Крымское Эхо
Архив

Помолчи — попадёшь в первачи

Помолчи — попадёшь в первачи

Порой создается впечатление, что рейтинг популярности «Золотой грифон» проводится в Керчи, чтобы не ржавели мозги и языки местных остроумцев. Уж они-то не упускают возможности сострить по поводу номинантов и лауреатов. И дело ни в сомнительных достоинствах или профессиональных заслугах этих людей, отсутствии истинной известности, всенародной любви и уважения, а в системе отбора, не меняющейся в принципе вне зависимости от того, называют ли местный «Оскар» рейтингом популярности или рейтингом достижений. Керченский «Золотой грифон» — те же выборы: кого назначат — тот и лучший.

И хотя об этом говорят с юморком, на самом деле это не шутка, а самая настоящая правда местной жизни, когда команда мэра назначает очередных грифонистов года, имена которых по доброй всекерченской традиции большинству горожан неизвестны и забываются раньше, чем они успели их услышать. Вот интересно знать, надолго ли запомнится керчанам имя «Мецената года» Юрия Нестеренко и кого он так удачно спонсировал, что получил персонального «Золотого грифона»? Не мэра ли случайно? Потому что когда речь заходит о материальной поддержке юных керченских музыкальных или спортивных талантов, то меценатами чаще всего оказываются их родители.

Выбор лучших керчан по результатам прошедшего года с полным основанием можно считать местной традицией, как-никак более десяти лет проводятся эти мероприятия, но истинно народной ей сделаться не удается, хотя власть всячески пыжится убедить горожан в том, что именно их мнение и есть истина в последней инстанции. В этом году даже вернулись к истокам традиции: предложили считать «Золотой грифон» не рейтингом достижений, а рейтингом популярности, и в оргкомитете принимали не протоколы от предприятий, организаций и учреждений, а индивидуальные анкеты. Но кого в городе этим обманешь, если, написав под диктовку своего руководства сотни анкет с одинаковыми фамилиями, керчане рассказывали о том каждому встречному-поперечному? Если статуэтка оказывается у человека, получившего сорок голос, а его соперник с шестьюстами голосами остается за бортом славы.

Каждый год почти одно и то же. Звонит приятельница и просит: «Подскажи, кого вписать, а то в этом году на наших разнарядки нет, шеф дозволил иметь собственное мнение, а мы никого не знаем». Диктую ей фамилии, а она суфлирует их своим сотрудникам: вроде как диктант всем отделом пишут. С двумя попала в десятку, точно была уверена, что после удачно замятого случая с повесившимся в День Победы ветераном войны не могли не отметить заслуги начальника управления труда и социальной защиты населения Зеры Номановой, к тому же, кажется, единственной из руководителей этого блока не имевшей доселе персонального «Золотого грифона». Не промахнулась и с кандидатурой Юрия Алексаняна: равных в спортивных достижениях серебряному призеру чемпионата Европы не оказалось.

С «Лучшим работником промышленности» всё было еще проще. Первачом в горисполкоме назначили генерального директора «Залива» Николая Ермака, и в управлении предприятия несколько дней вместо отчетов, чертежей и технологических карт писали анкеты, добиваясь численного превосходства своего руководителя над теми, кому в этом году заранее не доверили быть лучшим. Странное, мягко выразиться, предпочтение чтобы не сказать больше. «Залив» в прошлом году отметился в Керчи большими сокращениями штата и отсутствием производственной загрузки. Это и было единственным видимым достижением нового директора, официально вступившего в должность менее года назад. Трудно даже представить, какие регалии ожидают руководство завода, если портфель из шести небольших заказов на строительство корпусов пополнится чем-то действительно существенным для такого предприятия. Неужто приобретать новый костюм под звезду Героя Украины?

Но не со всеми номинантами была полная ясность. Поди угадай, кому из претендентов в прошлом году удалось угодить мэру настолько, чтобы тому захотелось сделать из человека икону рейтинга. Хотя, чего юлить, отдельные предпочтения городского руководства запросто прочитывались в списке депутатов городского совета. И точно. Дамы-депутаты из ближнего круга мэра Светлана Лазарева и Татьяна Басаргина разделили между собой звания лучших среди работников торговли и сферы услуг и предпринимателей Керчи. Конечно, определиться с выбором лучших в здравоохранении и образовании сложнее. Самый простой и очевидный вариант уже использован: руководители этих отраслей остатуэтчены грифонами, а рядовые керчане эти номинации любят: мало того, что профессии на виду, так еще каждому хочется, чтобы отметили именно его участкового врача или учителя любимого чада.

Но тут своя трудность. Мало, что рядовые керчане норовят просунуть своего кандидата, так еще у каждого члена команды мэра то персональный доктор, то внучонок в садик ходит, то ребеночек в школу пошел — всех сразу в первые не протолкнуть, тут тоже своя иерархия имеется. Одно дело приближенный к мэру начальник департамента, а остальные, извините-подвиньтесь, забивайте очередь на будущее. Именно таким макаром стала победительницей руководитель танцевального ансамбля, в котором отплясывает рок-н-ролл мэрский внучек. Отсюда и возможность участвовать во всеукраинских и международных соревнованиях: если не бюджетные деньги находятся на это, то свой меценат, не исключено, тот же широко известный в узких доверенных кругах Юрий Нестеренко.

В детской музыкальной школе сбились со счета, сколько уже раз выдвигалась на номинацию «Лучший работник культур и искусства» заведующая струнным отделением, руководитель признанного за рубежом ансамбля скрипачей Нина Батищева, воспитавшая множество отличных и талантливых исполнителей. Однако ее откровенно обходят награждением. Всякий раз находятся те, кто ни по уровню профессионализма, ни по качеству педагогического труда, ни по достигнутым результатам воспитанников ей в подметки не годится, зато обладает иными качествами, что ценятся в Керчи гораздо выше истинных достоинств. Но с этим еще можно было бы смириться, потому что профессионалам уровня той же Нины Батищевой, которую прекрасно знает культурное сообщество Крыма, никому и ничего уже не надо доказывать: они на своем месте и его занять может только равный им. Однако с каждым годом становится все яснее и яснее, что «Золотой грифон» Керчи превращается в подачку власти тем, кто верно, как пес, ей служит. И это непомерно развращает молодежь, которая раз за разом убеждается, что не надо обладать профессиональными талантами, принципиальностью, порядочностью. Чтобы подняться в этом городе, надо делиться с властью, смотреть ей в рот, не иметь своего мнения, придерживаться верной линии, тогда со временем позволят не только лизать, но и понемногу откусывать.

В Керчи, как и всюду, много людей, которые известны и уважаемые без назначениями лучшими по профессиям. Они десятилетиями тянут как рабочие лошадки, их имена знают не потому, что мэр вручил им статуэтку, а потому что они лучше лечат, качественнее учат, результативнее руководят, инициативнее в делах, креативнее в начинаниях, изобретательнее в повседневной работе. Они в своих профессиях продвинулись настолько, что им нет смысла высовываться, заносить хвосты, доказывать свое превосходство или сравниваться с кем-то успешностью. Они привыкли честно работать в тишине и покое и единственное, чего хотят от жизни, чтобы им не мешали. «Вывеска» вроде победителя в рейтинге им ни к чему: они уже давно всем и прежде всего самим себе доказали свою профессиональную и человеческую состоятельность.

Иной раз думается, а хорошо бы одновременно с утвержденным местной властью рейтингом проводить параллельный конкурс, как это делается на кинофестивалях, где решение о вручении призов принимает профессиональное жюри, а лучших называют зрители. Вот тогда бы в Керчи точно знали, кто в городе чего стоит по-настоящему, а не потому, что одним доводится вкушать с мэром за одним столом, а другие видят его только на телеэкране. Прежде всего, это касается и самого градоначальника, у которого статуэток «Золотого грифона» нет разве что в номинациях «Лучший работник культуры и искусства», «Лучший работник здравоохранения» и «Лучший работник образования и науки», хотя последнего исключать нельзя, потому что вдруг доктору социологии Олегу Осадчему придет в голову мысль начать педагогическую деятельность. Одно можно утверждать точно: за все годы существования «Золотого грифона» в Керчи есть только одна бесспорная кандидатура — это врач-хирург Леонид Куценко.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Мэр Керчи завладел миром

Крым. 15 октября

.

Боевой поход и Орден Почёта