Крымское Эхо
Архив

Последняя капля всегда через край

Последняя капля всегда через край

Как, надеюсь, подавляющее большинство женщин, я ярая противница алкоголя. Вот написала и думаю, а права ли я, потому что любая бабская посиделка не обходится без грамулечки и капулечки. Это вроде как часть нашего менталитета, почти такая же неотъемлемая, как рыдание в подушку и жалобы подружке в ушко. Так сказать, издержки национальной традиции, якобы без бутылки мы теряем свою идентичность.

Зная об этой особенности, иностранные гости обожают делать нам в застолье сомнительного качества комплимент, подчеркивающий их похожесть на нас по части выпивки.

Как избавлялись от пьянства на Руси

Последняя капля всегда через край
Те же шведы, на заре вхождения иностранного капитала приезжавшие на судостроительный завод «Залив» с внедрением автоматизированной линии, никогда не отказывали себе в удовольствии провозгласить тост за себя, не уступающих нам лидерства по объемам выпитого алкоголя. И так сразу легко делается на душе от того, что есть еще с кем бороться за первенство, и от счастливой возможности объяснить национальной особенностью всё, от собственного пьянства до растущего детского алкоголизма.

— Эта тема имеет двойную подоплеку, — говорит психотерапевт Керченского психоневрологического диспансера Игорь Шляхов. — Если говорить о культуре алкоголизации – общественно допустимом варианте принятия алкогольных напитков, то она есть практически во всем мире. И в той же Франции выше потребление алкоголя, чем у нас. Недавно я был на конференции в Париже и то, что там мне довелось видеть, мало чем отличается от нашей действительности: на остановках лежат пьяные, а в метро такой запах перегара от некоторых стоит, что только держись за огурец.

Вопрос не в том, что, где и сколько пьют, — вопрос в наличии социальной позиции. Алкоголизм как болезнь, а не только как культура пития, – это безысходность. Когда человеку некуда себя девать, он не видит для себя перспектив, это воспринимается как безысходность жизни, которая заглушается алкоголем. И грешить только на отсутствие культуры пития было бы неправильно. Алкоголизм – это социальная проблема. Проблема, что наша страна, начиная с руководства, к сожалению, ничего не делает для того, чтобы людям жить было интересно и правильно. Ведь если человек не может вырваться за какие-то пределы, не может получить адекватные образование, работу, зарплату, если ему неинтересно жить, он будет пить или употреблять наркотики.

Когда меня убеждают, что в странах Азии мало пьют, то простите, зато как там курят! То есть психоактивные вещества у каждого свои, поэтому говорить, что мы хуже всех остальных, нельзя. А вот то, что наши дети держат лидирующие позиции в рейтинге подросткового алкоголизма, реально страшно. Но нашим детям тоже нечего делать, а все ограничения — это пустое, когда говорится одно, а делается другое. Мы сейчас говорим, что алкоголь самый сильный препарат из всех психоактивных, самый опасный для организма, но одно дело, когда это произносят политики с трибуны, и другое, когда его рекламируют друзья и сверстники, когда все открыто и доступно. И дети пьют сейчас не водку, а лонгеры, коктейли, пиво, для детского и подросткового организма гораздо более опасные, хотя каждый алкоголь разрушителен.

— Игорь Николаевич, только ли социальная составляющая лежит в основе детского и подросткового алкоголизма? Сегодня подросток без бутылки пива или какой-то энергетической или слабоалкогольной бурды, словно инвалид без руки. Вид молодой мамы, катящей одной рукой коляску, а другой подносящей ко рту бутылку пива, никого, по-моему, уже не удивляет.

— Молодая мама еще несколько лет назад сама была подростком и, обзаведясь ребенком, сразу же делается примером для него. Мы воспринимаем мир и своих родителей не логически, а целостно именно в возрасте от года до пяти, а значит, и копируем стиль поведения. Причина омоложения алкоголизма социально-психологическая. Социальная подоплека – от безысходности и отсутствия перспектив, психологическая составляющая – от окружения. Когда подросток попадает в компанию, где сверстники пьют, курят, принимают наркотики, он всеми силами старается не отстать от них.

— Сегодня интернет взял на себя просветительную и образовательную функцию и на абсолютно безобидных, казалось бы, сайтах, включая те же женские и информационные, легко отыскать советы о, например, десяти причинах выпить, полезности красного вина и более крепких напитков для здоровья. Умиляет, что фраза Михаила Жванецкого «алкоголь в малых дозах безопасен в любых количествах» сделалась правдой жизни, про «алкоголь полезен в праздники» рассуждают всерьез, а достойным поводом напиться считаются желание расслабиться, отпуск, встреча с любовницей и … профилактика пневмонии. Это мифы или, выражаясь языком политтехнологов, джинса, скрытая реклама? Почему медицинской и социальной пропаганде трезвого образа жизни противостоит такая мощная доказательная база от противного?

— Однозначного ответа на ваш вопрос нет. Потому что когда говорят, что это специальная рекламная акция товаропроизводителя, то зачастую под этой «маркой» открываются какие-то клубы по интересам, сайты, форумы, группы в социальных сетях. Там делятся впечатлениями, однако человек, выпивающий по случаю или по праздникам, на такие виртуальные сборища, как правило, «не западает». А человек, который пьет регулярно, не всегда ищет себе компанию, но всегда – оправдание. Вот для него нет лучшей подпитки, чем мифы про то, что алкоголь улучшает работу мозга, обостряет ум и чувства, красное вино является антиоксидантом, коньяк лечит сердце и расширяет сосуды. Я могу привести вам не десятки – сотни причин, доказывающих полезность алкоголя. Одновременно с тем можно привести сотни актуальных причин, по которым пить вредно, потому что пользу от принятия алкоголя извлечь сложно.

— Но она, выходит, есть?!

— Если речь о малых дозах и редком и грамотном употреблении, то нет вреда. Есть специальное направление в медицине – энотерапия. Вопрос не в этом. Вопрос в том, что большая часть населения, не пятьдесят процентов, но, к сожалению, и не два-три, начав употреблять, быстро очень спивается, теряет контроль над собой, что само по себе уже является начальной стадией формирования болезни.

То есть это палка о двух концах. Когда человек в депрессии и немножко выпивает, чтобы ее снять, то это помогает на какой-то час, а потом из лекарства алкоголь переходит в такой яд, что и лечить нечего. Но беда в том, что сейчас многие дети под воздействием этой информации начинают пробовать и употреблять алкоголь, а вот их несформированные в таком возрасте печень и мозг страдают реально. Вино или водка не пьются у нас по десять-двадцать грамм и даже по пятьдесят — у нас сразу стакан опрокидывается.

Верно ли весьма распространенное среди мужчин утверждение, что трезвенники, попробовав крепкие напитки, быстро становятся алкоголиками, а потому лучше привычку к выпивке вырабатывать смолоду: якобы меньше шансов с возрастом сделаться алкоголиком?

— Очень спорное утверждение, больше не уровне мифов, но особенность современной медицины позволяет называть черное белым и наоборот и привести кучу аргументов «за» и «против» в том числе и в случае, о котором вы спросили.

Хотя у неготовых к принятию даже малых доз крепких напитков алкоголизм развивается быстрее: печень и мозг не готовы к таким ударным нагрузкам. Вопрос не в этом, а в том, что одни умеют пить, знают меру и делают это изредка для расслабления и эстетического удовольствия, хотя это в любом случае нагрузка на печень, у других же алкоголь становится стержнем жизни, мешает жить самому человеку и его окружению. И хорошо если человек понимает свою проблему и пытается что-то сделать, а когда нет, тогда на помощь должны приходить специальные учреждения типа вытрезвителей и лечебно-трудовых профилакториев.

— Сейчас много говорится о необходимости вернуть вытрезвители. Это говорит о том, что точка кипения достигла предела и следующим этапом станет возвращение ЛТП?

— В любом случае вернуть вытрезвители в том виде, что были раньше, невозможно. Существует закон о психиатрии, который достаточно жестко, а главное четко регламентирует моменты оказания помощи и помещения в ЛТП на принудительное лечение. С другой стороны, существует реальная потребность той части населения, что злоупотребляет алкоголем, в получении так называемой детоксикации, то есть вывода из запоя, когда сам человек сделать этого не может.

— Но это ведь тоже принуждение…

— Нет, постойте. Мы говорим о тех случаях, когда человек хочет выйти из запоя, но нуждается в специализированной помощи. Он может обратиться в стационар, профильную больницу, где ему медикаментозными средствами и манипуляциями помогут снять это состояние. Это вариант вытрезвления, выведения из запоя. Есть такая потребность? Да! И если по такой методике будет работать вытрезвитель, это хорошо.

Другая ситуация, когда милиция задерживает за нарушение общественного порядка человека, которого необходимо вывести из состояния алкогольного опьянения. Обычно в таком состоянии везут либо к нам, в психоневрологический диспансер, понимая, что проблема требует медицинского вмешательства, либо сразу помещают в изолятор временного содержания. Наутро «страдальцу» плохо, но никакой медицинской помощи ему там, естественно, не оказывают. И вот здесь вытрезвитель как раз актуален и уместен, и я только «за». Но вместе с тем возникает вопрос, как это юридически грамотно согласуют с правами человека.

Что касается ЛТП – это очень сложный вопрос. Когда мы говорим о правах пациентов, это правильная постановка вопроса, которому раньше внимания не уделялось. Но когда мы говорим о правах этих людей, неправильно забывать о правах их окружения. Если поведение человека выходит за рамки социально приемлемого, существует вероятность того, что из-за его пьянства очень сильно страдает окружение. Когда же сильно пьющий человек самостоятельно не желает принимать никаких мер, в том числе и лечиться, то вариант принудительного лечения, именно лечения, а не содержания под стражей, неизбежен – и в этом случае ЛТП надо однозначно возвращать. Мы же сейчас сталкиваемся с ситуациями, когда родственники приходят и просят помощи, а мы начинаем «играть в футбол»: мы к милиции, милиция к нам, потому что законы запрещают принудительное лечение.

ЛТП – это, скорее, вариант помочь человеку осознать ситуацию, чего не сделаешь за неделю-две в стационаре. Поместили человека в стационар, промыли, прокапали, он вышел, а у него по-прежнему нет критики, он не собирается бросать пить. Что будет? Он снова запил, а за то, что семья настояла на стационаре, еще и устраивает дебош или «разборки» с родными в пьяном виде. Да такие, что и в следующий раз семья трижды подумает, стоит ли помещать в стационар, потому что еще хуже получается.

ЛТП рассчитаны на продолжительное лечение, от полугода и дольше. Может быть, год пребывания в ЛТП это и слишком длительное время, но зато это дает возможность родственникам вздохнуть, а самому человеку осознать, почувствовать, что можно жить без спиртного хотя бы несколько месяцев, полгода побыть в состоянии трезвости. Но тут, повторюсь, все должно до деталей, до мелочей скрупулезно законодательно быть обусловлено.

Вопросы помещения в такие учреждения должны решаться не медиками, а судом и милицией, потому что мне, честно говоря, уже мозоли на ушах натерло упоминание карательной психиатрии, нарушения прав человека и тому подобных вещей. Мы лечим, помогаем, но никак не караем и не наказываем. И если такое учреждение будет создано, оно должно иметь полную юридическую базу, чтобы не было потом претензий и конфликтов.

— Игорь Николаевич, людей, которые в одночасье бросили курить, я знаю, а столь же резко «завязать» с алкоголем можно?

— Разумеется.

— Получается, проблема в самом человеке?

— Как и бросить курить, так и бросить пить можно в один момент. В уменьшении дозы, понижении градуса и снижения частоты употребления определенный смысл есть – это одно из направлений современной психиатрии. И, наверное, в этом своя логика есть. Но если человек сроднен с алкоголем, попробуйте его остановить – после ста-ста пятидесяти грамм выпитого это очень сложно сделать. Есть вещества, способные снизить токсическое воздействие алкоголя, уменьшить опьянение. Но дело в том, что принятие таких препаратов часто приводит к обратному эффекту: если до их употребления человеку для «кайфа» нужно было выпить пол-литра, то под их воздействием – уже ноль семь. Если человек изначально не может пить, если у него проблемы с алкоголем, то полноценный выход из проблемы один – не пить вообще.

 

Фото вверху —
с сайта 900igr.net

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Догоним и перегоним Ялту

Александр Сладков: Крымский пример и в России необходим

Олег РОДИВИЛОВ

Польский акцент

Николай ФЕДОТОВ