Крымское Эхо
Архив

Православие, Ислам, либерализм: взаимодействие или борьба?

Православие, Ислам, либерализм: взаимодействие или борьба?

Говорят, на перекрестах цивилизаций рождаются великие идеи. Уже не первый год в Крыму, где многие века различные народы встречались и впитывали культуры друг друга, собираются специалисты различных областей гуманитарного знания, чтобы, основываясь на своем научном опыте, внести собственную лепту в решение вопросов, которые на данный момент являются актуальнейшими для всего человечества.

.

Сенюшкина Т.А. и К. Селнс


Православие, Ислам, либерализм: взаимодействие или борьба?
Своеобразным девизом для исследователей, собравшихся на XI международном семинаре «Религия и гражданское общество: межконфессиональные и этнические конфликты в условиях геополитической конкуренции», который проходил 5 – 10 ноября в Ливадии, г. Ялта, стало высказывание Д. Басаман, аспирантки Одесского национального университета им. И.И. Мечникова: «Я хочу быть честной перед собой, а не перед своей специальностью».

Уже не один год этот семинар собирается благодаря его руководителям — доктору наук государственного управления, профессору Таврического национального университета имени В.И. Вернадского Татьяне Александровне Сенюшкиной и профессору факультета религиозного обучения Западно-Мичиганского университета (США) Рудольфу Зиберту. Этой осенью семинар объединил 57 специалистов из Украины, России, Казахстана, США, Норвегии, Литвы.

Совместимость традиционных и либеральных ценностей, возрастающая радикализация отдельных религиозных течений, этническая конфликтность – проблемы, которые разрушают современный социум, стали ключевыми в обсуждениях пленарного заседания и работы секций международного семинара.

Он был открыт докладом Т.А. Сенюшкиной «Конфликт поколений как фактор развития гражданского общества» . В европейских научных кругах для обозначения этого явления введен термин «разрыв поколений», проявляющийся в присущей разным поколениям различной системы ценностей и снижении у подростков и молодежи значимости моральных императивов, которые вытесняются сугубо материальными мировоззренческими предпочтениями.

Не так ярко проявляясь, как открытые вооруженные столкновения на религиозной и этнической почве, эта проблема несет в себе непосредственную угрозу всему будущему человечества. Что будет, когда поколение современных подростков, которым сегодня навязывают либеральные ценности с их воинствующим индивидуализмом и отрывом от Традиции, где главным критерием человеческого достоинства является прибыль, где хорошо все, что выгодно, войдет в политику и крупный бизнес?

Будущее постмодернистского общества, которое сейчас на уровне государственных институтов игнорирует необходимость разрешения таких проблем ценностного порядка молодого поколения, как распространение наркомании, детский алкоголизм, позднее взросление, инфантилизм, доминирование гражданских браков при нежелании иметь детей, в этом случае невозможно прогнозировать. Проблему необходимо решать сейчас, и не только на уровне государства, школы, а начиная с семьи, начиная с себя.

За круглым столом
Православие, Ислам, либерализм: взаимодействие или борьба?
Тем более, что на данный момент наибольшим уровнем доверия среди жителей Украины пользуется именно семья, закладывающая ценнностную базу молодого поколения, те императивы, которые станут определяющими для него на всю жизнь. Но такой высокий уровень доверия свидетельствует и о разобщенности украинского общества. По мнению доктора исторических наук А.Н. Майбороды, сейчас нам жизненно необходим поиск оснований для солидаризации, которую разрушают, в первую очередь, нарастающее неверие в справедливость, усугубляющееся увеличивающимся разрывом между богатыми и бедными.

На последних выборах в Верховную Раду почти четверть населения Украины отдала свои голоса за радикальные партии, а вспомнить, что происходит в таких ситуациях, можно, обратившись к историческому опыту Германии и России, где революции изменили весь ход истории и привели к власти кровавых диктаторов.

Здесь, как подчеркнул А.Н. Майборода, крайне важной является позиция Православной Церкви, которая, по результатам социологических исследований, воспринимается как институт, в наибольшей степени защищающий интересы людей. Православная Церковь должна открыто говорить об опасности складывающейся в стране ситуации и донести до современной украинской буржуазии, ориентированной сугубо на свои, а не национальные интересы, необходимость их переориентации.

Еще одна проблема, затрагивающая не только украинское общество, но и весь мир, – радикализация некоторых религиозных течений в исламе и христианстве. По мнению доктора философии К. Селнеса, панацеей в данной ситуации может стать только диалог между религиями и признание ими наличия объединяющих моральных категорий. Только это поможет избежать как противоречий между гражданским обществом и религией, так и межрелигиозных конфликтов, и трагических ситуаций единоличного протеста, как, например, взрыв в центре Осло и нападение на молодежный лагерь, организованные протестантским фундаменталистом А. Брейвиком.

Но существуют ли в принципе общечеловеческие ценности? Возможен ли диалог между религиями с разным пониманием Истины, целей человеческой жизни, роли и места Религии в жизни земной? Возможен ли диалог между религиозной Традицией и либерализмом?

 

А.Н.Майборода


Православие, Ислам, либерализм: взаимодействие или борьба?
Ведь даже такое общеизвестное понятие «толерантность», которое в медицине, например, обозначает отсутствие иммунологического ответа на внешнее, в том числе и неблагоприятное, воздействие, не имеет четких границ. По мнению А.Н. Баранецкого, толерантность «всегда будет камнем за пазухой, но не любовью», толерантность – это только окультуренная форма ненависти, брезгливая терпимость.

Толерантность и ненависть — не противоположные понятия, им противостоит любовь как другой полюс процесса отчуждения и освоения. Но такое противопоставление характерно именно для славянского менталитета; западной, более прагматической культуре, в принципе, свойственно «опрятно прятать ненависть» исходя из целесообразности такой маскировки.

Прозвучало и толкование толерантности, преподносимое французскими социологами как понимание наличия некоей болевой точки, которую надо стараться не задевать, чтобы не сделать ближнему больно. Но вопросы: «что делать, если любви нет? Ведь остается только терпеть», что делать, если «другое» становится уже «чуждым», «враждебным» и разрушает историческую и культурную традицию, насколько широки границы толерантности — так и остались вопросами.

По мнению протоирея Николая Доненко, настоятеля Покровского храма в Нижней Ореанде Крымской епархии, диалог между подлинными носителями великих религиозных традиций, Православия и Ислама возможен, они всегда смогут договориться между собой, понять друг друга. Диалог внутри них, диалог между ними необходимы. А возможности совмещения в одном пространстве двух великих религий можно выразить словами «Между религиями высокие заборы, но они никогда не достают до Неба».

«Но с либеральной интеллигенцией договориться невозможно. Симфония Церкви с либерализмом – симфония апостаси. У либералов основная жизненная цель – стать тем, кем хочешь, у Православных – стать тем, кем сотворил и задумал тебя Бог. Государства, которые провозглашают либеральные ценности и зачастую декларируют себя в качестве проводников либеральных идей в остальном мире, строят свою реальную внешнюю политику на совершенно иных принципах.

Там нет места ни ценности человеческой жизни, ни уважения к личности человека, к самобытной культуре. Примеров тому масса, в том числе и бомбардировки мирных поселений в Югославии, и агрессия по отношению к Ираку, Ливия и так далее». Кроме того, батюшка отметил, что лозунги, в том числе и призывающие к самым благородным целям, чаще всего являются прикрытием для неблаговидных целей и ценностей.

Заметим, что возможности сочетания ценностных императивов Православия, Ислама и либерализма с эффективной реализацией как внешней, так и внутренней политики различны. Так, например, декларативно либеральные государства открыто используют политику двойных стандартов, манипуляционных технологий.

В своем докладе доктор социальных наук М. Нериус прямо заявил, что внешнеполитическая концепция США «Soft Power» (концепция мягкой силы) по определению предусматривает использование двойных стандартов, манипуляций на либеральных лозунгах, лозунгах этнического самоопределения, свержения «недемократических режимов».

Яркий образец этого – использование технологий «концепции мягкой силы» с помощью сети Интернет, направленной на продуцирование истерии относительно «независимости черкесского народа» и «нарушений его прав», развернувшейся после принятия решения о проведении Олимпийских игр 2014 года в Сочи. В реальности, по мнению профессора А.В. Баранова, само понятие черкесский народ – созданный конструкт и под названием «черкесы» формируется искусственная этническая идентичность, объединяющая адыгейцев, кабардинцев и черкесов.

В их среде путем произвольной выборки фактов и использования интернет-ресурсов активно продвигаются лозунги об акте геноцида против адыгов в годы Кавказской войны, о бойкоте Олимпиады 2014 г. в Сочи как организующейся «на земле геноцида», о недостаточной представленности черкесов в органах власти КЧР (что не соответствует действительности).

Учитывая момент начала подобной кампании и ее активных участников – внешнеполитические ведомства США и Грузии, можно сделать вывод о явно рациональном характере формирования этнополитической конфликтности в искусственно создаваемой этнической среде.

Данный пример является далеко не единичным и следы подобных манипуляций можно проследить во многих ситуациях, связанных с возникновением и развитием этнических конфликтов, которые искусственно создаются путем внедрения в информационное поле мифов о присутствии в историческом прошлом этнических групп актов геноцида по отношению к ним, субъективных представлений об ущемлении их прав, в том числе и на участие в принятии политических решений, и о низком социальном статусе.

Таким образом, очевидно несовмещение декларируемых и навязываемых всему миру либеральных установок с реальной внешней политикой, они используются просто как инструмент для достижения внешнеполитических целей.

Интересным здесь является замечание кандидата политических наук Р.Ф. Патеева, который отметил, что канал Аль-Джазира, сыгравший огромную роль в формировании протестных настроений населения стран «Арабской весны», является бывшим английским телеканалом ВВС, где большинство журналистов сконцентрированы в Англии и работают с англичанами. Основные тренды этого канала носят антисирийский и антииранский характер, что в сочетании с формулой «Кому это выгодно?» делает очевидным закулисных игроков арабских революций.

Заметим, что исламская традиция, при отсутствии четкого, однозначного понятия Истины, также вполне позволяет рациональные «допущения» в своей внутренней и внешней политике. Так, в докладе И.А. Царегородцевой приводился пример позиции пришедшей к власти радикальной исламистской партии Братьев мусульман по отношению к христианской коптской общине Египта.

В принципе, копты как христиане не должны участвовать в политике, служить в армии, быть судьями в государстве, где основой правовой системы является шариат (совокупность правовых, морально-этических и религиозных норм ислама). Тем не менее, Братья мусульмане, понимая, что копты – значительная часть электората, вторым лицом в своей партии сделали христианина.

В своем выступлении на круглом столе «Политизация ислама и гражданское общество в арабских странах: триумф демократических ценностей или геополитическая конкуренция?» А.В. Мартынкин отметил, что для удержания власти в любом обществе необходимо учитывать его религиозно-цивилизационную принадлежность, оказывающую влияние на социально-политическую жизнь.

Игнорирование этого фактора нарушает комфортное состояние социума и приводит к социально-политическим катаклизмам. Ярким примером тому служит исламская революция в Иране, произошедшая несмотря на серьезное противодействие военной и светской власти.

«Арабскую весну» необходимо рассматривать с тех же позиций, где к власти пришли традиционные конкуренты военных элит, правление которых не соответствовало чаяниям населения «ни в плане политическом, ни в плане социальном, ни в плане идеологическом», – религиозная элита, предлагающая «альтернативный западному путь развития, путь возвращения к традиционной исламской культурно-цивилизационной модели государственного строительства, учитывающей все реалии современного мира – научные, политические, экономические, социальные, культурные».

Выступление А.М. Канаха затрагивало проблему различного понимания демократии в странах арабского Востока и Европы, самой возможности реализовать демократию в исламских государствах. Фактически «демократия» использовалась пришедшим к власти политическим исламом как инструмент достижения власти. В реальности новые режимы немногим отличаются от предыдущих, и встает вопрос, как они смогут совместить демократию, с ее четкими отличительными признаками, в первую очередь с выборной передачей власти, и внедрение шариата как основы новых Конституций.

Острый интерес среди участников круглого стола вызвал доклад Р.Ф. Патеева, который отметил, что «преодоление современных проблем самого исламского мира возможно только через деполитизацию религии и становление секулярного общества. Во многом эти процессы уже происходят даже в самых ортодоксальных странах. Следует отметить один очень важный момент: речь не идет об «атеизации» и «деморализации» мусульманских сообществ.

Такая позиция, сегодня выражаемая исламскими клерикальными кругами, во многом свидетельствует не более чем о попытке монополизировать право на «истину» ради конъюнктурных политических интересов». По мнению исследователя необходим вывод религии из поля политики, деполитизации религиозного пространства.

Оглядываясь на все вышесказанное, мы можем резюмировать, что либерализм и ислам вполне комфортно чувствуют себя в поле реальной политики, в борьбе за захват, удержание и использование политической власти. Кроме того, как либеральные ценности, так и ценности ислама могут стать эффективным инструментом в этом процессе.

Но насколько, в приниципе, возможно совмещение Православных ценностей и политики, которая «каким бы ни было ее кредо, на практике есть систематическая организация ненависти» (Генри Брукс Адамс), ведь актуальность такого взаимодействия с учетом современных политических реалий очевидна? Ценности и цели Православия и эффективная реализация как внешней, так и внутренней политики – понятия, лежащие в разных плоскостях, совмещение которых в пространстве политики – дискуссионный вопрос.

Кроме того, Православная Традиция на данный момент практически вытеснена размытыми либеральными ценностями из взаимодействия с гражданским обществом и государственными институтами в странах исторического Православия – в Украине и России. Это является чрезвычайно важной темой для обсуждения. Здесь просто необходимо объединение православного научного сообщества, необходимость роста его активности в тесном контакте с представителями Православного богословия.

Этот и другие вопросы обсуждались в рамках круглого стола «Православная цивилизация в глобальном мире» , ставшего кульминационным моментом семинара. Круглый стол был посвящен памяти православного философа, политолога Александра Сергеевича Панарина, автора множества блестящих работ по проблемам философии истории, философии политики и культуры, по анализу зарубежных идеологических течений, критике глобализма и общества потребления.

Александр Сергеевич Панарин говорил о Православии как о носителе абсолютных идей, как о великом достоянии, которое возможно и необходимо противопоставить воинствующему либерализму и миру постмодерна. В продолжение его мыслей протоиерей Николай Доненко отметил, что Православие только для себя является особой формой сектантства. Православие – это наша абсолютная ценность, которую надо развивать во многих областях, выходя из ареала европейских ценностей, что является своеобразным подвигом Православия.

Мы не вторая Европа, а носители величайшей в мире Традиции, ее сохранение и приумножение – вопрос личной ответственности каждого, кто считает себя православным христианином. Нельзя забывать, что есть та грань, переступая которую, мы перестаем быть носителями своих традиционных религиозных императивов, вступаем на путь, где понятия «добра» и «зла», «добродетели» и «греха» размываются настолько, что становится «возможным все, что не запрещено законом» и нет рамок дозволенному. Какое будущее ждет либеральное общество, где «человек человеку — прохожий» и идет «война всех против всех», где единственный критерий человеческого достоинства – уровень достатка?

 

Пресс-служба Оргкомитета семинара

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Симферополь чтит память жертв геноцида

.

Не звоночек, а набат

Детский парк: история и перспективы

Олег ШИРОКОВ