздумья ломали до основания 73-летний период истории государства и общества.

Замечательный евпаторийский писатель-историк, знаток староверия и раскола Владислав Бахревский рассказывает о беседе в Уругвае с внучкой Бахрушина, женщиной не из бедных (тех самых московских купцов Бахрушиных, что оставили яркий след в истории российской промышленности и культуры):

«Мы читаем ваши газеты! Мы плачем! Что вы делаете? Вы хотите жить как мы?!». Слезы стояли в ее глазах, и боль, и отчаяние». Вспомним и другую внучку Бахрушина (еще после революции 1917 года) — на вопрос журналиста, как они собираются жить, оставшись без денег, ответила: «Ничего не жаль, была бы жива держава».

В пылу борьбы за собственность, которой большинство населения страны практически никогда не обладало, размылись демократические призывы. Возрождая право богатого и сильного, законами и пропагандой государство внедряло мировоззрение эгоистичного индивидуализма, уничтожая более уместные во взбудораженном мире, традиционно присущие России идеи общинности, коллективизма и сплочения.

Основанное на имущественном неравенстве, оно могло быть устойчивым только при условии равенства перед законом всех его граждан и соблюдении религиозной морали. Но, увы… Главный правовед России В.Д. Зорькин утверждает, что «люди при всех несправедливостях советской бюрократической системы и эксцессах «телефонного права» привыкли к своему равенству перед законом и достаточно высокой степени личной независимости». Или по-другому, разноудаленность от закона людей с деньгами стала фактом.

Если советское неравенство заключалось в том, что директор носил пыжиковую шапку, а рабочий — заячью, то теперь, когда при входе в столовую богатого хозяина люди начали вставать, он произнес: «Они должны чувствовать мою биологическую исключительность».

Разными путями шло формирование правовой культуры в России и Европе. У русских правовая и судебная системы всегда стояли ниже божественной справедливости и духовности. Получив судебную бесконтрольную независимость в качестве подарка, система стала терять доверие людей, отпугивать избирательностью своих решений.

Бюрократический язык юристов вторгся в повседневную жизнь, скрыв смыслы, он делает законы непонятными и ненадежными. Воровство стало называться нецелевым использованием средств, казнокрадство — красивым словом «коррупция» и т.д. Сообщение ТАСС: «Между двумя мужчинами произошел имущественный спор из-за хозяйствующих субъектов. В результате чего один из них причинил огнестрельное ранение из неустановленного пистолета своему оппоненту, который скончался на месте». М. Зощенко, И. Ильф и Е. Петров воскресли.

 Человек не успевает усваивать сущность новых законов и потому попадает в зависимость от произвола чиновников, адвокатов, судей, которые надежно защищены от ответственности за свои ошибки и обманы. Безысходность в тяжбах с мздоимцами и богатыми наращивает неудовлетворенность.

Новый уклад жизни формировал иное поведение людей. Индивидуализм принес с собой то отчуждение, которое волновало Льва Толстого, обособление личности, недружелюбие в общении людей, своеволие и безнаказанность начальников, необязательность и обман в деловом общении, высокомерие и чванство неожиданно шагнувших из грязи в князи. Равнодушие и недисциплинированность поселились в организациях, обслуживающих человека, в органах управления.

Болезненно складывается система взаимоотношений хозяина и работника, банкира, страховщика и клиента, чиновника и просителя. Трещит от напряжения ближний круг связей. Между врачом и пациентом, профессором и студентом, родственниками и друзьями утвердился посредник — живые деньги. Районные поликлиники упрямо выталкивают пациентов в сферу платных услуг, и процесс лечения больного системно превращается в средство извлечения из него денег. С массового обмана и жульничества сброшены моральные путы.

Простой человек почувствовал страх безработицы, утраты профессии, результатов своей учебы и произвол хозяина. Стимулировалось не массовое вечернее образование, а 10-часовой рабочий день и вторая работа. Потеряло содержание право на труд, но звенело право свободы говорить, что хочешь.

Образование утратило смысл и конечную цель. Вопреки здравому смыслу упорно внедренная болонская система и механический ЕГЭ опустили его уровень до массовой безграмотности. Иссушался источник кадров для науки, органов государственного управления, промышленности и сельского хозяйства. Коллеги-конкуренты стали скрывать свои знания и опыт друг от друга, и трудовая квалификация упала.

Но разочарование неизбежно, ибо опираться можно только на что-то твердое.

Когда-то выдвинутый В. Лениным лозунг: «Учиться, учиться и еще раз учиться» продолжает оставаться актуальным, особенно после катастрофического падения уровня образования с 90-х годов. Университетские знания — всего лишь стартовая площадка, но, к сожалению, они неуклонно убывают. Встала задача непрерывного обучения, получения универсальных знаний, пригодных для смены профессий и специальностей в условиях рынка.

Человек нуждается в мобильности для переезда в любую местность, а государство должно решиться на создание массы арендных квартир повсеместно. Кто же поставит эту задачу на практике? Изменение взглядов вместе с постоянным обновлением знаний должно быть правилом жизни каждого думающего человека. Иначе — застой и отставание от науки, передовых технологий, утрата личной перспективы.

Надежды на эффективного собственника и социально ответственный бизнес сбываются со скрипом, хотя период первоначального накопления капитала завершился необыкновенно быстро и без общественных потрясений. Если раньше даже стройки заключенных служили на благо страны, то уплотнительную застройку назло людям и городам, вывод огромных площадей земли из сельхозоборота, хищническую вырубку и пожары лесов, захват побережий морей и рек, разрушение Единой энергетической системы, ликвидацию рыболовецкого флота, закрытие заводов без создания более современных, невозвратный вывод капиталов заграницу и т.д. к достижениям второго российского капитализма не отнесешь.

 Появился общественно бесполезный бизнес, и расцвела индустрия развлечений. Современный рынок неожиданно продемонстрировал свои особенности — системное ухудшение качества продуктов, огромное количество фальшивых лекарств, рост цен при любой рыночной конъюнктуре и т.д. Бизнес стал «кошмарить» другую сторону рыночных отношений — покупателя и клиента. 400 способов сравнительно честного отъема денег Остапа Бендера утратили юмор и наполнились конкретным содержанием.

Государство, предложив странную свободу выбора, освободило школу и вузы, средства массовой информации, литературу от химеры воспитания. Отказавшись от оптимистического настроя людей, конкурирующие федеральные ТРК (при согласии всех политических партий) в погоне за рекламными деньгами и примитивным зрителем обрушили на молодежь и пенсионеров психоз, жестокость, пошлость, алчность, уголовщину, формируя у людей неадекватное представление об окружающем мире.

Все это переплетается с рассуждениями онравственности, культуре, образованности, духовности и т.д. Площадки для обсуждения подлинных проблем сменились все более наигранными политическими шоу, смысловую пустоту которых не видеть невозможно. Кому-то показалось, что примитивным обществом легче управлять.

Ретроградская идея восстановления отношений людей с разным достатком по образцу начала ХХ века заходила в тупик. Протестное состояние общества, которое подвело страну к февралю 1917 года, может внезапно возродиться и, не дай Бог, приведет к современному Февралю или Октябрю, когда снова внезапно воспламенится солнце или некстати сойдутся звезды.

В мировосприятии человека происходит перелом. Слово «товарищ» высмеяно и отвергнуто, а «господин» и «сударыня» не возвращается. Растерянно смотрят вокруг мужчины и женщины, не понимая, кто мы и кто они. Наверное, коллеги.

Человек постсоциалистического периода расслабился и, как после революции 1917 года, меняет свои взгляды на семью, товарищей, работу, общество, государство. Ему уже привычны переполненные товарами супермаркеты, доступность автомашин, поездки заграницу.

Однако…

Диалог выпускников симферопольской школы 1952 года выпуска у старой фотографии:

— Как сложилась судьба твоего одноклассника?

— Он уехал за границу в 90-х годах. Мы встретились с ним в Израиле. Весь день он говорил о деньгах, как их заработать, куда вложить, как потратить.

— Неужели это ждет всех нас? Ради этого стоит жить?

— Конечно. Он хороший и успешный парень.

 Философия новой жизни легко находила сторонников. Все больше людей улучшало материальный достаток, но ощущение какой-то неправильности не исчезало даже у сытых.

Знакомый предприниматель, выскочивший, как черт из табакерки прямо на площади Ленина в Симферополе, открывает передо мной кейс, набитый пачками долларов. Вложить некуда — обманут. Нужно отправлять за границу. Потом демонстрирует свои 7-комнатные апартаменты делового человека. Рабочий кабинет затерялся среди увешанной знаменами и портретами гетманов большой приемной, тренажерного зала, душевой, барной комнаты, заставленной бутылками до потолка, комнатой отдыха-спальней и пр. «Скоро ты будешь стучать в мой кабинет, а не я обивать твои пороги», — прозорливо предупреждал он госчиновника.

От партийной несвободы выражения мысли катились к фальшивой свободе либерального инакомыслия. Призрачную мечту о коммунизме сменяла столь же призрачная идея свобод и демократии. Все смешалось: сожаление об утерянной советской стране и безрассудное осуждение большевиков белыми радикалами — «Судить их нужно!».

Ушла на пенсию проспавшая свои реформы некогда 19-миллионная Коммунистическая партия, уступив свое место строителям не лучшего образца капитализма. Помогает она старикам доживать свой век в новой-старой социально-экономической формации?

Официальное сообщение из недавнего времени: «Выборы в Красногорском муниципальном районе (Подмосковье — ред.) прошли в спокойной и конструктивной обстановке, с минимальным количеством жалоб и нарушений. В г.п. Красногорск на избирательные участки пришло 11,2% от общего числа зарегистрированных избирателей. Выборы … убедительно выиграли кандидаты от партии «Единая Россия».

Прежнее единогласие при голосовании на выборах сменилось равнодушием избирателей и хитростями местной власти. На этот раз они выбрали тактику организации низкой явки избирателей и «победили». Аукнулось это 19 октября 2015 года, когда в результате разборки преступников прогремели выстрелы в кабинете заместителя главы администрации. Сращивание всех ветвей местной власти с криминальным бизнесом стало настолько очевидным, что даже федеральные каналы ТРК забили тревогу и открыто заговорили о типичности этого явления не только в Подмосковье.

Контрольно-счетная палата Красногорского района вдруг обнаружила, что в ходе реализации только 20 инвестиционных контрактов, заключенных между компаниями-застройщиками и Красногорской районной администрацией, муниципальный бюджет понес материальный ущерб в размере более 700 млн рублей! Это сумма доходов бюджета целого городского поселения за 2015 год. Можно предположить общий масштаб хищений района, области и государства.

При таком казнокрадстве найти средства для инвестиций и пенсий не сможет никакая экономика мира. 3 млн кв.метров жилья построили — и всего лишь 75 квартир выдали очередникам. Но еще хуже, что губернатор публично заявил, что криминала здесь нет. Ответ на вопрос, кто же генерирует самоубийственную для власти и общества коррупцию, вынуждает теряющую дух правящую партию не только резонерствовать, но и действовать. В 2018 году кемеровский пожарный синдром обнажил все механизмы и глубину кризиса взаимоотношений бизнеса и власти.

Это не регулятор рыночных отношений, а козлы в капусте.Совершенно очевидно, что находящиеся у власти люди и семейные кланы заниматься бизнесом не должны.

О низком управленческом профессионализме и отрыве от жизни людей говорит пример ликвидации льгот ветеранам труда на проезд в транспорте по Москве. Во время роста цен на товары и услуги в экономику брошены «последние резервы» от пенсионеров якобы для ликвидации третьих смен в школах в самой богатой области России! Не могут открыто обсуждать и разрешать конфликты. Значит, что-то не так, и продолжение раскола опасно.

И вот уже известный и авторитетный в литературных кругах России, США, Германии, Франции и других стран внук большевика Александр Галушкин (1960-2014 гг.) отстаивает свою позицию «За честные выборы» в рядах белоленточников. Саша возглавлял отдел «Литературное наследство» в Институте мировой литературы РАН и активно участвовал в этом движении, увлекая своих либерально настроенных единомышленников.

 «Убегаем от красных флагов на Болотной», — провозгласила либеральная творческая интеллигенция. Делают вид или не хотят признать древние красные знамена русских или красное знамя Победы над фашизмом? Призванная служить камертоном народной нравственности, она шлет обществу нескрываемое высокомерие, злобу и ненависть. Отражают она только свои узкокорпоративные интересы.

С отменой цензуры коммерческий смысл в литературе и искусстве стал вытеснять их культурное предназначение. Это не оппозиция выбору путей подъема, а фрондерское сопротивление без идеи и программы. В понимании исторического пути России они, к сожалению, оказались не на высоте и своими корыстными интересами оттянули людей от здоровой оппозиционной борьбы, поиску социальной альтернативы.

Мало оказалось Н.С. Хрущеву 20 лет для построения материально-технической базы коммунизма. Но исполнилась мечта П.А. Столыпина о 20-летии покоя — Россию не узнать. Хватило этих лет для ухода в прошлое общности «советский народ» (совсем не глупое понятие для совместной жизни разных народов). Но снова что-то не сложилось. И опять нужно 20 лет покоя. Но их уже нет.

Расслаивающаяся в результатереволюциистрана, потерявшая половину своего населения, где его плотность снизилась с 13 до 8,5 чел/км² (180-е место в мире!), не может считать нормальным 1,5 млн (?) неработающих людей; размножение наркоманов, подрывающих генофонд; еще одну эмиграцию научного и культурного потенциала, а также женщин, не находящих рядом нормальных мужей и рожающих детей для европейцев, американцев, африканцев; многократно возросшую преступность; существование 1,5 млн мужчин, не по своей воле оторванных от реального производства и тупо «охраняющих» частную собственность.

В огромной России растет ценность каждого человека, и заниматься условно полезным трудом, растрачивая национальный потенциал, человек не должен. От 12 млн (Минтруд) до 25 млн (Росстат) так называемых самозанятых граждан, живущих для себя, не платящих государству налогов, посему ожидать прорывных советских пятилеток не приходится.

Революции никак не отменяют факта приспособления и выживания человека при любой общественно-политической системе. Страна развивается другими способами. Все больше появляется людей с успокоением, привыканием, личным благополучием.

Проявляются несомненные достоинства частной собственности, рыночной экономики и стирается в новом поколении советский образ жизни. Как это бывало и в сталинский период, с помощью западных технологий, машин, оборудования экономика перестраивается на новый уровень. Но для создания копии модели западного типа требуется 100-летняя эволюция.

Отступление. О влиянии Запада. Обладая несметными ресурсами, Россия наступала в своем развитии со второй позиции, используя опыт и, как теперь говорят, западные компетенции. И только опущенный перед СССР железный занавес на время приостановил взаимовыгодное сотрудничество. Примеров тому несть числа.

  • На смену язычеству славянских племен пришло когда-то православное христианство константинопольского патриархата.
  • Русский раскол XVII века, возбужденный царем Алексеем Михайловичем под влиянием западной идеологии (греческие корни, вселенские патриархи, украинский католицизм) был порожден стремлением утвердить Русь в качестве третьего Рима, продолжательницей духовного наследия Константинополя…
  • Реформы XVIII века Петра I, Екатерины II, Павла I имели перед собой немецкие, голландские, шведские образцы. Императрица продолжала смотреть на Византию и Грецию.
  • Восхищаясь творениями Расстрели, Монферрана, Росси, Кваренги… в Петербурге нельзя не видеть, что рядом с ними были русские зодчие Баженов, Казаков, Захаров и Воронихин… А работы Константина Мельникова и других конструктивистов советского периода впервые выводили нашу архитектуру в мировые лидеры.
  • В российских городах с 1785 по 1831 год существовало передовое европейское Магдебургское право. Крымская война, метро в Лондоне и Берлине делали далее нетерпимым крепостное право и вызвали исторические реформы Александра II.
  • Своими успехами первый русский капитализм, при котором 55% промышленности принадлежало западным промышленникам, во многим обязан европейским технологиям, машинам и оборудованию. Текстильная отрасль (в то время одна из основных в экономике) создана московской группой староверов Рябушинских, Гучковых, Морозовых и других исключительно на полученных английских машинах. Талантов нашим купцам и предпринимателям не занимать.
  • Марксизм как учение, не имевший политических и идеологических корней в России, тоже пришел с западной социал-демократией и был реализован В. Лениным, Л. Троцким и И. Сталиным в российской большевистской трактовке.

Революции XX века побуждали к изменениями церковь. Даже соратники патриарха Тихона не могли дать ответ на вопрос о том,были ли искания неканонических патриархов обновленцев А.И. Введенского и А. Грановского попыткой модернизации церкви, сближением ее с научным мировоззрением или это было злонамеренное участие в трагическом троцкистско-ленинском эксперименте по разрушению русского религиозного сознания.

  • Мощный рывок в советской индустриализации 30-х годов опирался во многом на использование американских и других технологий, оборудования и специалистов. И поставки по лендлизу в годы Великой Отечественной войны оказали значительную помощь Красной Армии в вооружении, материалах, продовольствии. Победа над Германией принесла в разрушенную страну образцы передовой техники и дала толчок в советском научном рывке, в том числе атомном проекте и космическом взлете.

«В науках мы стоим позади других», — писал в 1802 году Н.М. Карамзин, но отмечал высокое душевное достоинство русских переимчивость. Но, предостерегая от привычного подражания Западу, он утверждал: «Хорошо и должно учиться; но горе и человеку, и народу, который будет всегдашним учеником. К их достижениям мы умеем добавлять ценности и стоимости и даже всех опережать».

Ни до, ни после не достигала страна лидерства в мировой науке, как в годы советской власти. Не случайно даже 20 лет спустя после исчезновения СССР над площадью И.В. Курчатова в Москве сияли слова: «Слава советской науке!»

В подтверждение слов Н.М. Карамзина Советский Союз достиг мировой вершины научно-технического прогресса великим атомным проектом под руководством И. Сталина, Л. Берии, И. Курчатова и выходом в космическое пространство Ю.Гагарина. Вместе с «Бураном» мы опустились на землю и надолго ушли с передовых рубежей науки и техники.

Столетиями Россия переплавляла европейские достижения или отражала нашествия западных интервентов. Очень важно, что Президент держит принципиальный курс на сохранение взаимопонимания с Европой и США, несмотря ни на какие разногласия. Он понимает, что Россия должна либо соединить европейскую и азиатскую цивилизации, либо превратиться в поле столкновений между ними. Помним А.Блока: Начало формы

  •  Для вас — века, для нас — единый час.
  • Мы, как послушные холопы,
  • Держали щит меж двух враждебных рас —
  • Монголов и Европы!

Восстанавливать модель государства образца 1913 или 70-х годов нелепо. Не лучше ли шагнуть вперед, исходя из реальности сложившегося общества? В экономике рождается новый технологический уклад, появляются угрозы массовой роботизации и опасного сращивания человека с искусственным интеллектом, давит опасность разрушения долларовой системы, развиваются военные средства борьбы мгновенного действия, и критические столкновения с противниками обостряются.

Размылась сущность современной демократии. И в словах умного Черчилля «демократия — это дерьмо, но ничего лучшего человечество пока не придумало» стоит задержаться только на слове «пока». Демократия — ширма, за которой скрываются подлинные центры принятия решений. Совершенно очевидно, что перспективы 1-2% роста экономики с регулярными кризисами, заморозкой доходов и пенсий, по прогнозу Минэкономразвития от 31.1.17, ведут страну к новому критическому отставанию, а очередной рывок погони за Западом по образцу 30-х годов Россия способна совершить только в условиях диктатуры развития. Бескрылое общество без великой цели в России существовать не может.

Новый человек стал открыт и беззащитен перед государством и внешними угрозами. Электронные базы данных медицинской, страховой, налоговой, кадастровой, банковской, правоохранительной и других систем стали доступны фактически любому. Как-то незаметно в борьбе за демократические свободы исчезают реальные свободы. Не может быть, чтобы тотальным контролем над личностью кто-то не воспользовался системно.

Так называемые информационные войны с их заведомой неправдой — прямая дорога к управлению сознанием всех человеков. Начавшись однажды, их остановить невозможно. Вавилонское столпотворение в интернете, ставшего основным средством массовой информации и дезинформации, уход человека из материального мира в виртуальный, циничные все охватившие торгово-денежные отношения, торжество массовой псевдокультуры, заколебавшиеся морально-нравственные устои, возрождение религий привели отношения людей в совершенно иное состояние.

Еще недавно безразличное в своей массе к религии общество повернулось лицом к церкви и принимает веру наравне с наукой. О намерении построить 300 тыс. церквей, то есть по одной на 500 человек, говорит на радио известный протоиерей, хотя на службах в православных храмах сегодня, к сожалению, преобладают женщины.

Снова Россия, как и в советской модели, поставила эксперимент революционного построения теперь уже рыночного капитализма сверху (а это уже российская закономерность) и столкнулась с подрывающей основы государства коррупцией особого вида.

«Сегодня платить налоги считается, мягко говоря, странным (или не вполне обязательным). Точнее, в деловой среде считается неприличным совсем ничего не платить, но и уплата всего положенного вовсе не предполагается», — озабоченно и честно пишет банкир Петр Авен.

Чиновники, живущие в серой зоне, разлагают не только свое окружение, но и все разумное общество. Наказание за коррупцию не соответствует степени опасности для государства. Проблема в том, как, сохранив предпринимательскую среду, поставить ее в твердые рамки закона. Массовый тысячерублевый уровень теневых доходов (малые взятки) не менее губителен, чем миллиардный. Бороться с ним в условиях капитализма много сложнее, чем с «малым» советским воровством. И это угроза национальной устойчивости. Растет понимание, что только арестами, без реформ и смены элиты всерьез решить эту задачу невозможно.

Когда президент спросил главу ФСБ А. Бортникова о ситуации в одном из ведомств, то в ответ услышал, что буквально полгода назад в этом ведомстве была проведена масштабная проверка, по результатам которых были арестованы ряд должностных лиц, возбуждены уголовные дела, которые ушли суд. «Он сообщил, что еще полгода назад дело возбудили, всех задержали… Набрали новых сотрудников — и все началось сначала», — посетовал глава государства.

По словам президента, одним из решений этой проблемы может стать постоянная ротация сотрудников силовых структур по примеру военных. Этим же методом кадровой политики в отношении партийной номенклатуры пользовался в 20-30-е годы И. Сталин.

Разновекторное общество теряет управляемость и ждет от власти нового курса, новой модели развития. Мир изменился и требует других идей обновления человека и общества — не оторванных от советского опыта и его результатов. После Советского Союза уже нельзя развиваться без масштабного социального проекта, формулирования целей и путей их достижения. Россия, прочувствовавшая за 100 лет три модели развития, стоит ближе к пониманию современного устройства, чем западные страны.

Ступив на путь общества потребления, вдруг стали сознавать, что это совсем не будущее человечества, ибо материальные потребности человека ограничены. Не хочет народ склонять головы перед многими западными «ценностями» и забывать свое недавнее прошлое. Тревожит его удушающая коррупция, проедание советского задела, слабость экономики национальной безопасности, неудачи реформ судебной системы, здравоохранения, образования, науки и полное отсутствие работы над ключевым вопросом — эффективным управлением и организацией процессов.

Уже назрело повышение пенсионного возраста, а пенсионная система для 44 млн человекостается непонятной ни одному пенсионеру и путается непрерывно.

Никак не сформируется поток энергии мощного движения вперед. Страна очень медленно идет к новому витку преобразований.

Когда с глаз спадает пелена, возвращается понимание, что с Западом, как и в советские времена, всегда придется бороться и взаимодействовать, полагаясь на свои силы, а не шагать за ним след в след. Запад перетянул нашу страну на свое, отлаженное столетиями, правовое, экономическое и финансовое поле и, получив здесь явное преимущества, активно им пользуется.

Предложенный ему путь обмена энергоресурсов на технологии, укрепляющий взаимозависимость и доверие, отвергается. Опасную зависимость национальной экономики от других стран, родившуюся в результате стратегической ошибки власти, показали санкции «партнеров».

Привыкает народ к регулярным финансово-экономическим кризисам и вечной инфляции. Снова, как и в 20-30-х годах перед СССР, возникли проблемы — противостоять все более враждебным Европе и США, совершить реформаторский рывок в условиях угрозы войны. Нарастающая турбулентность в США, Европе, на Ближнем Востоке и на постсоветской территории подталкивает к взрыву и войнам. Ядерный паритет не вечен. Наш геополитический противник США, отделенный океаном от остального мира, не ощутивший на себе ужасы мировых войн и революций, уже беспечно рассуждает о возможности победы в атомной схватке превентивным ударом.

Войны нового типа пройдут не по сценарию Великой Отечественной, а принципиально иными способами и средствами. В войне интеллектов отступление до Москвы и переброска заводов за Урал не предусматриваются, и устоять в борьбе с многократно превосходящими силами противников можно только с помощью концентрации ресурсов, науки и эффективной экономики.

Равноправно живут ошибки с успехами, но понимаем их только тогда, когда они становятся очевидными. Все в нашем мире противоречиво и неоднозначно, неодномерно. И только философское «все, что не движется, умирает» служит развитию человека, общества, экономики.

Переход от страны с высокой степенью организованности к стихийно управляемой по складывающейся ситуации завершается. Ушла уникальная советская эпоха, разделив потомков крестьянских дедов на тех, кто гордится достижениями своей страны, и тех, кто требует покаяния. Уходит в прошлое советский человек, не похожий на других, более моральный, бескорыстный, дружелюбный. «Все люди — враги, противники, конкуренты», — утверждает новая философия. Но старшее поколение ее не принимает.

Острый диалог двух олигархов, начинавших переход от социализма ко 2-му русскому капитализму вместе с Е. Гайдаром, приводит Петр Авен в книге «Время Березовского»:

«Чубайс (Роснано): Я не думаю, что мы могли бы тогда переломить что-то, если бы больше понимали. Но я думаю, что все равно здесь есть доля нашей исторической вины: даже и после этого мы на базовые вопросы не очень пытались искать ответ, не знаем его и до сих пор.

Авен (Альфа-банк): Это неправда. Для меня идеологема о том, что свобода больше родины и что родина – это не территория, – не обсуждается. Для меня это тогда было точно так же очевидно, как и сейчас.

Ч: Как быть с тем, что у 95 процентов населения страны, в которой ты живешь, всё ровно наоборот? Их убрать, отодвинуть? Бог с ними, валим отсюда? Как с этим быть-то, Петя?

А: С ними надо работать. Объяснять, объяснять и давать им возможность ошибаться.

Ч: А может быть, прислушаться, прежде чем объяснять? А может, понять, откуда это вырастает?

А: Это вырастает из тысячелетнего рабства, больше ниоткуда. Не надо себя обманывать. Это вырастает из отсутствия демократических свобод и отсутствия нормальной, цивилизованной жизни гражданского общества. Только и всего. Мне неинтересно разговаривать с вертухаями лагерей.

Ч: А ничего, что эта страна создала культурные образцы, на которые равняется весь мир? Ничего, что эта страна создала научно-технические образцы, на которые равняется весь мир? Мы это все сбрасываем?

А: Создала вопреки, а не благодаря.

Ч: Мы считаем, что это были мелкие ошибки? А вот сейчас мы сделаем все правильно?»

Не прав Петр Олегович. Русские крепко держатся за древние земли своих предков, не берегут чистоту крови, вступая в браки и союзы с другими народами России, и только язык, культура и общая история делают русских такими, какими знает их мир. Прекрасный язык с множеством говоров, который сохранил великий народ, вопреки французским и немецким предпочтениям дворянских элит, снова оказался под интернет-давлением англоязычья. Беспечно мы отказываемся от своих живительных корней в пользу глобализации.

В России снова все не так, и революция 1991 года не сожрала своих героев, а превратила их в олигархов. Рыночную экономику они построили, но выбрать между свободой и родиной человекус капиталом 4,6 млрд дол. на самом деле трудно. Кажется, жена олигарха сказала, что «самое счастливое время было, когда у нас не было денег».

Входить в путинский прорыв без понимания этой общественной проблемы невозможно.

Сложившаяся политическая и экономическая система соответствовала только этапу приватизации общенародной собственности. Об устойчивости и надежности государства думать было некому. На научный системный анализ социализма в СССР, исследования теоретических основ и формирующейся модели нового государства — тем более на их публичное обсуждение — правящая партия и ее «приводные ремни» не отважились. Привлекательная только своими административными возможностями она не в состоянии предложить обществу другие идеологические скрепы, кроме патриотизма. Ни одна политическая сила не может объяснить народу, какое общество мы строим, и все честно молчат.

Не по ошибке запрещена Конституцией идеология. Ее функции попытались как-то передать церквям всех конфессий. Отказавшись от идеологии коммунистического проекта, Конституция никак не выразила идеи и ценности современной России, предложив обществу и политическим партиям барахтаться без ориентиров будущего. Права и свободы человека без независимости, укрепления семьи, национальных традиций сделали нас беззащитными в окружении внешних и внутренних идеологических противников. Утрата веры в идеи православия и коммунизма привела к тому, что впервые за 1000 лет в умах людей возникла пустота.

Под ударами либеральной оппозиции оказалась правящая элита и достигает успехов, демонстрируя факты коррупции и злоупотребления властью чиновниками. Вера людей в правильность выбранного курса рушится, когда разрыв между внезапно обогатившимися и самыми бедными приближается к 20 и не останавливается.

Утрата веры, а не ухудшение жизни становится причиной падения любой самодовольной власти. Рождается новая опасность, когда преемственное право на власть и капиталы получает поколение разгульной «золотой» молодежи, далекой от креативности и государственных интересов. Майдан или Дворцовая площадь появляются не по вине бунтовщиков, а от безвластия и утраты связей с интересами человека. Уроком истории служит отчаянная Петиция рабочих и жителей Санкт-Петербурга в день Кровавого воскресенья 9 января 1905 года.

Конструкция власти «Президент-общество» уязвима настолько, что достаточно дискредитировать и сменить одну фигуру, как у власти мгновенно окажутся ориентированные на Запад олигархи и бизнесмены, хранящие, по словам З. Бжезинского, 500 млрд дол. за рубежом, и которые возвращать их в туманную экономику не собираются. Не дай нам Бог глупого царя…

Законотворческая деятельность депутатов, копируя худшие черты Советов СССР, имитирует активную деятельность и топчется в мелкотемье вокруг правил дорожного движения. Политическая оппозиция затихла, найдя взаимопонимание с властью. Замкнувшееся в себе Правительство невнятно информирует общество о положении в экономике, кулуарно принимает какие-то решения, весь год беспорядочно раздает деньги и только твердит: «Надо, надо, надо…». Никто не понимает, сколько земли осталось в руках государства (говорят, заморожена на сумму 1 трлн рублей), и сколько ее теперь придется выкупать у новых «блатных» владельцев за деньги налогоплательщиков под нужды экономики и общества. Тревожит оно своей закрытостью.

Алексей Улюкаев, экс-глава Минэкономразвития: «Я признаю себя виновным. Не в том абсурдном обвинении, которое мне предъявлено. Конечно, я, как мог, служил гражданам России, старался выполнять свою работу хорошо. Но того, что я сделал — прискорбно мало. Я слишком часто выбирал легкие пути. Крутился в бюрократическом хороводе, получал какие-то подарки, сам их делал. Лицемерил. Только оказавшись по ту сторону, понимаешь, как тяжело живут люди. А когда у тебя все хорошо, просто отворачиваешься. Простите меня, люди».

Невозможно не видеть «хитростей» в принимаемых непопулярных решениях. Успокоенность правящих кругов приобретает черты самоизоляции, застоя, раздвоения сознания, напоминая позднюю советскую или самодержавную предреволюционную элиты. Не находя ответов на вопросы, как удержать сложившееся стасус-кво, что делать дальше, общество проявляет растерянность в выборе дальнейшего пути.

Растет недовольство и неверие в разных слоях общества, и потому, сколько ни откладывай, уйти от настоящих реформ не удастся, к сожалению, стартуя теперь с непрочного фундамента, в условиях сопротивления мощных сил, которым есть что терять. Выбор за властью: как адекватно ответить на настроения в обществе, чтобы не слетела крышка с кипящего котла.

Видимо, крымским событиям суждено в очередной раз в истории выполнить роль катализатора реформ России.

Пока государство топчется в неопределенности на макроэкономическом уровне, здоровые силы на местах, способные самостоятельно мыслить (что, к сожалению, вызывает пока сомнения), должны снизу развивать экономику прорыва с упором не столько на иностранные, сколько на внутренние инвестиции и осмысленные цели. Государство должно не поддерживать, а организовать и направить малое предпринимательство на приоритетные цели. Только малые инжиниринговые предприятия, замыкающиеся на базовые, а не просто продторговые, могут скрепить новую экономику.

Всячески должны поддерживаться точечные бизнес-проекты, тянущие за собой создание новых производств и рабочих мест, особенно современными технологиями. Удастся ли увлечь менеджмент и сотрудников в реформы, комплексно использовать административные, правовые, налоговые, технологические и другие возможности для повышения производительности труда? Именно компетенции (способности, знания и умения сотрудников), а не техника сегодня становятся решающим фактором прорыва. Возможно ли создание условий для направления бизнеса в местные прорывные проекты или задушит все провинциальная некомпетентность? Ведь из Москвы трактором не управляют.

Не столько экономической, сколько национальной стала задача восстановления высокотехнологичной промышленности, неоиндустриализации. Ведь квалифицированные кадры на упавших заводах, фабриках, в КБ и НИИ всегда составляли представители государствообразующих наций — русские, украинцы, белорусы. Но когда торговый капитал взял верх над промышленным, на ведущие позиции стали выходить торгово-финансовые группы других народов, традиционно склонных к этому виду деятельности (см. список Форбс).

Проблема особенно актуальна на местах, где ожидается массовая безработица в связи с ростом производительности труда в результате научно-технического прогресса, роста пенсионного возраста и возможный выброс из экономики страны 10-15 млн человек. Это и угрожает очередным революционным потрясением и выходом из него в войнах. Для огромной обезлюдевшей России сегодня это губительно.

Советский опыт, ленинско-сталинские поиски развития даны нам для разума. Ликвидация раскола и построение единства общества должны сопровождать экономическое и социальное движение вперед. Но таких программных целей пока не выдвигает никто.

Велика миссия России в современном мире. Не раствориться бы в процессах глобализации под влиянием иных государств, осуществляя свою национальную идею освоения и защиты природных ресурсов огромных пространств в интересах своего народа и человечества…

«Такие вот мы, русские люди. Кричим друг другу через века — опамятуйтесь! И живем себе, хлеб жуя, хоть и в сомненье вечном, да грехи плодя без страха». Аввакум, протопоп и писатель.

 С надеждой двигаемся мы к лучшему будущему от войны к войне, путанно преодолеваем свои трудности, разногласия и вражду. И хочется верить, что не забудутся уроки истории, осуществятся важные реформы, и наберет силу Россия. Если в возрождении ее будут участвовать не только чиновники, олигархи и торговцы, а все общество. Если не повторят ошибок ХХ века. Если возобладают интеграционные процессы. Если будут помнить, как поднимали и защищали СССР всем миром, и если осознают, что на восстановление страны времени не осталось.

Судьба России — в поиске и борьбе. Не суждено ей покоя…

…Когда глава была закончена, завихрился 2018 год: Сирия, допинг-Олимпиада, выборы Президента, дело Скрипаля и кемеровский синдром. «Зимняя вишня» обнажила далее нетерпимые проблемы взаимоотношений власти и собственника. Местная клановость, продажа должностных подписей за бесконтрольность, взятки, укрытые богатства без страха перед эшафотом поневоле вызывают в памяти «вредительство» 30-х годов.

А молодой, по историческим меркам, собственник не спешит показать свою эффективность, и злоупотребляет в уходе от уплаты налогов, обеспечении безопасности, обмане людей при каждой сделке. Уже не терпит отлагательства главный вопрос прорывной экономики — создание современной системы управления, выстраивание здорового эффективного механизма взаимодействия власти и бизнеса.

И когда, казалось, что впереди показался исторический тупик, Президент выступил с Посланием — мощно, вдохновенно и позвал за собой в прорыв, вселяя надежду на возрождение России.

Еще не вечер.

Только не обмани ожиданий, Владимир Владимирович…


[1] Данный текст — заключительная глава (послесловие) книги «Вам не будет за нас стыдно», рассказывающей о судьбе отца автора, комсомольского и партийного работника, секретаря горкома, и его окружения.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 15

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Мрачная история

Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой

Автор «Крымского Эха» выпустил новую книгу

.