Крымское Эхо
Архив

Профессия — моралист

Профессия — моралист

Крым вновь посетил «великий и ужасный» председатель Национальной экспертной комиссии (НЭК) Украины по вопросам защиты общественной морали, юрист и экономист Василий Костицкий. С предыдущего заседания прошло меньше года, а Василий Васильевич заметно наловчился «гасить» острые темы и производить впечатление человека, действительно ратующего за общественную мораль, а не «фашиста и инквизитора», как его успели окрестить центральные СМИ. Исключительно корректный, доброжелательный и толерантный глава одиозной комиссии встретился с журналистами, чтоб побеседовать о новом проекте закона о защите общественной морали. Его визит мы воспринимаем как повод еще раз побеседовать о работе НЭК и обсудить новый проект закона.

«Узнаю, что это, когда увижу»

Не успела НЭК заявить об этом проекте, как СМИ запестрели заголовками: «Костицкий под шумок выборов вводит цензуру». Осмелюсь предположить, что подобные публикации рассчитаны на тех, кто новый закон никогда не прочитает, а поверит журналистам на слово. Мы же поступим иначе и пройдемся по наиболее интересным его пунктам.

Василий Костицкий
и крымский представитель НЭК Ольга Аленова

Профессия - моралист
Первое, чем порадовал господин Костицкий, так это заявлением, что в новом законе наконец-то будет определение детской порнографии. Давно пора было! Но то, что мы прочитали в проекте закона, нас насторожило. Согласно ст. 1, детской порнографией в нем называется изображение ребенка или особы, которая выглядит, как ребенок, задействованной в реальном или смоделированном откровенно сексуальном поведении, или изображение половых органов ребенка в сексуальных целях.

Для тех, кто не знает, Украина — один из мировых лидеров производства детской порнографии, чему способствует опять же несовершенное законодательство. В других странах режиссеры давно наловчились заплетать косички взрослым тетям и гримировать так, что они вполне могут сойти за школьниц. Но детской порнографией такой продукт считаться не будет, так как при ближайшем рассмотрении количество морщин на лицах актрис не позволяет усомниться в их реальном возрасте.

В новом проекте украинского закона этот пункт предусмотрен, но настораживает другое — «откровенно сексуально поведение». Что это такое? Какое поведение можно считать откровенным, а какое нет? Ежели какой-нибудь глянцевый журнал запечатлеет немолодую певичку с чупа-чупсом и в розовых носочках, сможет ли ее обманутый бывший продюсер доказать, что она участвовала в съемках детского порно? Интуиция подсказывает, что, если он сумеет заручиться помощью «кого надо», то сможет.

Угрожает ли опасность тем, кто хранит фото своих внуков, племянников, крестников в младенчестве и в чем мать родила? Может ли это считаться «смоделированным откровенно сексуальным поведением»? Если руководствоваться здравым смыслом, то вряд ли. Но где его взять, этот здравый смысл? Получается, как у судьи Верховного Суда США Поттер Стюарт, который в одном из решений о порнографии написал: «я не знаю, как это определить, но я буду знать, когда увижу это».

Если кто-то уже прячет в тайник любимый томик Набокова о нимфетке по имени Лолита, остановитесь, не спешите: согласно ст.4, действие этого Закона не распространяется на производство или распространение документальных материалов, художественных произведений литературы, искусства и культуры, которые признаны классическим или мировым искусством, на оборот научных, научно-популярных, публицистических, образовательных материалов по вопросам пола и секса и изделий сексуального характера медицинского предназначения.

Правда, что такое классическое или мировое искусство — закон не уточняет, видимо, законодатель считает, что это и без уточнения понятно. Надо думать, что именно этот пункт заставил современных украинских литераторов объявить священную войну господину Костицкому. Случай с романом Олеся Ульяненко «Жiнка його мрii» многих писателей заставил опасаться за собственный заработок. По слухам, между Ульяненко и его издателем произошел конфликт на финансовой почве, после чего издатель взял да и отдал рукопись романа в комиссию по защите общественной морали. Комиссия усмотрела в тексте элементы порнографии, после чего весь тираж был изъят из продажи. Так как сегодняшняя литература не слишком целомудренна, то каждая вторая книга может повторить участь «Жiнки його мрii». Вы скажете: Пушкин тоже писал стихи не для дам. Да, писал, но его творения признаны классическим искусством, а значит, защищены. А как быть с еще не опубликованными произведениями? Чтобы попасть в классику, нужны годы, а издаваться хочется уже сегодня.

Согласно ст. 1 вышеупомянутого закона общественная мораль — система этических норм, правил поведения, сложившихся в обществе на основании традиционных духовных и культурных ценностей, представлений о добре, чести, достоинстве, общественном долге, совести, справедливости. Философы бились над определением морали с тех пор, как они собственно возникли, и продолжают спорить до сих пор. А вот создатели закона долго не мучались и назвали моралью духовные и культурные ценности. Осталось только определить, что э это за ценности такие и сколько они должны просуществовать, чтоб считаться традиционными? Под данное определение может как попадать так и не попадать все что угодно в зависимости от мнения лица, интерпретирующего этот закон.

«Напрягают» и те пункты, которые касаются порнографической продукции. Согласно ст. 6, запрещается производство и ввоз в Украину произведений, изображений, других предметов порнографического характера с целью сбыта или распространения, их изготовление, перевозка или другое перемещение, реклама, сбыт или распространение. Сам по себе просмотр порнографии в закрытой домашней обстановке не противозаконен.

Но если кто-то найдет у вас диск с горячим видео, вам будет крайне проблематично доказать, что вы не собирались его продавать. А уж если это видео будет вашего собственного изготовления, то вы вполне можете сойти еще за производителя порнографической продукции. Что касается криминальной ответственности за хранение порнографии, которую ввела Верховная Рада Украины, Костицкий придерживается мнения, что это не самый лучший способ борьбы за общественную мораль: «Как человек и отец, я за, но как ученый, я не могу согласиться с таким решением. Оно может привести к злоупотреблениям со стороны должностных лиц».

Это основные недостатки проекта закона. О достоинствах долго говорить не будем. Главное достоинство этого документа состоит в том, что он есть. Как бы кто не ратовал за свободу самовыражения, он, как правило, меняет мнение, когда у него появляются дети. Моральный облик совершеннолетнего гражданина Украины уже успел сложиться, и его не перекроишь по новой. Но мы должны начинать думать о том, кого мы вырастим, чему учатся наши дети, какие им предлагаются образцы для подражания. Взрослый человек не станет целомудреннее, если его любимый фильм, насыщенный постельными сценами, покажут после 23.00. Но зато тысячам родителей не придется краснеть перед собственными детьми и объяснять увиденное.

А те получат шанс узнавать все стороны жизни тогда, когда тому придет свое время. Так что закон нужен. Каждый член общества должен иметь возможность заявить в компетентный орган об информационном продукте, который, по его мнению, может нанести вред общественной морали. Вопрос в другом: нужна ли для этого специальная комиссия, которая, кстати, в 2009 году обошлась государству в 4 млн. гривен.

«Новая инквизиция?»

Когда в СМИ только начали появляться публикации о неправомерности и аморальности действий НЭК по защите общественной морали, казалось, что это действительно глас народа, испугавшегося за свою свободу. Однако, наблюдая за этими публикациями вот уже несколько лет, автор этих строк пришел к выводу, что «грязь» на Костицкого льется неспроста. Мало того, похоже, что кто-то этот процесс систематизировал и тщательно контролирует. На наш вопрос, чьих это рук дело, глава комиссии не стал отвечать прямо, но намекнул, кому это может быть выгодно: «Тем, кто ранее принимал решения о допуске на украинский рынок фильмов, от которых волосы дыбом встают. Это огромные деньги. Наша деятельность может также не нравиться производителям пиво-алкогольной продукции, поскольку мы в какой-то мере спровоцировали непопулярные решения Верховной Рады». Печатные издания, которые любят порой детскую страничку разместить рядом со страничкой для пап, тоже могут испытывать определенную антипатию к Костицкому и его ведомству.

Достаточно вспомнить скандал вокруг фильма ужасов «Хостел 2». НЭК по защите общественной морали имеет право запрещать тот или иной продукт, но ее решения носят рекомендательный характер. Комиссия Костицкого рекомендовала Госкомкино не допускать этот фильм к показу. Те отказались по понятным причинам: подобные леденящие душу картины приносят нешуточные доходы прокатчикам. В ответ НЭК по защите морали подали в суд, который обязал минкультуры исполнить решение комиссии. Кинематографисты собрали пресс-конференцию, на которой обвинили комиссию в цензуре. По данным Костицкого, прокатная комиссия Министерства культуры за прошлый год запретила более тысячи фильмов, в то время, как его ведомство не допустило к показу один-единственный фильм. Разница состоит еще и в том, что комиссия Минкультуры дает оценку продукции, которую еще не увидел зритель, а НЭК по защите морали — когда она уже находится в обороте. Так что в цензуре было бы логичнее обвинять не Костицкого.

В чем же проблема этой комиссии? Почему ее так не любят? Дело наверняка не в ментальной склонности презирать святош и выискивать бревно в глазу того, кто указывает вам всего лишь на соринку. Государству понадобилась целая НЭК, хотя ее функции вполне могли бы выполнять специалисты комитета телевидения и радиовещания, министерства по делам семьи и молодежи совместно с министерством культуры. Ведомство Костицкого ничего не создает и ничего не уничтожает. Оно не может влиять на общественную мораль, так как в его функции входит лишь оценка ее текущего состояния. Да и задумывалось оно, скорее всего, не для того, чтоб нашу с вами мораль оздоравливать. Простите меня за это сравнение, возможно, оно кому-то покажется слишком грубым, но со стороны государства создавать подобную НЭК — то же, что и завести сторожевого пса на складе, который регулярно грабят, но сделать его цепь настолько короткой, чтоб он лишь раздражал, но не отпугивал преступников.

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

От веселого гротеска до великой классики – крымчан ожидает новый Вечер балета

.

У Европы есть интерес к Крыму

Богатые жены не бедных госмужей,

.