Крымское Эхо
Культура

Послевкусие Коктебеля

Послевкусие Коктебеля

У всех на свете удовольствий есть послевкусие. На этом слове гурман подумает о вине, другой гурман о жареной со шкварками картошке, кто-то тоже о вине по разумной цене, со вкусом лучшего порошка, другой вспомнит про вкус калёного орешка и как там ещё положено делать вид, что в теме; третий, допивая коктейль «Идиот» (записывайте рецепт: 50 гр. Johnnie Walker Platinum Label 18 Year Old, 150 г пепсиколы) возмутится, мол, байки про послевкусие выдумали снобы, но что мы всё о выпивке и закуске, я же про все удовольствия без исключений.

Давайте поговорим о том, что делает существование белковых тел жизнью, давайте о прекрасном и возвышенном. Давайте о IX International Jazz Festival «Live in Blue Bay». Именно сейчас, уняв в пальцах постукивание и прищёлкивание, а в ногах пританцовывание, уместно поговорить о послевкусии от джаза и блюза, о том, как прекрасен был в этом году переход к бонусному довеску лета, и о том, чтО именно из прошедшего лета мы будем вспоминать промозглыми зимними вечерами.

Именно сейчас, когда звук уже затих, сцена разобрана, организаторы подводят итоги, делают наброски следующего, юбилейного, фестиваля и убеждают партнёров и спонсоров не скупиться – нам, обычным зрителям, в общем-то, безразличным к закулисью, остаётся лишь растягивать удовольствие, смакуя это самое послевкусие от джазового и блюзового пиршества в Коктебеле.

Обещаю, что ни малейшего признака объективности не будет в последующем тексте, потому что я безнадёжный фанат Константина Иваныча Зелинского (инициатор, всевышний, председатель оргкомитета, гуру, вдохновитель, маодзедун и ваще супер —  прим. авт.) сотоварищи, который затеял играть хорошую музыку у моря бесплатно для публики и упорно занимается этим, нервируя алчных девелоперов незастроенным пустырём в самом золотом месте Коктебеля. В джазе, блюзе, и других музыкальных жанрах, произведения в которых играют руками (и ногами, да), а поют ртом (а не синтезатором) – я понимаю только то, что они должны быть, а ещё то, что они должны быть в Крыму, и этого вполне достаточно для глубокого и компетентного разговора.

А ЭТО ВООБЩЕ ЗАПРЕЩЁННЫЙ ПРИЁМ

Итак, вот уже девять лет в начале сентября в Коктебеле играют джаз, блюз, иногда рокабилли и лёгкий рок-н-рольчик – на самом деле там играют произведения бесчисленного множества жанров, но я перечисляю только те, которые сам могу безошибочно отличить от других.

И на самом деле это очень важная информация, про начало сентября в Коктебеле, потому что до сих пор встречаются те, кто этого не знает, и кто в Коктебель в сентябре не ездит. Для меня и таких, как я, чей заработок не зависит от наполняемости шалманов на коктебельской (и любой другой) набережной, и занятости коек у квартиросдатчиков – это хорошо, иначе было бы не продохнуть и не протолкнуться.

Из всех доступных в Крыму удовольствий для нас в числе важнейших является лежать на пляже «Голубого Залива», любуясь профилем Макса (причудливые очертания гор здесь похожи на профиль поэта Максимилиана Волошина — уточнение для тех, кто в Крыму не бывал — ред.), когда на сцене «Бриз» живые и чаще всего весёлые люди вживую играют превосходную музыку, а волны плещут, а солнце, преломляясь в мускате, обычную серую гальку превращает в яшмы, опалы и сердолики.

В этом году организаторы фестиваля вновь продемонстрировали безошибочное чутьё и превосходный вкус, приглашая музыкантов: ещё на подходе к «Голубому Заливу», ещё протискиваясь мимо разомлевших сограждан, слышишь великолепные гитарные соло, всякие дудочки, гармошки и затейные ритмы, и невольно ускоряешь шаг. Я даже затрудняюсь назвать группу, которая впечатлила больше всего, потому что (сейчас последует отмазка всех ленивых журналюг, не записавших названия в блокнот) все, кто выходит на сцены фестиваля, имеют, что сказать, сыграть и спеть зрителям.

Ах да, я записал угольком из мангала на этикетке «Архадерессе» название «Marcus Bona Трио», потому что они запустили не то буддийский джаз, не то дзэн-блюз, и я даже забыл о плеске волн, синхронизируясь с ритмами трио, и вышел из медитации, лишь когда…

…к трио примкнула губная гармошка, а это вообще запрещённый приём, ведь по разрушительности воздействия на всякие гнетущие проблемы – гармошку с гитарами превосходит только тенор-саксофон.

Как я уже предупреждал, у нас тут не репортаж с фестиваля, не рецензия, а лишь смакование послевкусия, растягивание удовольствия от хорошей музыки у моря — так вот, раз в году пляж «Голубого Залива» становится абсолютно уникальным местом, где запоздавшие крымчане и белёсые «понаехалитут» получают исключительный шанс настолько размякнуть от живого исполнения, что обгорают, не приходя в сознание,..

и лишь самые дальновидные перемещаются с пляжа под навес у сцены, и нет во всём Крыму места веселей и романтичней. Я неоднократно ставил опыты на себе и своих близких, так вот, неважно, кто там на сцене: Paranormal Jazz из Севастополя или симферопольцы Мелос, ялтинцы Sparky Jam или опять-таки симферопольцы Rocking Ham & Swingin Ham – результат одинаковый. Мгновенно наступающее блаженство, переходящее в нирвану, отягощённое полным пренебрежением ко всяческой суете и раздражающим хлопотам.

ЛАБУДА, БЕССМЫСЛЕННАЯ И НЕУМЕСТНАЯ

Так нельзя, я знаю. Уважающий себя современный крымский журналист не должен быть таким податливым. Образцовому крымскому журналисту должно быть наплевать на хорошее яркое событие, если со сцены на этом событии не выступает хоть какой-нибудь «вице», не говоря уже о Первых Лицах.

Вот поэтому большая «ложа для прессы», заботливо подготовленная оргкомитетом джаз-фестиваля «Live in Blue Bay», если не пустовала, то… эммм… нет, честно скажу: пустовала. Крымские Первые Лица, а вслед за ними чиновники помельче и депутаты, позорно провтыкавшие молниеносный визит Самого на другой джаз-фестиваль, здесь же, в Коктебеле, точно знали: дважды такого конфуза не случится, а потому дружно забили и на джаз, на фестиваль, да в общем-то, и на Коктебель тоже забили. Ведь к Зелинскому не прилетает Президент, Зелинский не собирается строить гольф-клуб и не лоббирует назначение министра гольфа Республики Крым.

А раз так, то и выдающихся крымских журналистов на «Live in Blue Bay» не было. Было несколько пишущих в газеты и интернеты искренних любителей джаза и блюза, кто будет ездить на фестиваль всегда, независимо от набора банальностей, которые может нести со сцены очередной VIP в промежутке между скандальным назначением и ещё более скандальной отставкой.

Выдающихся крымских журналистов, которые так горазды рассуждать о любви к Крыму, о стремлении поддерживать перспективные инициативы, направленные на улучшение имиджа республики, мы встретим в шлейфе обслуги за этим VIPом и в очереди на получение грамот, званий и разноцветных перьев, а в представлениях на получение бусиков и зеркалец будут правильные слова про их любовь к Крыму, поддержку инициатив и прочая лабуда, бессмысленная и неуместная по отношению к обслуживающему персоналу.

ТАИНСТВО, ТОРЖЕСТВО И ВСЯКАЯ ЧЕЛЕНТАНА

А в Коктебеле тем временем наступает вечер, на главной сцене заканчиваются саунд-чеки, и начинается главное таинство и торжество одновременно – живая музыка.

Фестиваль открыл City Big Band из Севастополя, и каждое слово в названии – чистейшая правда.

Это действительно Big и на самом деле Band, особенно когда вся духовая группа выдаёт такой мощный правильный проникновенный звук, что любой City почтёт за честь быть обладателем такого Band.

Потом на сцену вместе с севастопольцами вышел «специальный гость из Италии», как конспиративно указали в программке Fabio Lepore.

Великолепного сладкоголосого Фабио Лепоре, который настолько специальный, и настолько из Италии, что вся вековая любовь советских телезрительниц к итальянской эстраде, всей этой санреме и челентане, обрушилась на оторопевшего Фабио,

а он устоял на ногах, и, право слово, был невероятно хорош и благозвучен.

В Крыму заведено принимать, например, пресс-секретаря какой-нибудь австрийской маргинальной партейки, называть его европейским политиком и носиться с ним, как с писаной торбой, уповая, что вот именно такое шаманское камлание и приблизит снятие санкций. А Фабио (да, и другие «специальные гости из…») просто написал в фейсбуке, как ему было хорошо в России, в Коктебеле, и его итальянские поклонники убедились, что Коктебелю в России и правда хорошо.

«МНЕ ПОКАЗАЛОСЬ — ИЛИ ТОЛЬКО ЧТО БЫЛО… эмм… КАК СЕКС?»

А тем временем на главной сцене фестиваля – симферополец Виталий Макукин. Вы не знаете Макукина? Я тоже не знал, пока не услышал, как он играет. Оргкомитет фестиваля делает праздник не только международным, но и наполняет коктебельское небо звёздами первой величины.

Макукин – это международная звезда. Правда, его больше знают на Западе, где он выступает на одних сценах с Patti Smith, Johnny Gallagher и Luz Casal, на афишах крупно пишут Vitaly Makukin а пониже и помельче всяких king of strings.

Одной божественной гитарой на сцене »Live in Blue Bay» стало больше.

Разумеется, не одной, но о других гитарах и исполнителях я скажу позже, а сейчас о тех, кого на коктебельских сценах больше нет.

Музыкант, который сначала выступал-выступал у нас в Крыму, а потом вдруг рраз! – и перестал выступать – в нём что-то «недоброе таится, как в мужчинах, избегающих вина, игр, общества прелестных женщин, застольной беседы. Такие люди или тяжко больны, или втайне ненавидят окружающих».

Проще, чем самый известный в русской культуре консультант, говорили только в нашем бывшем государстве: «або хвора, або падлюка». Иначе приходится признать, что играли они не зрителям, не людям, а флагу, и мы, зрители, аплодировали падлюкам, а сейчас, когда флаг над Крымом российский, мы как бы провинились перед такими діячами культури, мы для них уже не публика, и наши эмоции, наши аплодисменты уже не подпитывают их, не дают им ту особую энергетику, о которой они так много и так проникновенно говорили под жовто-блакытным стягом. Так что лучше пожелаем им выздоровления.

Место одного из отцов-основателей фестиваля и виртуоза теппинга на коктебельской сцене заняли сразу несколько талантливых музыкантов, сыграли потрясающе, возможно, не на струнах, а непосредственно на центрах удовольствия в душах слушателей, и каждый в своём неповторимом стиле, кто прочувствованно и романтично, а кто задорно и весело.

Самое время назвать Гию Дзагнидзе (Gia Dzagnidze) & Modern Blues Band. Это тот ещё блюз, доложу я вам. После завершения композиции одна барышня, обернувшись к знакомой, ошарашенно спросила: «мне показалось, или только что было… эммм… как… секс?».

Батоно Гия, стоя на сцене с невозмутимым лицом, как монумент самому себе, не утруждаясь эффектными позами, и вообще лишними движениями, просто жёг сердца, но не глаголом, а какими-то невероятными звуками, тем более невероятными, когда знаешь про блюз всё, и слышал всех, но, оказывается, стоило оказаться здесь и сейчас, чтобы услышать блюз, как в первый раз.

БЛЮЗМЕН И БАРЫШНИ

Roy Young большой, озорной, непредсказуемый и неповторимый.

Представленный в программе так же конспиративно, как все иностранцы, «специальный гость из Великобритании», он приехал из Израиля, но если он израильтянин, то я иннуит с Юкона. Когда исполнитель берётся за всемирно известные хиты – его поджидает опасность, что в головах слушателей крутится диск с оригиналом.

Так вот, Roy Young, мороча головы милыми ужимками и гримасами, легко пренебрегает всякими опасностями, и, отбивая ритм вслед за ним, понимаешь, что здесь и сейчас, тёплой сентябрьской ночью в Коктебеле, блюз и джаз должны звучать именно так…

На одном из шоу, из которых состояло выступление Роя Янга, захотелось воззвать «девчата, учите матчасть!». Ну хотя бы английский язык. Ну хотя бы в школьном объёме. А то вот так окажетесь на «Live in Blue Bay», да ещё в VIP-ложе, и позовёт вас на сцену большой чёрный харизматичный ээмм… афроизраильтянин Roy Young:

повторяй за мной three times, three times, just three times my dear — ah ah ah,

а вы такая ни в зуб ногой как рыба о новые ворота ему в ответ: ауу… аууу… И призадумается большой Roy: а вдруг в этой загадочной стране three times означает что-нибудь не совсем пристойное… а совсем даже sexual harassment, а? Судя по реакции барышень?

…осторожно, на сцене дети! Ну-ка, попробуем four times…

 …ни фига себе… и аж руки затряслись у бедного Роя…

…я сказал four! Не пять не десять, хотя бы пальцы посчитай – four!!!

…но петь по три или четыре раза ah ah ah, уверен, Roy Young и сам умеет, так что всем было весело — и блюзмену, и барышням, и публике.

Сезон заканчивается, а в Коктебеле сезон был двойным: пляжным и музыкальным, и, должно быть, среди карадагских скал ещё гуляет эхо от мощных гитарных «запилов» и драм соло фестиваля «Live in Blue Bay». На двух сценах фестиваля выступали самые разные группы – психоделическое московско-буддийское блюзовое трио с примкнувшей к ним губной гамошкой, мейнстримовый оркестр, выжившие, но не протрезвевшие sex & drugs & rock & roll динозавры,

ну и, разумеется, классический и по-домашнему уютный Сергей Манукян, который стал на фестивале настолько своим, что исполняемую им в Коктебеле музыку можно выделять в отдельный жанр. Например, koktebel-dream.

Были там и отвязные ялтинские фанковые pin up ребята South Band, которые вначале удивили меня своим непопаданием ни в блюз, ни в джаз, потом я послушал, с каким драйвом они зажигают, посмотрел, как лихо скачут по сцене, и подумал: а ну её, эту жанровую чистоту, а потом вышла Гульджан и выдала такой sound, что оторопел не я один –

я бы тоже пригласил Гульджан выступить вместе, но у меня нет достойной её голоса сцены, да и выступаю я в других жанрах, в формате full frame. Я, разумеется, не всех музыкантов даже перечислил, а уж тем более не сказал о них по доброму слову, но если вы стойко дочитали до этого места, то в следующем году точно поедете на «Live in Blue Bay» в Коктебель, а это будет юбилей, и Зелинский точно придумает что-то необыкновенное и пригласит кого-то невиданного.

Там в Коктебеле многое что было, а не было скучной предсказуемой и попсовой музыки. Музыку лучше слушать, чем о ней рассказывать, поэтому я закончу свои истории воспоминанием о плохих, очень плохих, regarded as extremely impressive маменькиных гадких мальчиках, Mama’s Bad Boys.

Вот кто совершенно точно может претендовать и на карадагское эхо, и на то, чтобы вдруг спохватиться, когда вместо делового письма пальцы отстукивают их funky’rockin’blues’ритм, и на то, чтобы сниться приличным барышням в сладких кошмарах…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Лунные песни в солнечный день

Марина МАТВЕЕВА

Крым, территория Пушкина

Да здравствует муза!

Вячеслав КИЛЕСА