Крымское Эхо
Архив

Помочь изучить себя

Помочь изучить себя

Профессия учителя уникальна еще и тем, что отношение к нему учеников, сложившееся о нем и передаваемое из уст в уста от выпускников к новичкам мнение перевешивают оценки коллег и руководства. Конечно, в идеале хороший учитель хорош всем, но так, к сожалению, бывает далеко не всегда, потому что высокопрофессиональный педагог обычно ломает рутинную систему стройной отчетности школы, выбивается своими новаторскими идеями, что далеко не всегда поощряется начальством. А в оценке учеников нет заангажированности, личной зависти к чужой успешности, мелочных склок и предвзятости. Искреннее отношение ребенка к учителю не купишь ни самым высоким баллом, ни низкопоклонничеством перед его состоятельными родителями.

Инесса Махотина с учениками

Помочь изучить себя
Скажите, кто мог, кроме самого учителя, к которому обращены эти строки, вдохновить на них ученика?!

«И всякий, кто правду от лжи отличит,
Кто в жизни пульсирует веной,
Кто умный, упрямый и дерзкий на вид,
Пред вами преклонит колено.
Вам гимны гремящие будут звучать
Из труб мелодично и смело.
Я долго вас буду в стихах воспевать
И ваше великое дело!
Вы многих тащили из кратера масс
В сосуды кипящего вибра.
Вы лиру вложили во многих из нас,
За всё вам — большое спасибо».

Не многим, как ставшему литератором Антону Шведову, удается выразить свою благодарность в стихотворных строках, но и ученическая проза бывает не хуже.

[li] «Поверьте, сердца наши всегда будут с Вами. Ведь Вы и ваша душа — то лучшее, что мы впитали в себя в лицее, это Божий подарок, который мы приняли от неба и пронесём его через всю жизнь. Мы не говорили это Вам, потому что Вы были, есть и будете для нас идеалом во всём, а идеал укрепляется в сердце, которое поёт ему хвалу».

[li] «Как это замечательно находить в своём учителе что-то родственное, что-то близкое для себя. А больше всего я в Вас ценила и ценю то, что Вы давали каждому из нас быть самими собой. Вы не навязывали нам никаких догм, не ограничивали наши мысли, а направляли в нужное русло ласковым словом, добрым взглядом».

[li] «Вы удивлены, что я не забыла о Вас. Но в моей жизни есть немного людей, которые не остаются не стоящим внимания воспоминанием, а занимают постоянное место в душе, остаются нравственными и духовными ориентирами».

[li] «Кроме традиционных пожеланий счастья, здоровья, успехов хочу пожелать Вам понимания со стороны Ваших коллег, потому что я считаю, такие Учителя, как Вы, Учителя с большой буквы, встречаются крайне редко, и подрастающие поколения лицеистов многое потеряют, если лишатся ваших уроков».

[li] «Мы смотрели запись нашего выпускного вечера, я слушал, как вы говорили на торжественной части, и чуть-чуть не заплакал. Я вспомнил тот замечательный день и минуты…Я не знаю, как выразить моё восхищение Вами…»

У преподавателя русского языка и литературы Инессы Васильевны Махотиной таких писем огромный кулек. Нельзя сказать, что она их часто перечитывает, но хранит бережно: для нее слова бывших учеников не пустой звук, они ей служат поддержкой и дают уверенность в том, что годы работы в лицее искусств, создававшемся как новаторское учебное заведение, были прожиты ею в полную силу души, ума и сердца. Этот год для Инессы Васильевны вдвойне юбилейный. Не скрывая своего возраста, она говорит о грядущем пятидесятилетии, но гораздо важнее для нее другая дата – двадцать лет работы в лицее.

— При двойном юбилее время подведения итогов, на мой взгляд, еще не настало, хотя двадцать лет педагогической деятельности в таком необычном учебном заведении, как лицей, где на первые позиции выдвигались предметы музыкально-гуманитарного цикла, для учителя словесности особые. Ведь словесник – это стиль жизни, постоянное сотворчество с детьми, создающими себя под руководством опытного наставника.

— Действительно, я не перестаю учиться у детей, наши отношения проходят под знаком равенства. Все мы объединены в своей продуктивной деятельности, нуждаемся друг в друге и всей душой стремимся преодолевать разобщённость, чтобы пришло осознание того, что «мы — одно». По моему глубокому убеждению, сейчас пришло время не знаний (их накопилось в мире колоссальное количество), а осознаний. И если школа не поможет ученику осознать самого себя, своё место и предназначение в едином организме Мироздания, если не познакомит с закономерностями бытия и не предупредит о грозящих опасностях, а будет заниматься только предметным натаскиванием, то её функция сведется к массовому низведению человеческих душ на самый низкий уровень.

— Из двадцати лет работы в лицее вы десять лет были администратором высшего звена. Эти ваши учительские мысли и идеи находили отражение и воплощение в административной деятельности?

— Бесспорно, как же иначе. Были разработаны базовые ценности школы, ориентированные на единство обучения и воспитания, природного и человеческого развития. В основе философии и миссии нашего учебного заведения лежала идея о необходимости формирования в учениках целостного мировоззрения как залога гармонизации человека с людьми, обществом, природой, культурой, самим собой, Богом. Методическая цель виделась в построении проектно-созидательной модели обучения, в которой знание не самоцель, а руководство к действию и средство формирования личности.

В основе стратегии лежал принцип гуманитарности, предполагавший трансформацию от знания к сознанию как результата смены подходов к содержанию учебных курсов. Теоретический анализ и творческую практику лицея объединяла работа в рамках педсоветов, научно-методических семинаров, научно-практических конференций, мастер-классов, общелицейских проектов, методических выставок, проектов предметных недель. В то время и я сама старалась регулярно выступать на страницах педагогической прессы, на конференциях и семинарах разного уровня, чтобы раскрыть коллегам потенциал подобных нашему учебных заведений — всё это виделось как способ передачи накопленного педагогического опыта. Основной показатель эффективности административно-методической работы — семь лицейских педагогов, получивших звание «учитель-методист».

Я всегда старалась использовать обновляющий импульс как точку роста и развития. Ведь не секрет, что в коллективе всегда найдутся коллеги, не принимающие носителя новых идей в силу ограниченности и чувства социального самосохранения. И это была принципиальная позиция. В случае беспринципной позиции руководителя происходит неизбежная деморализация коллектива: кто-то будет защищать правое дело, не принимая консерватизм коллектива и руководителя, ещё кто-то, быть может, поддержит, но большинство, как правило, промолчат, а может, и воспользуются случаем выразить полную солидарность с вышестоящим, отказавшись от права на творчество и собственную позицию, спасая рабочее место или из-за глубоко гнездящейся склонности угождать и не перечить; а ещё кто-то не простит новатору его независимости, которая служит укором бытующей косности и соглашательству.

— Пик славы лицея пришелся на непростое время, стык общественных формаций, когда процесс духовного раскрепощения пошел в глубину, затронул, а где-то и сломал казавшиеся неизменными представления об историческом и литературном прошлом…

— Да, шла большая и беспощадная переоценка авторов, текстов, авторитетов, постулатов, суждений. Возвращённая литература расширяла наше сознание, учила в каждый момент жить в таких поступках, в которые бы вкладывалось всё наше существо целиком — бодрствующая совесть, душа и дух, все силы познающего ума и художественного вкуса. Мы уже тогда на собственном опыте ощутили, что, как писал Михаил Булгаков в «Мастере и Маргарите», «говорить правду легко и приятно».

— Что служило основой эффективной работы словесника?

— Достаточное количество часов на изучение предметных курсов, сильные внешние мотивационные ориентации, прежде всего — выпускной устный и письменный экзамен, сочинение при поступлении вузы. В конце девяностых эта практика стала сходить на нет, часы стремительно сокращаться.

— Это повлекло за собой практические изменения?

— В моей работе – нет. Я никогда не отказывалась от письменной отчётности о прочитанном: тетрадь «Эврика», в которую попадали лучшие работы, крепла год от года.

— Полагаю, предложение президента России возвратить сочинение как выпускного экзамена в школе согласились бы применить в своей работе все учителя словесности и на Украине.

— Несомненно, потому что авторский текст как отчёт о прочитанном представляет собой уникальный механизм «взращивания», становления и развития субъектности ученика, выявляет запас знаний личности, её установки, ценностные координаты, мотивы. Литературой нельзя овладеть, её можно только присвоить. Создание авторских текстов по результатам прочитанного и есть присвоение, то есть осмысление и переживание «литературной темы» в языке.

— Вы делитесь своим опытом с коллегами?

— Безусловно. Мастер-класс для учителей-словесников «Текстоориентированное обучение на уроках литературы; метод творческих мини-проектов» как раз и предполагает демонстрацию технологии организации интерпретационной деятельности. Большой успех в лицее имел мастер-класс «Диалог с художественным текстом», организованный совместно с учителем украинской словесности Верой Павловной Палёхой и посвящённый демонстрации методов дешифровки информации, закреплённой в языковой ткани произведения и определяющей его смыслы. Мастер-класс «Играем, фантазируем, учимся!» в помощь родителям шестиклассников, контролирующим внеклассное чтение во время каникул, также помог детям в сложном процессе становления настоящего Читателя.

Я готова поделиться и с результатами работы в рамках метода концептуального анализа, рада сотрудничать со всеми, кто интересуется современными технологиями обучения. Для широкой аудитории предлагаю просмотр двух очень серьёзных внеаудиторных мероприятий. «Разве навеки ненависть в людях?» (мировая поэзия о войне и мире) — это определение формулы патриотизма, главной составляющей которой является чувство родины — уважение к истории своего отечества, осознание себя частью этой истории. Это воспитание общечеловеческих ценностей — милосердия, сострадания, родственного внимания и милости к каждому отдельному и достойному жить существу.

И второе — «Мир дому твоему» (православные мотивы в русской литературе) к 1025-летию Крещения Руси – напоминание о тех непреходящих ценностях, определённых Христом, подхваченных пророками и закреплённых ими в русской литературе, в языке русском. Я хочу видеть в своих учениках человека культуры, отличающегося диалогическим сознанием, которому не свойственны отклонения от толерантных норм — экстремизм, ксенофобия, расизм, шовинизм, составляющих основу антагонизированного сознания. Как написал мне в письме один из моих выпускников, вспомнивший слова Сократа «Роль учителя подобна роли повивальной бабки». И я согласна с этим: учитель должен открыть в ученике его потенциал.

[color=red]См. также:[/color]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=11394] По литературному сценарию [/url]
[url=http://direct.old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2449] Учить – нельзя забыть [/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Россия без пяти минут в ВТО

Алексей НЕЖИВОЙ

Сюрпризы кислого свойства

Запад: У Украины есть выбор, но он только один

Алексей НЕЖИВОЙ