Крымское Эхо
Архив

Последняя битва джентльменов (ВИДЕО)

У БАЛАКЛАВЫ ВСПОМИНАЮТ КРЫМСКУЮ ВОЙНУ

— Нет, я не историк, я воспитатель в интернате для детей с ограниченными физическими возможностями. Можно сказать, историк-любитель, — говорит мне Жак, поправляя кожаные чулки на своем костюме зуава. Он прибыл в Крым из Франции, у него под мышкой книга 1857 года издания «Крымская экспедиция», в которой рассказано, как оно там было, на Крымской войне. Война сия в Советском Союзе была под запретом: ведь Россия не выиграла ее. Нужно было погибнуть советской империи, чтобы стало ясно: из той войны она вышла совсем иной — окрепшей и уважаемой. А ту войну историки потом назовут «Последней битвой джентльменов».

Но у нас рассказ не о войне, а о том, что происходит вокруг нее сейчас. О ней вспомнили — русская община добилась, чтобы в начале сентября автономия отмечала, пусть лишь на своем, республиканском, уровне День памяти погибших в ту Восточную, как ее еще называют, войну. И отмечают! И к памятникам несет ритуальные корзины руководство автономии — и попробуй оно этого не сделать: электорат совсем не так на него, руководство это, будет смотреть!

 

Места там сказочные…

Восстановили Братское кладбище, отмечаются памятными досками здания, так или иначе связанные с событиями позапрошлого века. И это правильно: забудем эту войну — к нам придет другая… А вот теперь, кажется, память об этой войне переходит уже на совсем иной уровень — за нее взялись бизнесмены. И уже второй год под Балаклавой (хотя правильнее бы сказать «над Балаклавой») — на одной из самых высоких точек, откуда открывается безумно красивый вид на окрестности, форте Северный, «Музей Шереметевых» проводит Международный фестиваль живой истории «Лагерь под Балаклавой».

В этом году этот статус он носит совсем не просто так: в лагерь действительно приехали девять французов, одержимых идеей реконструкции событий той далекой от нас войны.

У журналисток сто-олько было работы!

Лагерь осенял флаг «Русского блока»

Мы подходим к походным палаткам и сразу попадаем в круговерть французских эмоций: они заканчивают приготовления, затягивают какие-то пояски, шнурочки, примеряют походные заплечные мешки. Медсестрички разглаживают фартуки, прячут волосы под косынки. Они приехали всего дня за два до фестиваля. — Вот это младший лейтенант зуавов, это его знаки различия. Видите, шапочка для младшего лейтенанта такая, а у старших — совсем другая, — объясняет Жан-Пьер. — Почему вы играете в эти игры? — допытываемся у одного, другого, третьего. Обижаются: — О-ла-ла! Это не игра! Мы хотим почувствовать, как тут было нашим соотечественникам. Это наша миссия — реконструировать те события. Чтобы понять историю, нужно точно знать, как жали моему предку башмаки под горячим крымским солнцем — ведь такого ни по каким документам не поймешь. Это страсть, это настоящая страсть…

Вот с такими заплечными мешками
пришли французы на нашу землю


Вот план Альминского сражения

А вот и Валентина Кулик, неплохо говорящая по-французски, из севастопольской туристической фирмы. Работает она еще и в Украинском морском институте старшим преподавателем: — Это второй фестиваль, который проводит турфирма «Этика». Даниель Ренье — архитектор по профессии, возглавляет французскую ассоциацию историков-любителей, сюда приезжает уже четвертый год. Его заинтересовало французское кладбище, которое есть у нас. Вообще-то здесь, на форте Северный, находились в годы Крымской войны англичане, а французы — в Камышовой бухте. Но здесь такое замечательное место…

Даниель Ренье

Валентина Кулик

Ага, так это место не совсем безукоризненно историческое? Вон, в сторонке стоит директор Национального музея Героической обороны и освобождения Севастополя Александр Рудометов: — У нас, при нашем музее, есть своя ассоциация, и мы проводим бесплатно (на этом слове он делает акцент) подобные мероприятия. И это для нас принципиально. 7 мая — на Сапун-горе, а в День города вспоминаем на Историческом бульваре Льва Николаевича Толстого, как он здесь сражался. А этот фестиваль, который проводит Сергей Гонтарь, он сам из Сак… Этот Северный форт к Крымской войне отношения не имеет. Эти сооружения, что вы тут видите, строились в 1911 — 1914 годах, но так до конца и не были возведены. Уже в 30-х годах их использовали для испытания …авиабомб.

А в годы Отечественной войны здесь проходила первая линия обороны. После войны здесь одно время находилась воинская часть, а потом просто предприниматели здесь хозяйствовали. На учете это стоит как фортификационное сооружение, но его еще надо приводить в порядок. Такие форты должны были строиться вокруг города, но идея эта так и не была доведена до конца. Однако в Крымскую войну лагеря располагались рядом — там английский, сардинцы вон там были, недалеко. Были в Балаклаве и французы, поэтому в принципе здесь и проводится этот фестиваль. Но мы за то, чтобы пропагандировать нашу героическую историю. Будет поддержка — может, и получится настоящий международный фестиваль…

Александр Рудометов

Русский лагерь

 

Будет поддержка или нет, мы сказать не можем, но на открытии был нами замечен первый заместитель Севастопольской горадминистрации Владимир Казарин. Правда, ретировался он быстро, не оставив надежды порасспрашивать его о планах города. Раз речь зашла о гостях, скажем, что видели мы и Сергея Казаченко, лидера Демократической партии, депутата Верховного Совета Крыма, и Олега Родивилова, лидера КРО партии «Русский блок». Он с соратниками даже подняли свой флаг — кстати, именно они в свое время приложили немало сил, чтобы в Крыму вспомнили о Крымской войне.

Русский солдат, сварщик Григорий

Снимок на память

Ну что мы о французах и о французах? Вон же, рядом — русский лагерь! Пробираемся в него с тыла, ну так уж получилось. Нас встречает Григорий Жилов, приехавший из подмосковного Реутова. Рассказывает: — На мне гренадерский костюм той эпохи московского гренадерского полка. Русские здесь оборонялись от своих противников — англичан, французов и турок. Да, они проиграли. Тех было больше, да и технически российские войска были оснащены намного хуже: у противника было уже нарезное оружие, а у русских — всё еще гладкоствольное. Да и дальность полета пуль была значительно ниже. Проиграли — как всегда, в России у нас все не организовано — и тогда, и сейчас. Но, несмотря ни на что, Россия тогда сумела всей Европе кузькину мать показать! Может, и сейчас такое получится — хватит земли разбрасывать, пора их собирать! Ну а как ответит русский сварщик Григорий, зачем ему нужны эти игры в историю?

Ну что сейчас русскому и французу делить?
— Во-первых, окунуться в историческую эпоху, почувствовать то, что чувствовали наши предки. А во-вторых, меня сюда друг позвал, он здесь в Севастополе срочную службу проходил. Взял неделю отпуска — и сюда. Пока еще ничего не ощутил, но, думаю, почувствую — столько внимания к этому, да и французы здесь настоящие… Сама битва запланирована на завтра, а закрытие «лагеря живой истории» состоится в понедельник.

 

 

Фото автора

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Псих-фактор

.

«Не гордись казачеством…»

Сергей Аксенов: «Русское единство» будет в избирательных списках

.