Крымское Эхо
Главное Мир

Получилось ли у Китая «похитить Европу»*?

Получилось ли у Китая «похитить Европу»*?

О ЧЕМ ГОВОРЯТ РЕЗУЛЬТАТЫ ВИЗИТА СИ ЦЗИНЬПИНА В ЕВРОПЕЙСКИЕ СТРАНЫ
В КОНТЕКСТЕ НАЧАВШИХСЯ ПЕРЕГОВОРОВ С ПРЕЗИДЕНТОМ РОССИИ

На прошлой неделе внимание мира, помимо празднования Дня Победы и формирования правительства в России, было приковано к визиту Си Цзиньпина в Европу. Но после этого визита особой информации об его итогах и аналитики по этому поводу нет.

Почему?

Сначала о перипетиях самого визита. Он проходил 5-10 мая и охватывал три страны: две Евросоюза (Франция и Венгрия) и Сербию. К последней было приковано особое внимание, поскольку дата визита была приурочена к 25-й годовщине ракетной атаки США на диппредставительство КНР в Белграде.

От посещения Си места разрушенного посольства ожидали громких заявлений, но ничего подобного не произошло. Визит в целом был посвящён экономическим вопросам.

Выбор стран для визита вполне закономерен. Венгрия играет в ЕС роль диссидента в отношении включения Евросоюза в американский проект сохранения гегемонии и борьбы с вызовами со стороны России и Китая. У Сербии страны Евросоюза являются главными экономическими партнёрами. Франция, единственная из крупных стран Европы, претендует, по крайней мере на словах, на некую «стратегическую автономию» от США.

Наиболее привлёкшими внимание СМИ были переговоры с Макроном. О чём договорились, а о чём нет – так и осталось непонятным. Нельзя же считать итогом переговоров соглашение о том, что музей мавзолея императора Цинь Шихуанди окажет содействие Франции в реставрации собора Парижской Богоматери! А французская сторона поможет Китаю в работах по сохранению так называемой Терракотовой армии – более восьми тысяч статуй воинов, выполненных в полный рост и захороненных у мавзолея Цинь Шихуанди.

Да и то, что Си пообещал инвестиции в строительство метро, а также не вводить ограничения на импорт французского коньяка существенными результатами не назовёшь.

Более серьёзные проблемы: строительство Китаем в Венгрии завода по производству электроавтомобилей, которые потеснят на европейском рынке в том числе и французских производителей – решить не удалось.

Испытал Китай и политическое давление. На переговоры с Макроном припёрлась Урсула фон дер Ляйен, которая непрестанно требует от Китая отказаться от сотрудничества с Россией, осудить СВО на Украине и не поставлять в Россию товары двойного предназначения, которые, помимо гражданского применения, могут использоваться в военном производстве. То, что из китайских комплектующих на Украине собирают беспилотники, Урсулу естественно не волнует.

Первые переговоры с Макроном прошли в присутствии строгой мамы-председательницы Еврокомиссии. Пришлось французскому президенту менять программу визита и увозить китайского лидера подальше в горы – во французские Пиренеи, где они уже могли поговорить тет-а-тет.

Сама же Урсула заявила, что, поскольку электромобили и сталь из Китая наводнили рынок ЕС, то Брюссель ждет от Китая добровольного сокращения экспорта — или будет принимать жесткие экономические меры.

Такое заявление – лучший способ показать, что белый господин с Азией договариваться в принципе не умеет. Он способен только приказывать, вне зависимости от того как к его приказам будут относиться.

Но есть серьёзный вопрос: о чём стратегически можно договориться с Макроном? Конечно, у него выборы ещё не скоро, в отличие от многих других. Но это «не скоро» – 2027 год, а электоральные проблемы у него уже сейчас появились. Кто станет президентом Франции через три года, какая партия будет формировать правительство – этого не может предсказать ни один, даже самый искушённый, политолог.

Демократическая сменяемость власти – слабое место западных государств в эпоху перемен, когда нужно создавать стратегические союзы надолго. Новоизбранные лидеры и политически силы могут легко похерить всё, о чём договорились предыдущие.

И как выстраивать отношения с ними странам, где в политике главное – стратегия, а не сиюминутные коалиции и реагирование на быстроменяющуюся злобу дня?

Итак, никаких серьёзных результатов по итогам переговоров Си и Макрона пока не видно. Скорее всего, президент Франции не смог подтвердить на деле свои заявления о «стратегической автономии Европы». Си же мог убедиться в том, кто реально рулит Евросоюзом и насколько лидеры его «суверенных держав» способны проводить независимую от США политику.

Не зря уже во время визита последовал демарш МИДа КНР. Его официальный представитель Линь Цзянь выдал весьма жёсткое заявление:

«США чрезмерно распространяют концепцию национальной безопасности на экономику и торговлю и нарушают нормальную международную торговлю, занимаясь размыканием и разрывом цепочек поставок и строя «маленькие дворы с высокими заборами». Разве эти шаги, способствующие деглобализации, исключающие конкуренцию и нарушающие законы рыночной экономики, не направлены на поиск «нечестных преимуществ»?
Помимо обвинений в адрес Китая, США сами говорят одно, а делают другое. Это типичные двойные стандарты и издевательства.
Китай просит США уважать законы рыночной экономики, соблюдать правила международной торговли, прекратить безответственную клевету и очернительство, перестать чрезмерно раздувать концепцию национальной безопасности и исправить свою нерыночную политику и практику»
.

Визиты Си Цзиньпина в Венгрию и Сербию прошли более результативно. Стратегическое сотрудничество Китая с этими странами идёт уже давно, китайские инвестиции в промышленность и транспортную инфраструктуру этих стран весьма значительны. Венгрия как член ЕС для Китая – это вход на рынок Евросоюза.

Но и здесь есть вопросы. Как в будущем будет сочетаться стремление Сербии стать членом ЕС и её сотрудничество с Китаем? Ведь приобретение этого членства зависит в первую очередь от брюссельских евробюрократов, которые в обозримой перспективе будут действовать в фарватере США.

В отношении Венгрии другие вопросы. Конечно, политика Орбана весьма последовательна и суверенна. Но как долго он будет возглавлять правительство этой страны? В 2026 году там очередные выборы, и вся евробюрократия и глобалистские силы будут работать на его поражение. Вновь его партия победить, конечно, может.

Но, как показало вчерашнее покушение на премьера Словакии Роберта Фицо, есть и другие способы коррекции воли избирателей.

Есть и другая проблема для Китая. Орбан позиционирует себя как союзник Трампа, а в случае его прихода к власти в США политика экономического давления на Китай, закрытия для него западных рынков только усилится. Евробюрократов у Орбана получается игнорировать, а сможет ли он это сделать в отношении своего политического союзника во главе США?

Поэтому в целом ни о каких существенных результатах визита китайского лидера в Европу сейчас говорить не приходится. Но это не значит, что их нет совсем. Могли быть достигнуты предварительные договорённости, которые будут воплощены в жизнь в результате «низовой» работы правительств и соответствующих министерств.

Европейский рынок крайне важен для Китая. Идея разделения труда между Евросоюзом и Китаем витает ещё с конца 1990-х. Тогда Китай уже предлагал ведущим европейским странам отказаться от многих производств внутри себя, переведя их в Китай.

Схема примерно такая: вы будете зарабатывать на всём мире, продавая высокомаржинальные премиальные товары и услуги, а мы обеспечим вас всеми остальными товарами.

Такова стратегия Китая в борьбе за европейское наследство.

Только вот никак «похитить Европу» у Китая не получается. Огромной китайской экономике нужны такие же рынки сбыта, от этого никуда не денешься. И это слабое место Китая, которое сейчас вовсю используют США. Евросоюз же в этом выступает единым фронтом с Америкой.

Китай находится сейчас в непростом положении. Когда-то применимо к неравенству стран в экономическом отношении использовали термин «сырьевой придаток», подразумевая под ним неразвитость экономики и подчинённое положение на мировом рынке.

В конце ХХ века правомерно стало использовать термин «производственный придаток», говоря о странах с низкой стоимостью рабочей силы, в которые выводилось промышленное производство. Но почему-то такой термин не закрепился. Наверное, потому, что «сырьевой» звучит уничижительно, а к термину «производственный» до сих пор уважительное отношение.

А ведь ещё неизвестно, роль какого «придатка» сейчас более выгодна. Во-первых, современная добыча сырья нередко весьма высокотехнологична — та же буровая в нефтедобыче сейчас напичкана сложной электроникой с соответствующим программным обеспечением.

Во-вторых, производство товаров заточено под конкретные рынки, и покупатель может выставлять свои условия продавцу. Результатами добычи природных ресурсов гораздо легче оперировать на рынке. Поэтому-то США, покупая у Китая товары, не стесняется развивать добычу сланцевой нефти и газа. Продать нужное количество товаров Китай может только в США, а вот последние могут поставлять свои нефть и газ куда угодно. Не стесняются роли «сырьевого придатка» ни Канада с Австралией, ни Норвегия.

Эта же закономерность проявилась и в условиях санкционного давления на Россию. Наш сырьевой экспорт практически не снизился. Да, нередко приходится продавать со скидкой, но это гораздо меньшие потери, чем, например, от завышенных таможенных тарифов на китайские товары.

Поэтому-то Китаю приходится «не переходить красные линии», которые ему выставил Запад, требуя не поставлять оружие и боеприпасы в Россию. Слишком сильны рычаги воздействия покупателей на продавца.

И здесь уместно вспомнить слова Си Цзиньпина, сказанные им в ходе визита в Москву в марте прошлого года. Тогда, прощаясь с президентом России после многочасовых переговоров 21 марта, китайский лидер сказал:

«Сейчас идут перемены, которых не было в течение ста лет. Когда мы вместе, то мы двигаем эти перемены».

Двигать такие перемены – нелёгкое дело, без потерь и издержек на этом пути не обойтись. Китай пока пытается максимально их снизить, и доволен тем, что главные проблемы взяла на себя Россия.

Поэтому результаты визита президента России в Китай лучше оценивать по тому, насколько нам удастся «поделиться» проблемами, выстроить более справедливое распределение издержек. Это вряд ли можно будет прямо увидеть в презентуемых публично результатах визита. Но последующие события и принятые решения в обеих странах скажут, получилось ли это.

Фото из открытых источников

* «Похищение Европы» — сюжет из древнегреческой мифологии о том, как Зевс, обратившись в белого быка, похитил дочь финикийского царя Европу. Сюжет обыгран в большом числе живописных картин от Тициана до Валентина Серова.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.7 / 5. Людей оценило: 14

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

И Запад колется, как тот орех

Польский разбой

А в космосе дружить придется

Сергей КЛЁНОВ

Оставить комментарий