Крымское Эхо
Библиотека

Предательство. Каждому по лямке

Предательство. Каждому по лямке

Часть 1-я

Между Стасом и Игнатом неожиданно возникла едва не переросшая в драку ссора из-за школьного рюкзачка их одноклассницы Милены. Ребята ее называли Милой. Её мама, не расстающаяся ни днём, ни ночью с домашним халатом импортного производства, расшитого яркими павлинами и попугаями, постоянно ругала дочь за то, что та разрешает называть её таким простым именем. Она говорила, что у красивой девочки всё должно быть красивым, а имя — в первую очередь. По её словам, в деревнях полуграмотные бабы Милой называют коров.

Но самой девочке всё-таки больше нравилось именно это имя. Ей казалось, что оно соответствует её милому доброму характеру, украшавшему внешние данные, которыми наделила природа. Начиная с первого класса Мила от соучениц отличалась ростом, складной фигуркой с длинными, не по-детски стройными ногами и каштановыми волосами, большими кольцами опускавшимися на плечи. Зелёные глаза, опушённые густыми ресницами, завораживали любого, кто пытался в них заглянуть.

Мила хорошо знала все свои достоинства, так как каждое утро перед школой долго крутилась перед громадным трюмо, стоящим в просторном коридоре, расправляя самые мелкие складочки на одежде и укладывая чуть ли не каждую волосинку своих чудесных локонов.

Может быть, поэтому она из девочек своего класса ни с кем не дружила, так как те откровенно завидовали её внешности и тому, что по ней умирали чуть ли не все мальчики-старшеклассники. Мила дружила с девочкой, учившейся в старшем на год классе. Подруга была дочерью директора крупного кораблестроительного завода. Как и Мила, одевалась модно, дорого и красиво. Но она не выделялась ни красотой, ни симпатией. Её внешность ещё больше блекла, когда она шла рядом с Милой.

Звали её редким именем — Венерой, которое трудно было переделать в короткое уменьшительно-ласкательное. Поэтому для учителей и учеников она всегда оставалась Венерой, чем, будучи самовлюблённой, она очень гордилась. Считала, что ещё не пришло её время, когда мужчины будут по ней сходить с ума. Они обязательно клюнут на большие деньги её папаши.

Венера знала, что Милу в школу и из школы с первого класса сопровождают два неразлучных друга, Стас и Игнат. Они жили в одном доме, на одной лестничной площадке. Мила с родителями жила в соседнем подъезде. Её семья занимала целый этаж, в соединённых между собой трёх квартирах. Это удалось сделать благодаря тому, что отец Милы в партийных органах занимал высокий пост.

День рождения Милы отмечали дважды. Сначала собирались немногочисленные друзья отца и самые близкие родственники. На другой день Мила приглашала Игната, Стаса и свою подругу. В этот день, получая подарки от ребят, Мила разрешала им под бдительным присмотром мамы легко чмокнуть в щёчку, на которых при улыбке появлялись манящие к себе соблазнительные ямочки.

Мальчики, предупреждённые Милой, чтобы не раздражать её мамашу, ходившую и при них в цветастом халате, называли именинницу только Миленой.

Аппетитно покушав всевозможных яств и натанцевавшись под музыку, льющуюся из дефицитного японского магнитофона, гости расходились по своим домам. На прощанье каждого из друзей нежно чмокала Мила, краем глаза поглядывая на стоящую тут же мамашу, давно обратившей внимание на красавца мальчика Стаса, резко отличавшегося от друга, похожего на старичка, работающего в архиве и копающегося в старых пыльных никому не нужных бумагах.

Успокаивало то, что паренёк является отличником, из которого может получиться деловой мужик, умеющий делать деньги. Если в младших классах она требовала от дочери дружить только с умными мальчиками и девочками, то в старших классах стала говорить о том, что Мила должна выйти замуж за мужчину любого возраста и внешности. Как она выразилась, пусть муж будет похож на чёрта с рогами и копытами — лишь бы у него были деньги.

Дескать, Мила, будучи обеспеченной красивой девушкой, для услады в постели всегда сможет купить любого красивого мужчину, которые будут стоять в очереди за обладанием её телом. Разгорячённая мамаша утверждала, что роскошное тело — это своего рода искусство, которое не должно принадлежать одному человеку. Только надо будет уметь правильно им распоряжаться. Не будет никакого греха, если дать возможность и другим попользоваться таким телом за достойное вознаграждение. Смешно было бы его беречь для мужа, который, приползая с работы усталый, будет стараться быстрее добраться до постели и заснуть. Чтобы исполнять все прихоти красавицы жены, ему придётся очень много работать.

Мила, повзрослев, слушая наставления мамаши, приходила к выводу, что та во многом права.

Всем присутствующим при прощальной церемонии казалось, что поцелуй, подаренный Игнату, был продолжительней. Причём прежде, чем чмокнуть мальчишку, она мягко клала руки на его хилые плечи. При виде этой трогательной картины у Стаса внутри всё переворачивалось. От ревности начинало темнеть в глазах, наливающихся кровью.

Он, высокий, симпатичный, спортивно сложенный с мускулистыми руками, знал, что явно выигрывал перед Игнатом, далёким от спорта, полностью отдававшим себя учёбе. Друг был круглым отличником, победителем многих городских и областных олимпиад по знанию точных наук. Стас же всё свободное время проводил в спортивных залах, накачивая мускулы.

Девочки не сводили с него глаз, пытаясь всеми способами обратить на себя внимание. На все их старания Стас отвечал презрительной ухмылкой. В его сердце жила только Мила. В бессонные ночи он давал клятву, что обязательно женится на ней, а не слабак Игнат.

Друзья были с совершенно разными характерами. Игнат был тихим, спокойным, рассудительным парнем. Прежде чем принять серьёзное решение, продумывал все свои действия, чтобы выбрать оптимальный вариант, с помощью которого можно будет добиться нужного результата.

Взрывной Стас всё делал сходу, не задумываясь о последствиях. Потому друга с издевкой называл тугодумом. Их дружба держалась на том, что росли на глазах друг у друга: с рождения жили по соседству, ходили в один детский садик, а потом пошли в школу, сев за одну парту. Как ни странно, но дружбу соединяла и любовь к одной и той же девочке.

Мальчишками много лет назад был заключён устный договор, что школьный рюкзачок Милы они будут носить по очереди. Если один нёс его в школу, то другой — по дороге из школы домой.

***

В этот день, выйдя из здания, Стас из рук Милы взял рюкзак и понёс, прижав к себе, как очень дорогую вещь, забыв о том, что нёс его в школу. Игнат, видя такую несправедливость, от отчаяния проявил небывалое мужество. Повиснув на Стасе и пытаясь отобрать рюкзак, громко стал кричать: «Ты человек без совести и чести!»

Когда Стас одним лёгким движением сбросил с плеч чуть ни плачущего Игната, и замахнулся, чтобы дать подзатыльник, Мила перехватила его руку и, улыбнувшись, показав ямочки на щеках, примирительным тоном прощебетала: «Мальчики, стыдно терять дружбу из-за какого-то рюкзака, который я скоро заброшу в самый дальний угол. Вы, наверное, забыли, что остались считанные дни до окончания школы. В рюкзаке две лямки. Поэтому каждый будет браться за лямку и вдвоём нести рюкзак, хоть на край света. Не будет ссор и обид у закадычных друзей, которые оба для меня одинаково дороги. Если вы откажетесь так поступить, я немедленно порву наши тёплые отношения, и никого из вас не подпущу к себе на пушечный выстрел. Вы знаете мой характер. Я поступлю так, как сказала. А теперь — быстро схватили лямки и вперёд, мои верные, любимые пажи!»

Стас и Игнат немедленно выполнили приказание любимой девочки, неожиданно для них превратившуюся в девушку, умеющую показать свой характер. До своего дома дошли, не проронив ни слова.

***

…Прошли годы после окончания тремя друзьями школы. Многое изменилось не только в их жизни, но и в жизни всей громадной страны, распавшейся на отдельные государства. Многие проворные расторопные молодцы стали непомерно богатеть, а кто-то потерял всё, что имел при власти, навсегда ушедшей в прошлое.

Поднял голову преступный мир, организовываясь в преступные группировки, захватывая всё, что можно было захватить у когда-то богатой, а теперь быстро нищающей страны. При разделе государственного имущества происходили побоища между враждующими группировками. Соперники всеми способами уничтожали друг друга. Выживали сильнейшие — до тех пор, пока их ни уничтожали более мощные силы. Страной правил беспредел, отразившийся на каждой семье.

Отец Милы, привыкший быть руководителем и вершителем судеб членов партии, потеряв свою партийную силу, растерялся, не найдя для себя достойного места в новых условиях существования, стал злоупотреблять спиртными напитками, подружившись с отцом Венеры, который перестал быть директором кораблестроительного завода. Разворованный, он перестал существовать.

Оба ещё полные сил и энергии мужчины радовались тому, что смогли устроиться охранниками новых коммерческих структур. Часто за бутылкой сетовали на то, что вовремя не сориентировались, как родной брат бывшего партийного руководителя. Тот, работая в министерстве торговли, сразу с началом развала страны успел с семьёй умчаться в Англию, куда удачно перевёл приличную сумму денег, заработанных всеми правдами и неправдами. Родной дядя Милы прекрасно себя чувствовал, проживая в большом частном доме, расположенном на окраине Лондона, рядом с роскошным парком.

***

Вероника никогда не мечтала получить высшее образование, снова, мучаясь, сидеть над учебниками, как десять лет в школе. Была уверена, что в кругу друзей отца соблазнит солидного мужчину или его сынка. Кто-либо из них предложит руку и сердце и будет всем обеспечивать в течение интересной и весёлой жизни. Она однажды откровенно сказала отцу, что пора ей подобрать богатого жениха.

Переложив на плечи отца заботу о её замужестве, Вероника стала постоянным завсегдатаем ночных клубов, где познала вкус дорогих спиртных напитков и восточный запах сигарет, начинённых лёгкими наркотиками из трав.

Шли годы, а жених так и не появлялся. Когда развалился завод, которым руководил отец, и он оказался не у дел, Веронику охватил ужас, который постепенно сменился безразличием и спокойствием. Её подруги по барам и ресторанам давно стали торговать — кто продуктами питания, кто привозимым из Турции барахлом, а кто и своим телом. Они уговорили Веронику занять торговый ларёк на центральном рынке после того, как торговавшая в нём девушка неожиданно уехала за границу на заработки.

Прежде чем стать за прилавок, Вероника вынуждена была переспать с молодым хозяином пары десятков разнокалиберных ларьков. Каждую ночь он уводил к себе домой понравившуюся ему продавщицу. Все были довольны таким свиданием, так как удавалось вкусно покушать и хорошо выпить. Никто из них не возмущался и не противился желаниям своего хозяина, так как в одно мгновение можно было лишиться работы.

Найти другую было всё труднее, так как продолжали останавливаться предприятия и заводы. Их продолжали окончательно добивать крепкие ребята из ОПГ, вывозя за границу всё, что было связано с металлом. Наглые парни, носившие красные пиджаки с массивными золотыми цепочками на мощной шее, обложили данью с контролем всё, что ещё работало или начинало работать.

Вероника знала, что её хозяин одной банде ежемесячно отдаёт определённую сумму, потому его жизнь протекала спокойно. Члены банды приходили на рынок и наблюдали за тем, как идёт торговля. Иногда открыто об этом спрашивали продавщиц, не забывая взять с собой какой-нибудь понравившийся товар, забыв за него заплатить.

Продолжение следует

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Как я приобрёл кроссовки

Игорь НОСКОВ

«Когда я умираю по ночам…»

И снова встреча с немцами

Игорь НОСКОВ

Оставить комментарий