Крымское Эхо
Новороссия

Позиционная история

Позиционная история

Писать о позиционной войне — занятие неблагодарное, потому что при боевых действиях, застрявших в окопах, один день похож на другой. Да и сама война в чем-то повторяет те, что уже были.

Вот и защитники Донбасса сейчас также используют опыт Второй или даже еще Первой Мировых войн.

На донецком и луганском фронте за три с половиной года создана разветвленная сеть окопов, траншей, блиндажей, наблюдательных пунктов. Они довольно надежно укрывают людей от обстрелов и внезапных огневых налетов. С точки зрения хода событий и техники боевых действий картина больше похожа на Первую Мировую войну — ее также не захотели и не сумели предотвратить, а потом не знали, что с ней делать.

Но идеологически позиционная война киевской власти против Донбасса продолжает Вторую Мировую войну. И сейчас на боевых позициях сошлись фашизм и те, кто поставил на пути коричневой чумы жесткий карантин.

В то же время санкции, которые Америка и ее союзники беспрестанно водят не только против России как государства, но теперь и в отношении конкретных российских политиков, бизнесменов, экспертов также напоминают нарастающий тревожащий обстрел из оружия разных видов: от легкого до тяжелой артиллерии.

 Ситуация не меняется от того, что лицам, занесенным американской стороной в санкционные списки, не будет запрещен въезд в страны Запада, но западным структурам — как государственным, так и частным, с этими людьми более не рекомендовано поддерживать контакты. Проштрафившиеся в глазах Запада деятели уже с февраля будущего года смогут туда при желании поехать, но только в роли праздных туристов.

В планы киевской власти по ведению пока позиционной войны против ДНР и ЛНР, входят не только нарушения любых договоренностей о прекращении огня.

Киевские козни привели и к тому, что в России приняли решение отозвать своих военных представителей из Совместного центра контроля и координации прекращения огня и стабилизации линии соприкосновения сторон (СЦКК). Центр, как известно, был создан еще в августе 2014 года, причем по предложению именно украинской стороны. В состав СЦКК до последнего времени входили как украинские, так и российские военные.

Однако, как было сказано в Комментарии Департамента информации и печати Министерства иностранных дел России, распространенном 18 декабря, деятельность СЦКК сталкивается с серьезными трудностями из-за позиции украинских властей.

Так, Киев категорически возражал против какой-либо документальной регламентации деятельности СЦКК. Попытки решить этот вопрос на двустороннем уровне либо на площадке Минской Контактной группы, либо в «Нормандском формате», успеха не имели.

Более того, в нарушение договоренностей, достигнутой президентами Российской Федерации и Украины относительно создания и размещения СЦКК, украинская сторона сознательно создавала для входящих в его состав наших военнослужащих напряженную морально-психологическую обстановку, чинила препятствия для выполнения ими своих служебных обязанностей. В частности, российским офицерам ограничивался доступ к линии соприкосновения, проверке несения службы на совместных наблюдательных пунктах, развернутых на подконтрольной Украине территории.

Дело доходило до запретов на общение с местным населением. Имели место случаи неуважительного отношения украинских военнослужащих к своим российским коллегам.

«В таких условиях, — сказано в завершении Комментария Департамента информации и печати российского МИДа, — работа представительства Вооруженных Сил Российской Федерации в СЦКК стала невозможной».

На следующий день, 19 декабря, российские офицеры выехали из расположения Совместного Центра, разместившегося в городе Соледар, к себе домой, после чего Центр собственно говоря престал быть совместным, а следовательно, утратил и смысл своей деятельности.

Так вышло потому, что кроме порохового дыма на фронте, киевская власть старается напускать «отравленного пара», если вспомнить выражение Блока, в политике. Причем, уж в чем бы другом, но в этом абсолютно едины и Порошенко, и призывающий объявить ему импичмент Михо Саакашвили.

Не так уж, наверное, случайно, вынужденный отзыв Россией своих представителей из СЦКК совпал с очередным обострением постепенно раскручиваемой «революции козлов». Происходящее в Киеве также похоже на позиционную войну с тенденцией к разогреву.

Пришедшее с совместным Центром, с одной стороны, напоминает то, что заставило руководство Советского Союза усилить воинские контингенты Красной Армии в странах Прибалтики.

На этот шаг пришлось пойти в конце июня 1940 года. Советские войска в ограниченных количествах были введены в Латвию, Литву и Эстонию еще осенью 1939 года с согласия правительств этих стран, с которыми Советский Союз заключил соответствующие договоры.

Но, как известно, в течение 1940 года в военной обстановке произошли резкие и невыгодные для советской стороны изменения. Фашистская Германия за считанные недели разгромила и вынудила капитулировать Бельгию, Голландию, Люксембург и Францию.

Однако усилить группировки советских войск в Прибалтике понадобилось не только по этой причине. К лету 1940 года стало ясно, что правительства трех прибалтийских стран не собираются добросовестно выполнять взятые на себя обязательства.

Против советских военных гарнизонов предпринимались провокации, были даже случаи похищения красноармейцев. С молчаливо согласия, а то и при прямом участии официальных структур советским воинским частям чинились трудности технического и бытового характера.

В этих условиях советское правительство потребовало от властей Латвии, Литвы и Эстонии прекратить враждебную деятельность против частей Красной Армии, размещенных на территории этих стран, и сообщило в Ригу, Каунас и Таллинн, что советские воинские контингенты будут в ближайшее время усилены.

Но в этом как раз и различие между тем, что было более 70 лет назад, и сейчас. Потому что, с другой стороны, раньше советское руководство в ответ на провокации и создание невозможных условий для нахождения в определенном регионе свих войск свою воинскую группировку усиливала. А сейчас руководство Российской Федерации, столкнувшись с откровенным саботажем украинской стороной соглашения о функционировании совместного Центра, наоборот, своих военных из зоны возрастающей напряженности отзывает.

Если бы за этим последовало бы что-нибудь более веское, принуждающее противоположную сторону к порядку, глядишь, вся история с Донбассом приняла бы новый оборот. Но если дело ограничится одним лишь отзывом, что гораздо вероятней, то позиционная война под боком у России никуда не денется и ключ управления всей этой историей вообще может ускользнуть из рук Москвы.

Выход России из СЦКК, по сути, сводит на нет еще одну версию, занудно протаскиваемую штатными умиротворителями украинского фашизма с первых дней боевых действий на Донбассе.

Утверждается, что в срыве всех мирных договоренностей и обстрелах гражданского населения виноваты, главным образом, не вооруженные силы бывшей Украины, а не подчиняющиеся военному командованию и вообще никому нацистские добровольческие батальоны. Но разве российские представители в Совместном Центре контактировали с нациствующими добровольцами? Как раз, напротив —- только с офицерами украинской армии, представляющими свое государство. Чем это обернулось и кто в этом виноват, теперь понятно.

Неприемлемые условия для пребывания российских представителей в составе СЦКК целенаправленно создавала именно киевская власть в лице своего армейского начальства.

Между командованием ВСУ и нацистскими тербатами могут, конечно, возникать склоки и перепалки, но они касаются всего лишь конкретных технических и полевых вопросов. Но эти расхождения, даже если они и есть, с лихвой нивелируются и поглощаются идеологией украинского национализма, которой одинаково привержены как нацистские батальоны, так и государственная власть вместе с военным командованием.

И одни, и другие едины в том, что «российский Карфаген» должен быть уничтожен.

Следуя своим целям, государственная власть бывшей Украины и формально не входящие в государственные, в том числе армейские, структуры, нацисты ведут и будут вести позиционную войну. Она им нужна постольку, поскольку ее при надлежащей подготовке всегда можно перевести в масштабные боевые действия.

Также позиционная война еще никому не мешала проводить ротации живой силы и подтягивать к линии фронта те подкрепления, какие понадобятся.

Поэтому и резкое ужесточение обстрелов Донбасса, происходящее с 18 декабря, может иметь и чисто технические причины. Вновь прибывшие на линию огня люди, техника, оружие должны стать «обстрелянными», то есть поучаствовать в реальной стрельбе по настоящему противнику.

Правда, противник этот часто одет не военный камуфляж, а в гражданскую одежду. От обстрелов с украинской стороны в городе Стаханов Луганской Народной Республики 18 декабря погибли два человека и столько же 20 декабря в соседней с Донецком прифронтовой Ясиноватой. Этот город, относившийся в былые времена к железнодорожным узлам союзного значения, сейчас, на свою беду, очень неплохо просматривается с огневых позиций украинской армии.

Обстрелы населенных пунктов ДНР и ЛНР подстегивает и сообщение американского госдепартамента, разрешившего выдачу частным компаниям коммерческих лицензий на поставки вооруженным силам бывшей Украине снайперских винтовок калибра 12,7 миллиметра. Об этом 21 декабря уведомила официальный спикер Госдепа Хизер Нойерт.

Контактная группа, собиравшаяся в Минске 20 декабря, договорилась об очередном новогоднем перемирии. Оно должно вступить в действие с 00 часов 23 декабря. Но, как уже хорошо известно, затишье на фронте украинская сторона также использует для накачки своих войск всем, что необходимо для продолжения боевых действий.

Болтающийся по Киеву Михо Саакашвили также объявил, что на предстоящий период новогодних праздников берет в своих вылазках перерыв. Значит, и раскручивающаяся еще с сентября киевская история вступает пока в позиционную фазу. Ну а за ней, в чем сомневаться не приходится, снова последует обострение.

Так, как бывает и на войне.

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны бывшей Украины (СНБОУ) уже сказал, что в свете ухода российских военных из СЦКК Киев будет усиливать свои позиции на фронте.

Прервать эту затянувшуюся позиционную историю, на чем сходятся теперь и вполне хладнокровные аналитики, можно только путем внешнего силового воздействия на киевскую власть. Но на это способен не каждый, а тот, кто мог бы так сделать, предпочитает пока отмалчиваться.

г.Донецк

Фото — ria.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Война — дело уже решённое

Алексей НЕЖИВОЙ

Цунами по свистку

Игорь СЫЧЁВ

Сериал без окончания

Игорь СЫЧЁВ