Крымское Эхо
Поле дискуссии

Проблемы диагностики нацизма в Европе

Проблемы диагностики нацизма в Европе

ПРЯМАЯ РЕЧЬ ИЗ ЭСТОНСКИХ ЗАСТЕНКОВ

Известный правозащитник Сергей Середенко (на фото) смог выступить с докладом на международной научно-практической конференции «Возрождение фашизма в Европе в XXI в. и возможности его преодоления» прямо из эстонской тюрьмы.

***

Уважаемые участники международной конференции!

Приношу извинения за то, что не могу лично выступить и прислал свой доклад для озвучивания. Причина у меня уважительная: нахожусь уже год и восемь месяцев в тюремном заключении за антифашистскую деятельность и на конференцию меня не захотели отпускать.

Сначала расскажу о самом факте осуждения меня за антифашистскую деятельность в Республике Эстония, которая позиционирует себя на международной арене демократической, правовой и защищающей свободу. Приведу два главных обвинения в мой адрес, которые были выдвинуты прокуратурой и подтверждены судом первой инстанции.

Первое обвинение: я написал и опубликовал книгу «Правый радикализм в партийно-политических системах современных европейских государств» (2016 г), в которой «дал трактовку правого радикализма и нацизма в Европе в интересах России и в ущерб интересам Эстонии». Это не шутка такая рождественская, это практически дословный отрывок из осуждающего приговора эстонского суда.

Да-да, в Эстонии повторились события четырехсотлетней давности, когда мыслителя Джордано Бруно осудили церковным судом за высказывание точки зрения, которая не соответствовала официальной католической доктрине. А потом представители государства сожгли философа на площади Цветов в Риме. Правда, меня не сожгли пока, а только осудили на пять с половиной лет тюремного заключения.

Примечательно, что суд над Бруно был открытый, как и казнь путем сожжения, а у меня суд был закрытый и даже судебное решение на 185 страницах сделали секретным. Вышло так, что у римских богословов была внятная аргументация в защиту католической доктрины и они ее не стеснялись публично озвучить, а у эстонских судебных чиновников вообще не было аргументации и поэтому их решение тайное.

Второе обвинение заключается в том, что я писал другую книгу – «Проблемы диагностики нацизма». Так вот, само намерение написать такую книгу также было расценено «как подготовка к действию в пользу интересов России и в ущерб интересам Эстонии». Более того, суд постановил уничтожить «орудия преступления» – компьютер с собранными материалами и незавершенную рукопись книги. Рукопись будут уничтожать, видимо, путем сожжения. Бруно повезло больше – его рукописи дожили до нашего времени и вошли в сокровищницу мировой мысли.

Были и другие мелкие научные деяния, которые власти Эстонии вменяли мне как преступные: выступление с докладом на слушаниях в Европейском парламенте; пять выступлений на сессиях ОБСЕ с докладами по положению дел с правами этнических меньшинств; выступления на слушаниях в ряде парламентов и на международных научных конференциях, как эксперта по нацизму; написание книги (с сообщниками — соавторами) «Преследование правозащитников в странах Балтии».

Как можно оценить диагностировать действия по уголовному преследованию за написание книг, за выступления в международных организациях и на научных конференциях, действия по сжиганию рукописей, если не нацизм?

Моя экспертная деятельность, чаще всегда, оказывалась достоверной. Так, еще в 2010 г. я провел юридическую экспертизу программных документов украинской партии «Свобода». Однозначно определил, что эта партия нацистская. А в 2012 г. партия стала парламентской, получив около 10 процентов мест в Раде. Позже партия создала штурмовые отряды, которые осуществляли государственный переворот в ходе Евромайдана. Вошла в правящую коалицию в 2014 г.

Обеспокоенность по поводу деятельности этой партии высказал тогда Европарламент, который обвинил «Свободу» в ксенофобии и расизме. В 2018 г. 56 американских конгрессменов обратились с письмом в Государственный департамент США, в котором выразили обеспокоенность по поводу роста антисемитизма, финансируемого государством, и отрицания Холокоста в Европе, в частности на Украине. Опять упоминалось партия «Свобода».

Между тем, что было проще, после анализа программы партия «Свободы» не проводить ее регистрацию, ведь программа эта была изначально нацистской.

Широко известен только один случай закрытия нацисткой партии в Европе – партии «Золотая Заря» в Греции в 2020 г.. Однако эта партия действовала в течение 17 лет, хотя ее программные документы и действия носили нацистский характер.

Между тем нацистских партий в европейских странах великое множество. Они не всегда открыто высказывают свои взгляды, формулируют их в программных документах, но их деятельность говорит сама за себя. В Эстонии, например, такой партией является ЕКРЕ, в Латвии  «Национальное объединение», в Литве – «Союз Отечества».

Эти партии строят этнические чистые общества, но никто не осмеливается их назвать нацистскими.

А те, кто осмеливается, немедленно попадают под пресс политических репрессий, как и я. Так, в Литве на 6 лет тюрьмы осужден правозащитник, антифашист Альгирдас Палецкий. Он осмеливался критиковать Союз Отечества за их политику. В Латвии в тюрьму бросали правозащитника, профессора Александра Гапоненко. Он осмелился, вслед за Генеральной ассамблеей ООН и Европарламентом, критиковать глорификацию фашизма в Латвии. Латвийский суд в его случае признал, что на территории республики не действуют решения Международного военного трибунала в Нюрнберге.

Здесь отмечу, что ученые не пришли к единому мнению относительно того, как однозначно определять нацизм. Я насчитал в специальной литературе около 200 определений. Их можно условно разделить на три группы: консервативные, коммунистические и либеральные. Консервативные определения практически оправдывают нацизм, делая упор на то, что он служит защите национальных ценностей и самой нации. То, что достигается это за счет других этносов, в расчет не берется.

Определения, которые даются исследователями, придерживающимися коммунистических, точнее левых взглядов, делают упор на классовую сущность явления и упускают из виду все остальное.

К сожалению, они еще и догматичны, не позволяют оперировать с целью добиться практических результатов. Мне ближе по духу определения, которые даются учеными либеральной направленности. Впрочем, последние также старательно обходят вопрос операционности, то есть любят пофилософствовать, но не любят давать оценки и бороться с нацизмом.

Наконец, последнее. Нам следует определиться, каков предмет исследования в каждом конкретном случае. Нацизм исследуют историки, политологи, социологи, культурологи, юристы. У каждой науки свой предмет, и они делают свои выводы — выводы, замечу, правильные, но частные. А мы нуждаемся в общих выводах. Иначе они не имеют практического значения, не позволяют проводить диагностику феномена нацизма.

Так что идентификация проявлений нацизма — дело нужное, дело сложное, но крайне опасное для тех, кто осмеливается им заниматься. Поэтому мои пожелания участникам конференции: не попадайте под каток нацистских репрессий.

Источник

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Русские оккупанты» против Ислямова и меджлиса

Sleeping country — Ukraine and Georgia

Евгений ПОПОВ

Мировая дилемма: сверхдержава — или пентархия

Оставить комментарий