Крымское Эхо
Блоги Культура

Правильное кино

Правильное кино

МЫСЛИ ПОСЛЕ ПОХОДА С ДЕТЬМИ В КИНОТЕАТР

Связанные с Днём защитника Отечества четыре выходных дня позволили автору этих строк часть свободного времени посвятить походу в кино с детьми. В качестве объекта для семейного просмотра был выбран фильм Сергея Урсуляка «Праведник», что в какой-то мере было рискованно в связи неоднозначной репутацией многих последних фильмов про войну.

В частности, можно вспомнить поделки типа «Сволочи», «Аджимушкай. Подземелье смерти» (телеканал «Интер») или «Незламна» («ХХ век фокс»), который специально для России впарили под громким названием «Битва за Севастополь».

Но если враньё про «сволочей» российская общественность быстро раскусила, то фильм «Аджимушкай. Подземелье смерти» был сделан уже не так топорно: на съёмки даже пригласили в качестве консультанта единственного оставшегося в живых свидетеля тех событий, что, однако, не помешало создателям картины протолкнуть своё искажённое видение этой героической истории.

Ещё тоньше поступил режиссёр Мокрицкий со своими американскими товарищами. К сожалению, в России многие не заметили эту «американскую жвачку» и даже наградили этот байопик-блокбастер про «Незламну» какими-то премиями, ни на секунду не задумавшись, а почему на Украине были запрещены к показу многие военные фильмы, прославляющие советское прошлое — а «Незламну» с песнями картавого украинского соловья Славы Вакарчука пропустили.

Вот и будет теперь российская молодёжь судить о светлом образе Людмилы Павличенко по навязанному Голливудом стереотипу — по угрюмой физиономии Юленьки Пересильд и думать, что Людмила Павличенко не идейный человек, а жертва обстоятельств, которая пошла на войну не Родину защищать, а с мужиками вопросы решать. И только благодаря тому, что сохранилось достаточное количество документальных кадров с реальным образом улыбающейся жизнерадостной Л. Павличенко, можно узнать, какой она была на самом деле и почему пошла на войну.

Про другие киноподелки — например, про «Зою» и «Девятаева» лучше, чем Евгений Баженов и Клим Жуков не скажешь.

Но вернёмся к фильму Сергея Урсуляка. Фильм посвящён тому, как офицер Красной Армии Николай Киселёв в 1942 году смог вывести из немецкого тыла по лесам Белоруссии группу евреев, которые чудом смогли сбежать из гетто и добраться до советских партизан…

Когда я вёл своих детей на фильм, в моей памяти почему-то всплывали кадры из фильма Элема Климова «Иди и смотри» про трагедию белорусской деревни Хатынь, ведь тогда я был примерно их возраста, и нас всем классом на просмотр водила наша учительница. В то время фильм Э. Климова на нас произвёл неизгладимо гнетущее впечатление, мы до глубины души прочувствовали ужас и мерзость фашизма и на всю жизнь поняли, что нельзя заигрывать с этим демоном, который людей превращает в животных. И потому теперь были большие сомнения, не окажется ли фильм очередным антисоветским опусом, и как воспримут его уже мои дети. Но сомнения быстро рассеялись.

Сергею Урсуляку удалось пройти по лезвию бритвы, не скатившись в беспросветную «чернуху» и одновременно показать трагическую и героическую историю с оптимистическим концом и даже с элементами юмора, который выручал героев в самых отчаянных ситуациях.

И что самое главное, здесь не было идеологических диверсий и развенчания советского периода истории. А когда один из персонажей в разговоре с Киселёвым напоминает ему, что коммунисты отбирали имущество у богатых евреев, тот ему без тени сомнений ответил, что в настоящее время есть только одно безопасное место, где все эти беженцы найдут спасение, — это советская территория, в братской семье народов СССР.

Вообще, по большому счёту этот фильм не носит чёткой национальной или религиозной окраски, ведь в нём есть люди разных национальностей и вероисповеданий, и в нём, не считая современности, проходят сразу несколько сюжетных линий, и в каждой свои главные герои и своя история преодоления.

Например, история самого Николая, сумевшего не погибнуть на минном поле, сбежать из плена и стать командиром партизанского отряда, а потом взять на себя большую ответственность за вывод мирных людей в советский тыл.

Или история персонажей Хабенского и Хаматовой, которым предстоял непростой выбор, кому из числа своих детей дать шанс на спасение и отправить их в опасный путь из гетто в лес к партизанам.

Или история пожилой матери, которая вынуждена послать своих взрослых, но не умеющих стрелять сыновей на верную гибель, чтобы задержать группу карателей и чтоб смогли уйти дети и старики.

Или история красавицы Любы, которая сделала неправильный выбор в попытке ценой предательства спасти свою семью из лап СС, но в итоге погибла сама, погубила многих своих соплеменников и не спасла родственников.

А также история пожилой женщины, которая выбилась из сил во время тяжелого перехода и приняла решение остаться в лесу, чтоб остальные смогли оторваться от преследователей.

Или история немки, вышедшей замуж за еврея и оказавшейся вместе с мужем среди беженцев, а когда её всё-таки настиг каратель, навёл автомат и спросил: «Вы немка?», и она ни секунды не сомневаясь, ответила: «Я еврейка!»…

Очень хорошо удалось немецкому актёру Дитмару Кёнигу сыграть отрицательного персонажа – роль абсолютного зла — офицера СС, который предстаёт здесь холоднокровным, расчётливым, безжалостным, идейным убийцей с инстинктом охотника, от которого невозможно укрыться и который поставил цель сделать из Белоруссии «юденфрай». Нет, он не психически больной – он продукт накачки человеконенавистнической идеологией. Он всё делает осознанно, и потому опасен вдвойне.

Сергей Маковецкий в этой картине предстал эдаким несколько стереотипным евреем, который иногда разряжал тяжёлую атмосферу своими шутками и оптимизмом.

И даже Фёдор Добронравов сначала чем-то напомнил персонажа из «Сватов», но всё же не увёл своего Тимчука в ту сторону.

И, конечно, выше всяких похвал сыграл Александр Яценко. Его персонаж получился спокойный, добрый и при этом очень уверенный, несуетливый. Он как шахматист всегда переигрывает своего визави на один ход вперёд, из всех безнадёжных ситуаций находит выход. И поэтому переводчица Аня, которая поначалу сомневалась в том, что Николай Киселёв способен выполнить это задание, со временем меняет своё мнение и даже влюбляется в Киселёва. Этот фильм, по моему мнению, является очередной удачей Александра Яценко.

Интересно, что с Александром мне довелось видеться во время работы на двух проектах в Ялте: в далёком 2001 году на картине «Шик» — и совсем недавно на проекте «Чёрная весна». В крайний раз съёмка проходила в одном из ялтинских ресторанов, и Яценко пришёл на площадку, как нам показалось, «подшофе», хотя запаха алкоголя не было. Но потом выяснилось: это он так готовился к роли, ведь в том эпизоде он должен был играть пьяного посетителя.

Так что талант перевоплощения у него большой, ведь никто из нас ни на секунду не засомневался в том, что он нетрезв.

В фильме есть и другие яркие персонажи, в частности, партизан Ферзь и его возлюбленная… Но в целом режиссёру удалось создать настоящий ансамбль, в котором никто не фальшивил — и получился шедевр. Причём, что очень важно, без скрытых смыслов и «двойного дна». Может быть, этому способствовало то, что «ХХ век фокс» больше не лезет к нам со своим видением мира, а может быть то, что Никита Сергеевич Михалков приложил руку к созданию этого фильма в качестве продюсера и не допустил в картину ничего от лукавого.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.1 / 5. Людей оценило: 7

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Живи, твори и радуй мир

Владимир ГРАЧЁВ

Святая ярость лимитрофов

Алексей НЕЖИВОЙ

740 страниц о революции. Французской

Оставить комментарий