Крымское Эхо
Архив

Правительство верит в секс с приплодом

Правительство верит в секс с приплодом

Вот, наконец, всё и срослось. А то нашли крайнего — МВФ! Оказывается, женщины на Украине обленились до такой степени, что перестали исполнять свою природную функцию — рожать детей, и потому приходится повышать им пенсионный возраст. А, не хотите рожать? Так вот — вкалывайте вместо этого! Говорящая голова Пенсионного фонда Украины — директор департамента пенсионного обеспечения Владислав Машкин — открыл страшную правду, легшую в основу реформы Сергея Тигипко: «У нас женщины не хотят рожать детей. Нация, которая не рожает детей, должна работать больше». Короче, показательная порка женщин происходит по их же вине. Естественно, в этой ситуации с мужчин вроде как взятки гладки: секс с их стороны есть, а от женщин никакого положительного результата.

Удивительно, что Государственный комитет статистики еще не пришил женщинам вину за снижение рождаемости. То ли там выводов еще не сделали, то ли в этой структуре работают более ответственные сотрудники, которые строго придерживаются правила президента «языком не болтай!». А может быть, это случилось потому, что в органах статистики работает много женщин, которые прекрасно понимают, что если повышение пенсионного возраста становится наказанием для прекрасного пола, то оно должно налагаться в равной степени и на мужчин, ведь без них не обойтись и в искусственном оплодотворении.

Тем не менее, данные, что обнародованы по результатам прошедшего года, приводят в уныние: на фоне роста убыли населения продолжается снижение рождаемости, которое с 2005 года впервые зафиксировано в нашей стране. То есть государство материально стимулирует повышение рождаемости выплатами на детей, а эффект от таких мер обратный. Низкая рождаемость — менее десяти младенцев на тысячу населения — зафиксирована в промышленных регионах страны, прежде всего — Донецкой и Луганской, где, можно не сомневаться, причина не в нежелании женщин иметь детей, а в том, что им бедным не от кого там заводить потомство, не от спившихся же без работы мужчин рожать. Так что валить всю вину на женщин безосновательно. К тому же в промышленных городах начисто утеряна традиция многодетных семей: там всегда на первом месте для женщин были работа и карьера. В западных областях, где эта традиция крепка и поныне, показатель рождаемости почти в полтора раза выше.

Что ни говорите, а меры принимать надо. Какие? Вот тут к консенсусу прийти всё не удается. У чиновников одни доводы, у женщин и специалистов, отстаивающих их интересы, иное мнение. Заместитель министра труда и социальной политики Украины Василий Надрага считает, что увеличение пенсионного возраста для женщин хорошо скажется на их … моральном состоянии, потому что их перестанут зачислять в категорию старушек и они дольше будут чувствовать себя активными участниками жизни. Отчасти это так — с этим соглашаются и психологи. Но в том возрасте, когда государственный чиновник предлагает женщине ощущать свою нужность, она переходит от роли мамы к роли бабушке и продолжает себя чувствовать еще более востребованной. В том числе и государством, для которого она высвобождает молодые руки и свежие мозги своих дочерей и невесток, беря на себя все хлопоты и заботы о воспитании внуков. Так что в дополнительной стимуляции со стороны государства в виде повышения пенсионного возраста она ни в коей мере не нуждается. Как, впрочем, и наказание за отказ рожать ей уже не должен грозить: данное ей природой женское предназначение к пятидесяти пяти-шестидесяти годам она уже исчерпала.

Подводя базу под необходимость повышения пенсионного возраста для женщин, чиновники Пенсионного фонда и минсоцразвития забывают о том, что они ведут речь о женщинах самых разных возрастов: и тех, кому не сегодня-завтра исполнится пятьдесят пять и которые уже исполнили свое материнское предназначение, и о совсем молодых. Если бы пенсионный возраст повышался женщинам, которым на сегодняшний день лет двадцать пять, то претензии чиновников в отказе от рождения детей имели бы смысл: это самый детородный возраст и нечего сосредотачиваться исключительно на карьерных достижениях. Но когда бабушку укоряют в нежелании рожать, то это выглядит не смешно — это звучит оскорбительно.

Но и молодые женщины вряд ли с энтузиазмом откликнутся на призыв чиновников рожать. Ведь в проекте пенсионной реформы планируется не зачислять декретный отпуск в стаж работы. Может быть, экономический эффект от такого шага и будет, но ситуацию с рождаемостью это еще больше осложнит. Даже те меры, которые использует государство, увеличивая выплаты при рождении ребенка, не приносят ожидаемого эффекта и стимулируют рождаемость разве что в неблагополучных семьях. И уж тем более не подтолкнет женщину в желании рожать детей норма, сокращающая стаж работы за счет пребывания в декретном отпуске.

«Впервые слышу от вас об этом, — говорит мне заведующая женской консультацией Керченского ТМО-3 Марина Тихолаз, — но если подобное случится, то это ненормально. И потом я не вижу логики в действиях власти: с одной стороны, увеличивается пособие при рождении ребенка, а с другой, женщину вынуждают трижды подумать, прежде чем решиться на такой шаг. Интересно бы знать, кто тот умник, решивший, будто рожать детей — невелик труд. Да родить ребенка — самое сложное, что может быть в жизни! Если женщина родила ребенка, она исполнила свое предназначение. Вот меня, врача-гинеколога, человека далекого от экономики, удивило, что при таком напряженном бюджете правительство пошло на повышение пособий при рождении ребенка. Прежнего в нормальных семьях вполне хватало, а неблагополучные это хотя бы отчасти удерживало от ежегодного приплода. После увеличения суммы пособий опять пойдет вверх рождаемость в неблагополучных семьях, где о детях не думают, не то, что о стаже. Если бы пришлось выбирать между увеличением размера пособий при рождении ребенка и стажем, я бы отдала предпочтение норме зачисления декретного отпуска в стаж работы».

У кого из женщин ни спроси, вне зависимости от того слышали они о планируемом нововведении или узнали об этом впервые, все относятся к этой идее отрицательно. «Мне, конечно, уже не рожать, но до пенсии далеко и, видимо, у меня тоже «удержат» из стажа те годы, что я дважды находилась в декретном отпуске, — рассуждает мастер Надежда Викторовна. — Но собой я готова пожертвовать ради реформ, а вот дочерью, которой семнадцать, или будущей невесткой не хотелось бы. Но нашей страной руководят мужчины, в нынешнем правительстве ни одной женщины, которая бы могла выступить противовесом их невероятных идей, поэтому чему удивляться, что у них все реформы ложатся на женские плечи?».

«Это что еще за новости! — не скрывает своего возмущения тридцатипятилетняя учительница Екатерина Валерьевна. — Я недавно второй раз вышла замуж, у каждого из нас есть дочери, и мы очень хотели сына. Но какой мне резон заводить ребенка, если придется сразу же оставить его на бабушек и выйти на работу, чтобы у меня не прервался педагогический стаж? Что же я побегу воспитывать чужих детей, а моим собственным будут заниматься другие, пусть и трижды родные и любящие? Глупость несусветная».

«Мне дети дались тяжело, особенно старшая. Жутко вспомнить, сколько месяцев я провела с ней в больнице, — говорит Зоя Георгиевна. — С младшей было полегче, но помощников у меня не было, поэтому всё приходилось на одни мои руки: и готовка с уборкой, и магазины, и болячки, и школа. Сейчас старшая дочь как раз в декрете, младшая полгода назад вышла замуж и, хотя пока они с зятем не думают о детях, но через годик-другой собирались. Но теперь она как узнала, что декретный отпуск ей в стаж не войдет, так решила отложить детей на далекую перспективу и старшую подбивает, чтобы на одном ребенке остановилась».

Тридцатилетнюю Анастасию эта проблема заботит теперь задним числом: ей через месяц в декрет, но неприятный осадок в душе есть. «Я бы в любом случае решилась на второго ребенка, потому что у моего второго мужа детей нет, и было нечестно оставить его без кровного наследника. Мои опасения по поводу уменьшения стажа вызывают у него улыбку, но он не понимает, с какими вообще сложностями приходится сталкиваться молодой женщине, которая готовится стать матерью, — говорит Настя. — Смотрите, пособие на второго ребенка мне дадут, но время ухода за ним вычтут из общего стажа. Потом у меня нет гарантии, что за мной сохранится рабочее место, потому что работодатель может сказать, раз нет стажа — нет и работы. К тому же в нашей фирме хозяйка завела правило платить декретные только двум сотрудницам в год. Фирма наша имеет филиалы в нескольких городах Крыма, и у меня нет уверенности, что я одна такая. И никто не может заставить ее поступать по закону. Короче, рожаешь для себя и надеешься только на себя».

К такому выводу приходят и специалисты, утверждающие, семья должна зарабатывать столько, чтобы мужчина на свою зарплату мог содержать себя и жену, рожающую и воспитывающую детей. Но у нас уповают исключительно на реформу, которая, как обещает президент, будет «чрезвычайно тяжелой». Поэтому правительство облегчает себе задачу: оно вынуждает работать больше и платить налоги дольше, а уж высокие зарплаты, благодаря которым украинские семьи могли бы самостоятельно растить детей, не рассчитывая на подачки государства, оно оставляет себе. Тем более у них и стаж не прерывается на рождение детей.

 

Рисунок вверху —
с сайта rupics.eu

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Who is настоящие крымчане?

Памятник Бандере. Кто за?

Как «Крымхлеб» помогал киевской хунте

Борис ВАСИЛЬЕВ