Крымское Эхо
Знать и помнить

Правда сама всё расставит на свои места

Правда сама всё расставит на свои места

ЕСЛИ ЗАБУДЕМ НЕИСКАЖЁННУЮ ИСТОРИЮ — «ВСЁ БУДЕТ УКРАИНА»

По крымской земле идет весна — освобождение от немецко-фашистской оккупации на полуостров тоже пришло весной. Много бед натворили здесь оккупанты. Жизнь, история учат: забудешь зло — оно победит. Поэтому мы должны помнить не только о тех, кто принес нам Победу, но и то, от чего спасли нас наши победители …

Много лет я пишу по теме сожженных крымских населенных пунктах, одна из последних моих статей — «В Крыму издали книгу с фальсифицированной историей Великой Отечественной». Она вышла 22 марта, а спустя неделю, 30 марта, в «Крымской правде» появилась статья Натальи Бояринцевой «127 объятых пламенем. 80 лет назад фашисты начали сжигать крымские сёла».

И уже в заголовке содержится ложное заявление. По сложившимся правилам, статьи к памятным датам публикуются в прессе либо накануне, либо в сам памятный день. Однако ни 30 марта, ни в последующие дни 80 лет назад фактов сожжения «крымских сел» не установлено.

На самом деле первым крымским населенным пунктом, сожженным оккупантами и татарскими коллаборационистами из села Коуш, был партизанский шахтерский поселок Чаир в Бахчисарайском районе, трагедия которого произошла значительно ранее – 4 февраля 1942 года.

Вторым населенным пунктом, уничтоженным 23 марта 1942 года немецко-румынскими войсками и татарами-предателями из того же села Коуш, стало греческое партизанское село Лаки. Так что публиковать статью после памятных дат этих трагедий является оскорблением памяти жертв немецко-румынского оккупационного террора, какие бы выразительные эпитеты в отношении многих подобных трагедий ни звучали далее в статье Натальи Бояринцевой.

Поневоле данная статья дает повод провести параллели с книгой К. Аметова и К. Боковой «Сожженные села Крыма в годы Великой Отечественной войны в период 1941-1944 гг.»[1]  и моей фактической её рецензией на «Крымском Эхе», о которой я упомянул выше.

День памяти сожженных населенных пунктов Крыма уже определен!

В рецензии, в частности, приводится письмо в адрес Местного отделения Российского военно-исторического общества в Бахчисарайском районе Республики Крым, полученного из Государственного Совета Республики Крым № 01/30 от 27.03. 2020 г., в котором за подписью его первого заместителя председателя Е. Фикса информируется о том, что «с целью сохранения исторической правды о событиях Великой Отечественной войны и увековечивании памяти героев», разработан соответствующий законопроект, устанавливающий памятную дату — 4 февраля – День памяти сожженных немецко-румынскими оккупантами населенных пунктов Крыма в период оккупации полуострова в 1941-1944 годах.

То есть трагический день гибели первого населенного пункта Крыма — партизанского поселка Чаир и должен стать памятной скорбной датой, записанной в соответствующем законе Республики Крым «О праздниках и памятных датах Республики Крым».

Лукавим?

О том, что до сих пор эта дата официально не включена в закон, журналист Н. Бояринцева лукаво заявила в своей статье, что якобы «лет шесть назад в республике планировали установить единый день памяти обо всех жителях сожжённых сёл, но что-то не сложилось» (на самом деле памятная дата 4 февраля была выбрана в 2020 году), и далее первым претендентом на установление памятной даты называет татарское село Улу-Сала, уничтоженное в конце 1943 года.

Н. Бояринцеву совершенно не смущает факт, что Улу-Сала в период оккупации Крыма имело далеко не однозначную историю. Его жители уже в первой половине ноября 1941 года грабили базы Бахчисарайского партизанского отряда, организовали отряд самообороны против советских партизан, огнем и мечом встречали их, и расформировались только в середине ноября 1943 года под угрозой привлечения к ответственности за предательство после освобождения Красной армией полуострова[2].

Эти документально подтвержденные сведения Н. Бояринцева замалчивает. Так может ли быть дата сожжения этого села немецкими оккупантами и подразделением татарского батальона шуцманшафта памятной датой для всего Крыма? Ответ, понятно, однозначный:  нет!

Причина не утверждения памятной даты

А о том, что с памятной датой 4 февраля «что-то не сложилось», Н. Бояринцева, думаю, знает, но даже не упоминает. Если говорить честно, причиной не утверждения указанной памятной даты может служить как слабодушие чиновников, боящихся из «политической целесообразности» или «политкорректности» ответственности за свои поступки (как бы чего не вышло), так и противодействие татарского лобби, имеющего свое представление о плохой или хорошей истории крымских татар.

«Легионер» Камиль Аметов

В группу лоббистов «легионером» входил и ныне покойный Камиль Аметов. Человек он без специального исторического образования, будучи политически зашоренным, под заказ занимался последние двенадцать лет фальсификацией истории, в том числе и села Улу-Сала. Без особых заслуг, без авторитета, основанного на профессиональных знаниях, он был включен (по национальной квоте?) в члены Общественной палаты Республики Крым (фото №2). В этом государственном органе он продолжал свою активную деятельность по разрушению исторической памяти о событиях Великой Отечественной войны в Крыму.

Тот факт, что в названии статьи Н.Бояринцевой фигурирует неправомерное здесь для применения слово «сёла» вместо «населенные пункты или селения[3] как специальный знак, отсылающий к книге К. Аметова и К. Боковой «Сожженные сёла Крыма в годы Великой Отечественной войны в период 1941-1944 гг.», может косвенно говорить лишь о том, что Н. Бояринцева специально защищает именно это убогое и не имеющее ничего общего с исследованием издание.

Допущением о недобросовестном (или предвзятом) характере статьи Н. Бояринцевой может служить и указанная ею общая цифра сожженных селений – 127. О том, что эта цифра не соответствует действительности, и уничтоженных оккупантами населенных мест Крыма в действительности значительно больше, и окончательная цифра может быть установлена только после проведения кропотливой исследовательской работы с архивными документами и матералами, достаточно подробно изложена в указанной моей рецензии. И начало этой работы уже положено, в том числе, крымским историком С.Н. Ткаченко.

Предъявите архивный полный список сожжённых селений Крыма!

Можно позавидовать, мягко говоря, излишней смелости Н. Бояринцевой, которая несколько раз заявляет в своей статье о 127 уничтоженных населенных пунктах в Крыму, включая и бездоказательное утверждение, что «в архивах хранится и полный список тех 127, составленных весной 1944-го, спецкомиссией по установлению фашистских злодеяний». А вот это уже является пустым домыслом, так как полного поименного списка сожженных селений Крыма в архивах нет.

В документах Государственного архива Республики Крым имеется таблица под названием «Сведения о сожженных селениях немецко-фашистскими захватчиками в Крымской АССР», в котором фигурируют только количественные сведения таких населенных пунктов по 17-ти районам Крыма[4]. Эти сведения опубликованы в известной книге К. Аметова и К. Боковой «Сожженные села Крыма в годы Великой Отечественной войны в период 1941-1944 гг.» на стр. 62.

Вызывает недоверие

Вызывает недоверие предельно эмоциональный уровень значительной части, по моему мнению, пропагандистской по своей форме и содержанию статьи Н. Бояринцевой.

Текстовая визуализация скорби (через речевые эмоции, выразительные эпитеты, экспрессивную лексику и прочие скрыто работающие методические приемы, повышающие эффективность манипуляции сознанием), направлены, как видно, чтобы отключить часть мозга читателя, отвечающего за логическое мышление, спровоцировать его переживания, подчинить разум эмоциям, сделать его не способным логически мыслить, а затем очень изящно предложить согласиться с бездоказательными ложными и абсурдными выводами, ради которых и писалась эта статья. Ведь пропаганда не нуждается в доказательствах, она требует исключительно веры.

Два главных вывода, которые предлагает читателю автор статьи

К таким выводам, отбросив эмоции, следует отнести два.

Первый вывод Н. Бояринцевой — о национальности преступников:

«…неправильно выказывать национальную принадлежность у преступников вообще, а у таких вот – особенно». Имеются ввиду «крымские татары из карательного фашистского батальона». «Нет национальности у карателей, преступников…», «по какой-то причине ставших врагами, выбравших службу карателям». (Помнится, в первые годы независимости Украины европейцы, приезжавшие учить местных журналистов «демократическим ценностям», начинали именно с этого тезиса — ред.)

Второй вывод Н. Бояринцевой — об установлении памятной даты уничтоженных оккупантами населенных пунктов Крыма:

«Мы не должны забывать об этом: пусть всё же появится в крымском календаре памятных дат (в любой день, лишь бы помнить) день их памяти».

Проанализируем оба этих вывода.

 Почему нельзя называть крымских татар крымскими татарами из карательного фашистского батальона?

Заявляя о том, что неправильно высказывать национальную принадлежность у преступников, особенно крымских татар из карательного фашистского батальона, и о том, что нет национальности у карателей и преступников, автор статьи эти свои принципы относит избирательно, исключительно в отношении крымских татар. А вот что касается изменников Родины другой национальности, то, кроме их фамилий, национальность ясно указана в тексте статьи. Это русские Лазарев и Литвинов. В отношении Лазарева Н. Бояринцева делает заявление, что «фашисты… гордились что (он – авт.) «русский»!»

Тогда предъявите, госпожа журналист, документ, подтверждающий это заявление в отношении Лазарева, так как это что-то новое в отношении к предателю даже со стороны оккупантов. Они принимали предательство как должное, но изменников презирали.

Кстати, в своих воспоминаниях командир Бахчисарайского партизанского отряда Михаил Македонский вспоминает только то, что Лазарев «после прихода немцев вступил в группу самообороны», и его «за ретивую службу» перевели в карательный батальон и сделали командиром взвода карателей[5]. Но это, видимо, произошло позднее, когда были созданы крымско-татарские добровольческие формирования (батальоны) в системе «Вспомогательной полиции порядка» (Schutzmannschaft der Ordnungspolizei – “Schuma”) главного фюрера СС и полиции «Россия-Юг» (июль 1942 – апрель/май 1944 г.).

В Акте уничтожения карателями поселка Чаир[6] указано, что Литвинов «сбежал из поселка Чаир в дер. Коуш к вооруженной банде из татарского населения» и немецких карателей в поселок Чаир сопровождали проводники «из числа предателей татар-дружинников во главе с Ягья Смаилом». Акт о совершении преступления завершает фраза:

 «Все партизаны, узнавшие о фашистском разбое и уничтожении поселка, поклялись еще больше активизировать свои действия в борьбе с кровавым фашизмом и предателями татарами (дружинниками)».

Так вот, фамилию и национальность предателя-проводника из Коуша Ягья Смаила Н. Бояринцева в своей статье не назвала. Ну, как же — ведь он крымский татарин и неполиткорректно называть его национальность! Хотя по воспоминаниям командира Бахчисарайского партизанского отряда Михаила Македонского[7] Ягья Смаил (крымский татарин) вместе с Лазаревым (русским) перед расстрелом зверски издевались над жительницей Чаира Любой Мартышевской (убита вместе с грудным ребенком), в чьем доме были сожжены карателями двое раненых красноармейца Семен Иванович Дидель и Кожедуб (брошены в огонь).

Если внедрить в жизнь заявление Н. Бояринцевой о том, что «…неправильно выказывать национальную принадлежность у преступников вообще…», то тогда необходимо разоружить нашу историческую науку, полностью ликвидировав целое научное направление, изучающее национальный коллаборационизм во время Второй Мировой войны, заново засекретить документы об этих позорных фактах, запретить и уничтожить научные исследования по этой теме, включая публикации, связанные с наличием и преступной деятельностью национальных охранных, полицейских и территориальных формирований, состоявших из граждан СССР на территории рейхскомиссариатов нацистской Германии, а также частей в вермахте, сформированных по национальному признаку;

А также предать анафеме деятельность органов военного командования СССР в период Великой Отечественной войны, когда национальный состав частей и соединений РККА «оптимизировался» по национальному составу в целях повышения их боевых качеств, стойкости, исключения излишних потерь в бою и возможного предательства[8];

А еще надо, если следовать утверждению автора статьи, заново засекретить немецкие документы, в которых указаны жители оккупированных областей СССР,

 «принадлежащие к тюркским народам и казакам, которые как равноправные союзники на одной стороне с немецкими солдатами ведут борьбу с большевизмом». К первым немцы относили туркестанские батальоны и крымских татар.

И тогда надо не признавать законными поиск силовыми структурами преступников, включая и военных, по национальному признаку.

И актуальное: если не знать национальных корней военных преступников, то будет непонятным, какие методы и формы преступлений они используют (фото №4), а также как личная клятва Гитлеру в верности ныне объединяет фашиствующих националистов различных национальностей

 Преступная политкорректность

Также без раскрытия национальных причин не будет понятным, почему военный трибунал 1986 года в Белоруссии над военным преступником (украинцем по национальности), начальником штаба 118-го батальона шуцманшафта (нем. 118 Batalion Schutzmannschaft) Григорием Васюрой проходил в закрытом режиме.

Эта нелюдь командовала указанным карательным батальоном, состоящим в основном из этнических украинцев, националистов ОУН[9], который зверски уничтожил белорусскую деревню Хатынь. Почему процесс проходил в закрытом режиме? Фактически из фальшивой политкорректности. Первый секретарь ЦК КП Украины Владимир Щербицкий специально обратился в Центральный комитет партии с просьбой не разглашать информацию об участии украинских полицаев в зверском убийстве мирных жителей белорусской деревни. К просьбе тогда отнеслись с «пониманием».

Возможно, это прошение Щербицкого инициировал и готовил подпольно действующий враг — секретарь ЦК КПУ по идеологии, украинец из Волынского воеводства Польши, ныне Ровенская область Украины, Леонид Кравчук, прошедший в юности школу ОУН-УПА* «отважных юношей»-связных, который немного позднее, раскрыв свою предательскую сущность, непосредственно принял самое активное участие в уничтожении СССР.

Поэтому, как учит история, подобная политкорректность скрывать правду преступна, и заигрывание с националистами (а это мы наблюдаем сегодня на Украине) почти всегда заканчиваются одним — трагедией.

 «Пусть всё же появится…»

Рассмотрим внимательнее второй абсурдный вывод Н. Бояринцевой — «пусть всё же появится в крымском календаре памятных дат (в любой день, лишь бы помнить) день их памяти (сожженных населенных пунктов – авт.».

Для того, чтобы установить памятную дату на законодательном уровне, необходимо иметь документальные подтверждения об историческом событии с указанием места, даты и фактов о нем. Последние должны соответствовать идеологическим нормам. Отсутствие любого из указанных критериев делает невозможным установление памятной даты. О чем тогда помнить? Это настолько естественные требования, что не требует дополнительных доказательств.

Н. Бояринцева же предлагает игнорировать дату любого из происшедших событий уничтожения оккупантами населенных пунктов Крыма и отмечать ее явочным порядком в качестве любой назначенной даты (лишь бы была) — примерно так же, как был установлен международный день домашних насекомых 9 марта (день рождения короля тараканов?) или международный день числа «пи» — 14 марта.

«Кто твой друг, и я скажу…»

В качестве примера описания беды с уничтоженными татарскими селениями Крыма Н. Бояринцева приводит трагически надрывистые строки стихотворения крымского художника Рустема Эминова, у которого «как метроном, в висках кровь гулко застучала».

Он попытался найти источник «где той беды конец… а где начало», но довольно своеобразным способом — используя в том числе откровенную ложь.

Он проявил высокую активность в распространении провокационного фейка о совершенном якобы в 1945 (?) году военном преступлении, когда советской властью были специально «потоплены» на барже в Азовском море крымские татары-рыбаки, так как их в мае 1944 года «забыли» выселить, и чтобы не портить картину отчетности (через год после выселения!) их просто затопили[10].

Эта ложь была разоблачена крымскими историками, которые документально доказали, что крымские татары ни в 1944, ни в 1945 году не проживали на Арабатской стрелке[11]. Нет ни одного документа или свидетеля, подтверждающего эту выдуманную с целью провокации историю, но она благодаря в том числе и таким, как Рустем Эминов, продолжает успешно гулять в крымско-татарском обществе.

Рустем Эминов не только написал в 2003 году картину «Лунная соната. Жертвам Арабатской трагедии», но придумал и приложил к ней слёзодавительное стихотворение, в котором якобы по кремлевскому указу было приказано «всех людей утопить вместе с баржей прогнившей»[12].

Следует упомянуть и запоминающуюся своим карикатурным стилем его картину «Черное солнце», посвященную жертвам сожженных крымских селений, написанную в 2015 году[13]. Свое стихотворение к картине (с таким же названием) Эминов посвятил исключительно уничтоженным татарским селениям Крыма. Для сожженных населенных пунктов полуострова, где проживали представители других национальностей, в его стихотворении поминального слова места не нашлось.

Видимо, лучшего примера, чем эпистолярное и живописное творчество Рустема Эминова со своими «играми разума» Н. Бояринцева для своей статьи привести не смогла. По этому поводу можно только сожалеть.

 Ради красного словца…

Ради красного словца позволительно и солгать?

Так, Н. Бояринцева дважды в своей статье приводит недостоверную информацию.

Она заявляет, что в селе Лаки «до прихода фашистов весной 1942-го над сельсоветом был красный флаг», и в нем от рук карателей погибло 47 местных жителей «разных национальностей».

Как сообщил председатель греческой общины Бахчисарайского района, поисковик и краевед М.Э. Иванов, в течение многих лет скрупулёзно собирающий многочисленные факты и свидетельства о трагедии греческого села Лаки, оккупанты вошли в это село в начале ноября 1941 года, как и во все населенные пункты Крыма, кроме Севастополя. В нем они оставили квартировать небольшое румынское подразделение не более отделения с офицером-медиком. Вся помощь жителями этого села партизанам осуществлялась скрытно, только ночью. И заявление, что «над сельсоветом был красный флаг» является откровенным фейком.

По информации, полученной от М.И. Иванова, недостоверным является заявление Н. Бояринцевой, что в Лаках погибли люди «разных национальностей». В день гибели села Лаки 23 марта 1942 года от рук карателей погибли только его жители – греки по национальности. Зачем Н. Бояринцевой надо было «интернационализировать» жертв? Ради красного словца, чтобы еще больше драматизировать трагедию — или уверить читателей в своих глубоких исторических познаниях? А может, одно и другое одновременно?

Выводы

Как можно понять из статьи Н. Бояринцевой, она предлагает заменить правду о войне известной словесной конструкцией сказочного героя из мультфильма кота Леопольда: «Ребята! Давайте жить дружно!». Но жить дружно можно только по законам правды.

Применительно к историческим событиям правда о них часто намеренно искажается в целях политкорректности и политической целесообразности так, что превращается в собственную противоположность, а те, кто распространяют такую ложь, становятся открытыми врагами правды. Является ли таким примером исследуемая статья Н. Бояринцевой, пусть решат её читатели.

Надо всегда знать и помнить неискаженную под политически меняющуюся конъюнктуру историю своей Родины, достойно относиться к ней, какой бы тяжелой ни была правда, не пытаться её переписывать и распространять знания о ней с большой ответственностью и в достойной форме. Для этого необходима моральная и духовная сила личности, умение сохранять здравомыслие даже в самых сложных жизненных ситуациях, обладать системой ориентиров и ценностей.

В противном случае за наше беспамятство история жестоко отомстит так, что ужасы Второй мировой войны покажутся безобидный сказкой в сравнении с будущими испытаниями.

Пример – современная Украина.

Свое отношение к пониманию правды и её сохранению наиболее ёмко и мудро выразил подполковник юстиции Виктор Глазков, который был председательствующим на Военном трибунале Белорусского военного округа, вынесшем в 1986 году смертный приговор военному нацистскому преступнику-карателю, Григорию Васюре, под командованием которого была уничтожена белорусская Хатынь и десятки других мирных населенных пунктов:

«В моей работе очень часто приходилось делать выбор, непростой, порой мучительный. И я всегда относился к жизни по принципу: правда сама всё расставит на свои места. Прольет свет на всё темное и непонятное. От неё и надо идти. Всегда. Как бы сложно это ни было. А если каждый будет пытаться гнуть её под свою конъюнктуру, со временем она исчезнет. И чем дальше уйдет время, тем сложнее будет её восстановить. А потом уже и невозможно»[14].

Эти искренние слова Человека, честно служившего своей Родине можно считать напутственными для тех, кто всегда ищет правду и живет по её законам.

В.Н. БОРИСОВ, почему
редседатель местного отделения РВИО
в Бахчисарайском районе РК,
Заслуженный архитектор Республики Крым,
Почетный гражданин города Бахчисарая

 Фото вверху — Место расстрела карателями жителей
партизанского поселка Чаир 4 февраля 1942 года
показывает бывший с 1941 и начале 1942 года
начальник
IV партизанского района Иван Максимович Бортников.
Источник: ст.н.сотр. Крымского филиала Веймарн Е.В.,
Бахч.историко-культ. и археолог. музей-заповедник, ф.25, оп.1,д.73


1] Аметов К.А., Бокова К.О. Сожженные села Крыма в годы Великой Отечественной войны в период 1941-1944 гг. Симферополь. ГАУ РК «Медиацентр им. И. Гаспринского. 2021.

[2] Публикации по неоднозначной истории села Улу-Сала (ныне Синапное):

Борисов В.Н. Провокационные игры на исторической памяти.

Борисов В.Н. Провокационные игры на исторической памяти-2.

Борисов В.Н. Провокационные игры на исторической памяти-3.

Борисов В.Н. Ложь. Разоблачение фальшивки «историка» Неменко о «невиновных татарских карателях».

[3] В академическом нормативном толковом словаре русского языка слово селение трактуется как «населенный пункт в сельской местности (село, деревня, хутор, поселок и т. д.)» (Словарь русского языка: В 4-х т. РАН. Институт лингвистических исследований. Под ред. А. П. Евгеньевой. 4-е изд. М.: Русский язык. 1999.). Синонимами слову «селение» являются «сельское поселение», «сельский населенный пункт» (Википедия. Поселение).

[4] Таблица «Сведения о сожженных селениях немецко-фашистскими захватчиками в Крымской АССР». ГАРК. Ф. Р-1289. Оп. 1. Д. 18. Л.1.

[5] Македонский М.А. Пламя над Крымом. Воспоминания командира Южного соединения партизанских отрядов Крыма. Изд. «Крым». Симферополь. 1969. С. 51

[6] Акт уничтожения карателями партизанского поселка Чаир в Бахчисарайском районе Крыма 4 февраля 1942 года. ГАРК. Ф. П-151. Оп.1. Д. 392. Л. 4 и 4об.

[7] Македонский М.А. Пламя над Крымом. Цит. соч. С. 52.

[8] Национальный состав частей и соединений Красной Армии в 1941-45гг. https://zen.yandex.ru/media/proarm/nacionalnyi-sostav-chastei-i-soedinenii-krasnoi-armii-v-194145-godah-5fbfcdf4b1f92632bae56608

Национальный состав частей и соединений Красной Армии в ВОВ. Часть 2. https://zen.yandex.ru/media/proarm/nacionalnyi-sostav-chastei-i-soedinenii-krasnoi-armii-v-vov-chast-2-nepolitkorrektnaia-5fc8a0d5eb95a5373441d431

Национальный состав Красной Армии в ВОВ. Часть 3. https://zen.yandex.ru/media/proarm/nacionalnyi-sostav-krasnoi-armii-v-vov-chast-3-sovsem-nepolitkorrektnaia-5fcbe0e4788eda75c7348b4a

Национальный состав частей и соединений Красной Армии. Часть 4. https://zen.yandex.ru/media/proarm/nacionalnyi-sostav-chastei-i-soedinenii-krasnoi-armii-chast-4-strashno-nepolitkorrektnaia-5fce406ea5e6844f49a0b41b

И снова о изменниках Родины. https://zen.yandex.ru/media/proarm/i-snova-o-izmennikah-rodiny-624e9973b643751d2502a6b7?&

[9] ОУН — организация украинских националистов, запрещенное в РФ террористическое формирование

[10] Чилингирова Г. Все, что минуло, в памяти хранить

[11] Ткаченко С.Н. Крым — край русский: история одного татарского мифа.

[12] Миф или реальность – о крымских татарах, утопленных в 1945 году на барже в Азовском море.

[13] Рустем Эминов «Жертвам сожженных крымских селений».

[14] Виктор Глазков. Гибель Хатыни. Тайна без срока давности.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Французы и не знали, что их предки из…Галичины

После ухода фашистов из Старого Крыма

.

Санкции как результат политики попыток победить противника мирными средствами

Евгений ПОПОВ

Оставить комментарий