Крымское Эхо
Эхо недели

Последний год десятых

Последний год десятых

Да-да, не путайте: заканчивается последний год с единичкой на предпоследней позиции года — но «десятые» продолжаются! «Двадцатые» начнутся ровно через год и три дня… Уж так мы устроены, что перед окончанием какого-то периода начинаем суетливо подводить итоги, сводить дебет с кредитом, раздавать начальственные указания отстающим и опаздывающим и робко спрашивать самих себя: а вот тут, неужели сработало, срослось и получилось?!

Особенно заметно это в государственных структурах. Только что мы видели целую серию различных совещаний — и республиканских, и на высшем уровне, — где подводились итоги года. Пожалуй, особенно запомнилось то, которое вел Владимир Путин, — по национальным проектам: не секрет, что уровень выполнения некоторых застрял на каких-то совсем позорных цифрах. И курирующие направления вице-премьеры уверяли президента, что до боя курантов все подрядчики рассчитаются, казна одномоментно распухнет, а процент подскочит до вполне приличных показателей.

Легких годов не бывает, так устроена жизнь. Но мы не будем перечислять несчастья, свалившиеся на нашу голову. Попробую передать личное ощущение — понятно, что будет здесь сплошной субъективизм. Так вот, для меня, для крымчан в целом, год был стабильным. И мне показалось, что больше было хорошего, чем грустного и неприятного.

Конечно, вы можете сказать, что все трудные моменты забылись вместе с перестуком колес первых пришедших в Крым поездов — а я и не буду возражать. На этом фоне автомобильные пробки, в которых стоит родной Симферополь, кажутся чем-то мелким и преходящим. И неважно, что эти пробки, кажется, неистребимы при всех мэрах и главах администрации, но мы же с вами понимаем, что «других людей у меня для вас нет».

Они — начальники всех мастей и уровней — плоть от плоти нашей с вами. Это не они вороватые и неумехи — это мы с вами позволили им управлять нашим общим хозяйством, подтвердив свой выбор в сентябре. На кого обижаться? Только на себя, это аксиома. Но, согласитесь, сейчас мы видим уже уровень повыше, чем был, скажем, даже три года назад. Он нас удовлетворяет? Чаще нет, чем да. Но власть демонстративно взяла курс на то, чтобы прислушиваться к нашим проблемам и запросам.

На итоговой пресс-конференции Сергея Аксенова я спросила главу республики: будут ли продолжены выездные совещания Совмина с местной властью? Будут. С февраля. Вынужденная мера и, по большому счету, неправильная: у каждого уровня должна быть своя компетенция, власти на местах должны сами уметь решать все задачи, которые задают им жители их территорий. Если не умеют — плечо в ручном режиме подставляет вышестоящая власть, отрывая силы и время от решений проблем республиканского уровня.

Но иначе, видимо, пока нельзя. Крым медленно, на взгляд многих, слишком медленно выбирается на ровную дорогу — в прямом и переносном смысле. Уже есть костяк в правительстве, на который можно положиться. Уже найдены схемы решения многих вопросов, есть хорошие и вполне выполнимые, а не фантазийные планы. В конце концов, наша телега, в которой Крым пока едет, научилась передвигаться!

Но уже совсем скоро — с началом «двадцатых», не позднее, крымчане пересядут, образно говоря, в автомобили: нельзя же по «Тавриде», которую откроют в следующем году, передвигаться на скрипучей арбе! Одна только эта дорога рождает сильнейший сдвиг в менталитете. И сданный неделю назад в эксплуатацию Крымский мост и приход первых поездов окончательно покончил с островной психологией — эффектом замкнутости, ограниченности не только чисто пространственного, но и — как порождение физического передвижения — понимания своих безграничных возможностей.

Говорят, эмигранты делятся на две категории: одна каждый день ищет подтверждения, что сделала правильный выбор, а другая — не устает поливать грязью страну, из которой уехала. Удивительно, но крымчане в массе своей не озлобились на Украину — скорее жалели, переживали, но — не злобствовали.

И никогда у нас не было сомнений (спросите любого, найдете ничтожный процент не согласившихся со мной) насчет своего выбора в 2014 году. Ну, может, где-то в самом потаенном уголке сознания были опасения, не передумает ли Россия, взвалив на свои плечи двухмиллионное население, тем самым попав под всевозможные ограничения со стороны зарубежных «партнеров».

Эти примчавшиеся поезда просто в клочья разорвали эту спрятавшуюся мыслишку. Нам бы теперь найти адекватную благодарность, чтобы каждый россиянин гордился не только своей страной, которая реально встает с колен, но и Крымом, возвращение которого на родину открыло новый этап в развитии самой России.

Крым как явление позволил вытащить наружу накопившуюся по отношению к России злобу со стороны западного мира: вспомните-ка, с какой остервенелостью и, я бы сказала, удовольствием вводили западные страны во главе с США одни за другой санкции — будто давно просто ждали удобного момента. Не было бы Крыма — Россия, уже приходящая в себя после прогнувшихся 90-х, еще, наверное, долго бы делала вид, что понимает и принимает правила жизни, навязанные извне, по которым она, Россия, всегда и вечно виновата и в долгу перед США и Европой.

«Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать»…

Не я сказала — «десятые» для России стали годами наращивания суверенитета, практически потерянного после распада Союза. Уже нельзя приехать в Москву и потребовать выполнить директиву вашингтонского обкома. В Сирии (то есть далеко за границей своей территории!) Россия показала всему миру, что она вернулась. Нет, пока еще не в Европе «ни одна пушка не смеет выстрелить без согласия Москвы» — пока только на Ближнем Востоке, но с введением «Северного потока – 2» на Москву будут оглядываться куда чаще.

То есть не только пушками и ракетами Россия стала сильнее, но и экономически, как это ни странно иногда для некоторых звучит. Россия всегда была сильна тем, что умела думать сама, не становясь в фарватер чужих желаний. И сегодня мы видим, как постепенно, убыстряя этот темп, страна приходит в себя. Во многом этому способствовала судьба Украины, откуда так счастливо в последний момент сбежали крымчане и где с каждым месяцем все более заметно разложение государства. Было бы не жалко, если бы не донецкие республики, зависшие между небом и землей, и множество «наших людей», лишенных возможности бороться против американской экспансии.

И вот уже Россия сама конструирует будущее: судя по тому, что отменили намечавшуюся встречу президентов России и Белоруссии, страны, кажется, нащупали новый путь, по которому могут пойти и другие независимые страны — три десятка лет вполне достаточно, чтобы понять необходимый уровень интеграции. Хотя и здесь еще будут бацькины «взбрыки» и опрометчивые заявления. Но Россия уже научилась отделять зерна от плевел…

Россия за последние годы нащупала тон разговора и с Западом — вернее, она (пока еще в пол оборота!) повернулась к Востоку, к Китаю, чем открыла для себя новые возможности. А Европа окончательно погрязла в подчинении американцев. Но, думается, ненадолго: судя по тому, с какой скоростью США пилят ветку, на которой сидят, играя с импичментом своему президенту, скоро американцы ослабят удавку на шее Европы.

…Было время, когда автор сих строк мечтала о том, чтобы президент Путин смог найти время заняться внутренними делами, от которых его постоянно «отвлекали» международные. Они, эти внутренние проблемы, становились вызывающе угрожающими недовольством людей, которых рьяно подначивали условные «либералы», щедро накачиваемые «донатами» из-за рубежа. Но посмотрите, как быстро все поменялось!

«Майские указы» теперь кажутся детской игрушкой по сравнению с национальными проектами. Да, со скрипом, да, тяжело: почему-то не сразу все исполнители поняли, что эти НП придется выполнять, но Владимир Владимирович их додавит, можно не сомневаться. И тогда мы увидим совсем другую Россию. Какую? А вот сами додумайте, запишите — и лет через пять-десять достаньте из домашнего архива свое сочинение и сравните…

Читайте «Крымское Эхо» в Телеграме

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.4 / 5. Людей оценило: 7

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Двадцать минут до России

Сергей КЛЁНОВ

Скороспелость мартиролога

Ольга ФОМИНА

Во все тяжкие