Крымское Эхо
Архив

Праздник Нептуна

БЫЛЬ

Виталий ЖУКОВСКИЙ

Уже который день мы плыли по безмятежно-спокойному морю. Был полный штиль. Горизонт просматривался во все стороны. Все чаще и чаще на нашем пути попадались летающие рыбки – они вспархивали из воды прямо перед носом корабля, как куропатки из травы. Только летели они совершенно бесшумно, сверкая на солнце своими крылышками-плавниками. Пролетев невысоко над морем, метров двадцать – тридцать, они падали в воду и исчезали, словно растворялись.

Становилось жарко. Наш траулер шел полным ходом, приближаясь к экватору.

Экватор – это незримая черта, которая условно делит нашу планету на северную и южную части, а океан — на северные и южные широты. За этой чертой начинаются южные тропики. Стоит сказать, что не каждому моряку доводилось пересекать эту черту. Можно всю жизнь бороздить моря и океаны, а на экваторе побывать только раз или два в жизни, а то и вовсе никогда. Поэтому с этим событием у моряков связаны особые традиции…

Морской закон гласит, что никто не может пройти эту незримую черту, не спросив разрешения у Нептуна – царя морей и океанов. И пусть это только дань обычаям и суевериям. Но по неписаным морским законам в день пересечения экватора на корабле отмечают День Нептуна. В этот день моряки проходят испытания, назначенные Царем Морей и Океанов и, окунувшись в морскую Купель, получают посвящение в мореходы.

День Нептуна – особый праздник. В нем принимают участие все: от матроса до капитана. В этот день все обитатели корабля, вне зависимости от возраста и звания, становятся просто моряками. Моряками, которые уже пересекали экватор, — и моряками, которым только предстоит это сделать.

Мы тоже готовились к этому дню. Роли были распределены, костюмы готовы. Настроение у всех было озорное, словно в воздухе рассеялись смешинки, заставлявшие проказничать и подтрунивать друг над другом…

И вот этот день настал.

Рано утром навигационные приборы нашего корабля определили, что мы подошли к экватору. Команда «Подъем!» — и забили барабаны, запели трубы, заиграла музыка. Вся команда вышла на траловую палубу, и мы увидели Нептуна – Царя Морей и Океанов. Под лохматой бородой из сухих водорослей угадывалась лукавая улыбка нашего моториста Семена, по прозвищу Громозека. Так прозвали его за огромный рост и раскатистый бас. За эти же выдающиеся качества он и был избран на роль Нептуна.

Вокруг Нептуна толпилась его многочисленная свита. Русалки с наброшенными на плечи сетями — работницы рыбцеха; звездочет в огромном остроконечном колпаке с нарисованными звездами – его роль добросовестно выполнял наш радист. Звездочет обязан был по расположению звезд определять характер моряка, а также называть его грешки и вовремя подсказывать Нептуну, какое наказание уготовили этому моряку звезды.

Был у Нептуна в свите и Доктор, призванный излечивать симулянтов, скрывающихся от работы. Эту роль традиционно исполнял судовой врач. Уж наш-то Потапыч лучше всех знал, кого и чем надо лечить! Кого, из любителей лазарета, достаточно припугнуть метровым градусником, а кого для улучшения самочувствия необходимо огреть смастеренной из камеры футбольного мяча резиновой кувалдой. Так что в этот день больных не было.

Был в свите Нептуна и Брадобрей. Вооруженный ведром с мыльной пеной и огромной бритвой, зорко высматривал любителей бриться раз-через-раз наш судовой кок дядя Миша. Всегда такой улыбчивый и добродушный, сегодня он был не по чину строг и взыскателен.

Были в свите Нептуна и два морских пирата, увешанных ножами и пистолетами. Один из них, на деревянной ноге и с чучелом попугая на плече, по велению Нептуна должен был отдавать команды. Другой, с черной повязкой на одном глазу, — выполнять обязанности виночерпия: подносить чарку вина тем, кто выдержал испытания Повелителя Морей.

Ну и, конечно же, Черти. Вымазанные сажей, они кривлялись и прыгали. Чертям предстояло приводить к Нептуну моряков, впервые проходивших экватор. Они также исполняли приказания морского царя и забрасывали моряков, выдержавших все испытания, в морскую Купель.

На роли Пиратов и Чертей как нельзя лучше подходили матросы – работники траловой команды, известные острословы и зубоскалы.

…Нептун со своей свитой торжественно прошел по палубе и остановился у морской Купели, роль которой предстояло выполнять специальной ванне рыбцеха, на время освобожденной от своего содержимого и до краев заполненной морской водой. Здесь же стоял импровизированный трон, на который и сел Его Морское Величество.

Громовым голосом Нептун дал команду остановить судно. И тотчас, вероятно, впервые за всю историю своего существования наш траулер подчинился не капитану, а обычному мотористу, которому выпала честь стать самым главным лицом праздника – самим Нептуном. Но таков морской закон!

Моторы стихли, корабль замер. И замерли все в ожидании новых приказаний Повелителя Морей.

Строевым шагом к трону подошел Капитан, одетый в белую парадную форму. В руках он держал судовую роль – список команды.
«Кто вы такие? И куда путь держите?» — строго спросил Нептун. Да, это уже был не Семен, а самый что ни на есть настоящий Нептун! Он так вжился в свою роль, что изменился даже его голос. И без того громкий бас моториста стал громоподобным, еще немного и, казалось, от таких раскатов пойдет рябь по воде.

Но и капитан держался молодцом: не «испугался», держал достойный ответ: «Мы мореходы Земли Русской. Путь наш из северных широт в южные. Просим разрешения, О Мокрейший, ловить рыбу в твоем царстве». Эпитет, которым капитан наградил своего коронованного подчиненного, немного подпортил торжественную часть момента. Тут и там послышался сдерживаемый смех. Но глаза Нептуна яростно сверкнули, и все примолкли, зная, как опасно шутить с Царем Морей, а тем более опасно шутить с Семеном — он сам был мастером розыгрыша и автором самых обидных прозвищ, ходивших по матросским каютам. А сегодня тем более судьба всех моряков была в его руках.

«Хорошо, — ответил Нептун. – Я разрешу вам пересечь экватор и добывать рыбу в моих водах, только прежде пусть предстанут предо мною те, кто впервые на экваторе».

Глаза Нептуна лукаво загорелись, уж ему-то было точно известно, что не только молодые матросы-новички здесь впервые, но и самому капитану никогда не доводилось рыбачить в южных широтах: «Для того чтобы ловить рыбу в моем царстве, необходимо выдержать испытания и пройти посвящение в мореходы!»

Звездочет принял из рук капитана судовую роль и приготовился читать список, впервые проходивших экватор.

Зашумела свита Нептуна. Засмеялись Русалки. Брадобрей начал взбивать в ведре мыльную пену. А Черти потирали руки и готовы были броситься на нас с первыми словами Звездочета.

Звездочет стал зачитывать список.

Стоило только прозвучать имени, как Черти с воем и криком кидались к этому несчастному, хватали за руки и тащили к Брадобрею.

Брадобрей дядя Миша со своими подопечными не церемонился. Поливал голову мыльной пеной и брил бедняге и голову и лицо опасной бритвой, да так шустро, что моряк боялся шелохнуться, опасаясь, чтобы Брадобрей не лишил его лицо какой-нибудь выдающейся части.

После этой экзекуции черти тащили бритого к Нептуну и ставили перед ним на колени. Моряк называл свое имя, и Звездочет предсказывал его судьбу, угадывая его тайные и явные пороки. Нептун же решал, какое назначить наказание.
Особенно досталось морякам, которые, не отличаясь примерным поведением на корабле, успели «насолить» не только корабельному начальству, но и своим товарищам.
Про одного моряка, уже достаточно измученного бритьем, но все же сверкавшего златозубой улыбкой, Звездочет сказал, что в детстве он не любил чистить зубы, поэтому так рано их лишился. Тогда Нептун сказал своей свите: «Научите его чистить зубы!» Черти схватили его и двумя щетками сами почистили ему зубы. Уж больно любил этот моряк позубоскалить над другими – за что и поплатился.

Другой моряк втайне от начальства делал своим сотоварищам татуировки якорей и русалок, но не всегда получалось то, что требовалось. Иногда якорь превращался в морскую звезду, причем очень размытой формы. Звездочет сказал, что в детстве этот чудо-художник любил писать на заборах нехорошие слова. Нептун нахмурился и сказал, что за такое дело надо пороть. Черти тут же отхлестали беднягу по спине распушенной пеньковой веревкой. Такое было наказание за обманутые ожидания.

Был на борту и свой картежник- шулер. Не раз он обыгрывал своих товарищей, причем не только на щелчки… Про него Звездочет сказал, что в детстве он проигрывал в игральных автоматах деньги, которые родители давали ему на пирожки. Вероятно, это было недалеко от истины. «Ну что ж , — сказал Нептун, — Сыграй-ка в карты с чертями!»

Черти тут же бросились к нему, сорвали с него рубашку и повалили на палубу. На его животе они устроили карточную игру. Вся соль состояла в том, что карты были огромные, сделанные из толстого линолеума, и с каждой открытой картой живот у моряка становился все краснее и краснее. Такая игра надолго отбила у бедняги охоту мошенничать в игре с товарищами.

Но самое «страшное» наказание пока не было задействовано. «Чистилище» еще ждало своих жертв. «Чистилище» — это большая бочка без дна, внутри которой очень часто были навешаны канаты, смазанные мазутом. Лежа на боку, она раскрыла свою пасть в ожидании того часа, когда затолкают в ее жерло какого-нибудь несчастного да прогонят его среди смазанных канатов туда и обратно несколько раз. После такой экзекуции моряк становился грязнее грязного, да и не так просто было потом привести себя в божеский вид…

Казалось, «чистилище» на этот раз останется без привычных жертвоприношений.

Раскачивая, Черти забрасывали прошедших испытания в Морскую Купель. И там, где недавно плескалась рыба, предстояло немного побарахтаться и самим рыболовам. Всем выходившим из Купели пираты подносили чарку вина, без этого обряд посвящения считался незавершенным. Выпивая бокал, моряк принимал из рук Звездочета грамоту, заверенную печатью Царя Морей и Океанов. Теперь он считался настоящим мореходом.

Последним, по морскому обычаю, перед Нептуном должен был предстать Капитан. Он, хоть и бороздил моря и океаны уже много лет, но никогда не проходил экватор.

Сурово посмотрел на него Нептун. Ударил трезубцем о землю и хитро спросил: «Откупишься подарками или волю мою примешь?» Капитану совсем не хотелось марать свою новую парадную форму, и он ответил: «Прими Владыка Морей и Океанов мои дары!» И вынесли матросы подарки – огромную корзину, а в ней: вина марочные, фрукты заморские, сладости. Удивился Нептун богатому откупу. Подобрели его лукавые глаза: «Хорошо, — ответил, — освобождаю тебя от испытаний, но Морскую Купель прими!».

И только Капитан нехотя направился к Морской Купели, как раздался крик Чертей и жалобный собачий визг. Это Черти тянули за ошейник упиравшегося пса Мишку. Мишка с первых минут появления Нептуна и его свиты забился в свою будку и сидел там тише мыши в надежде, что про него никто не вспомнит. Но не тут-то было! Перемазанные сажей, одетые в лохмотья Черти, в которых совершенно невозможно было узнать знакомых матросов, с криками и воем вытащили его из будки и приволокли к Нептуну.

Мишка поджал хвост и с недоумением уставился на огромного великана с бородой, от которого почему-то знакомо пахло машинным маслом.

«Кто ты? И почему прятался?», — обратился к Мишке Нептун. Мишка узнал голос моториста, но его грозные интонации не позволили Мишке завилять хвостом. Пес только тявкнул ему в ответ.

Нептун строго посмотрел на Звездочета. Тот заглянул в судовую роль и пожал плечами – нет, мол, в списке такого. Тогда Нептун обратил свой гнев на Капитана: «Почему обманул? Почему забыл, что ни одна душа живая не имеет права проскочить через экватор без разрешения?» Капитан попытался оправдаться: не знал, дескать, что в список необходимо и животных заносить. Но Нептун был неумолим: «За подарки я тебя, конечно, благодарю, но за обман придется тебе принять наказание».

Завизжали черти от радости, запрыгали вокруг Капитана. «В Чистилище!», — коротко бросил Нептун.

Черти схватили онемевшего от неожиданности Капитана и потащили его к Чистилищу. А Мишка только виновато прыгал вокруг них и заливисто лаял, но ничем не мог помочь своему хозяину. Капитана затолкали в бочку с просмоленными веревками и стали гонять его туда-назад, не давая выйти. В общем, как ни старался капитан выйти сухим из воды, или вернее чистым, его парадный костюм был испорчен в хлам. И всего-то вины его было – не занес в список собаку. Но дело было совсем не в собаке. Наш капитан страдал особой формой забывчивости – он совершенно не помнил имена своих подчиненных, причем не только матросов, но и тех, с кем доводилось сталкиваться по несколько раз в день. Слишком уж высокомерным был наш капитан.

«Ну, что, — сказал Нептун, — довольно уже! В следующий раз будешь знать всех поименно. От старпома до корабельного пса». Капитан намек понял, но промолчал: хохотала вся команда, а всех, как известно, не накажешь.

Черти бросили капитана в Купель, а заодно и Мишку. И когда они вышли из купели, то сам Нептун поднес капитану чарку с вином, а Мишке чьи-то заботливые руки подставили тарелку бульона.

«Не сердись, командир, — сказал Нептун-моторист, лукаво улыбнувшись, — но перед Повелителем Морей и Океанов все равны». Капитан как-то невесело посмотрел на него, провел по лицу рукой, размазывая мазут, молча выпил чарку и, мокрый и грязный, пошел в свою каюту.

Все продолжали веселиться. И, несмотря на то, что посвящение в мореходы было уже совершено, праздник только начинался. В этот день моряки отдыхали. Пили, шутили, разыгрывали друг друга. Ведь завтра снова наступят жаркие трудовые будни. А в том, что они будут жаркими, никто не сомневался – экватор есть экватор.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Работа на вырост

Чиновничья глупость, эта борьба с секонд-хэндами

Дети с 47-ой хромосомой