Крымское Эхо
Архив

Полтавская битва,

Полтавская битва,

или С РОССИЕЙ В ВОЙНУ ЛУЧШЕ НЕ ВВЯЗЫВАТЬСЯ

Полтавская битва стоит в одном ряду с Куликовым полем, стоянием на Угре, Бородино, Сталинградом. Она резко изменила жизнь народа и страны, дала шанс на выживание русскому и другим народам.

Полтава началась не в 1709 году. Еще в 1617 году король Густав-Адольф, прадед Карла XII, заявил в риксдаге: «Россия лишена выхода к морю, и, благодаря Богу, отныне ей трудно преодолеть это препятствие». За год до этого он написал: «Кексгольм, Нотебург, Ям, Копорье, Ивангород составляют ключи Финляндии и Лифляндии и заграждают Балтийское море от России».

Заметьте, разговор идет об исконных русских землях, где жили, плавали и древние словене и варяги, где вершилась история основания самой Руси вообще. После Смутного времени эти земли были силой отторгнуты от русского государства с единственной целью изолировать от выхода к морю, к рынкам сбыта в Европе. Иностранцы отмечали дешевизну в России, где хлеб и другие продукты стоили на порядок дешевле, чем в Западной Европе. Представляете, как наживались на русских товарах жители прибалтийских портов от нынешнего Гданьска до Таллина и Риги! Происходило это так же, как сейчас народы Прибалтики зарабатывают на транзите российской нефти, руды, продукции. Смотрите, как переживает Эстония по поводу газопровода по дну Балтийского моря, как возмущается Юля, возмущаясь постройкой любого нефтепровода, газопровода, который может миновать Украину. Паразиты, присосавшиеся к великой стране, очень не желают отрываться от ее могучего тела. Клещей надо заставлять отваливаться только горячей спичкой или же не давая им дышать. Россия в 18 веке поступила первым способом.

Панорама Полтавской битвы
[img=left alt=title]uploads/news/1206091447-news-N76E.jpg[/img]
Вся Северная война, которая длилась 21 год, — это война за право великому народу жить как он хочет, а не как ему диктуют соседи.

Петр начал с формирования кадровой регулярной армии. Еще его дед, отец сформировали полки «нового строя», но все равно это были полумеры, так как эти части несли службу только в походе. В мирное время они снова становились земледельцами на своих землях.

Рядовым солдатом новой армии определили годовое жалование – 10 руб. 32коп., в кавалерии – 12 руб., такое же жалование было в гвардейских частях. Однако старослужащие солдаты гвардии получали двойное содержание, а их женам отпускалось месячное довольствие – хлеб и мука. Жалование офицера было солидным: поручику платили 80 руб. в год, майору – 140 руб., полковнику — 300 руб., а полному генералу – 3600. Характерно, что за время петровского царствования жалование офицерам повышалось пять раз. Петр I ввел порядок производства в офицеры за доблесть и мужество в бою. С 1721 года любой военнослужащий, достигший первого обер-офицерского чина — прапорщика, обретал права потомственного дворянства. С 1714 года дворянам с офицерским званием царь приказал называться не шляхтичами, а офицерами, однозначно поставив принцип выслуги выше принципа благородства по рождению, а офицерское звание — выше аристократического титула.

Помимо оружия и обмундирования, в армии было и весьма неплохое, даже по нынешнем понятиям, довольствие. Суточная норма солдатского порциона состояла из двух фунтов (820 г) хлеба, фунта (410 г) мяса, двух чарок (0,24 л) вина, гарнца (3,3 л) пива. Кроме того, ежемесячно выдавалось по 1,5 гарнца крупы и два фунта соли. Прапорщику на день полагалось 5 таких пайков, капитану — 15, полковнику — 50, для генерал-фельдмаршала — 200. В кавалерии к порциону добавлялся рацион — годовая норма фуражного довольствия для лошади. (Для капитана полагалась выдача от 5 до 20 рационов, для полковника от 17 до 55, для генерал-фельдмаршала — 200).

А.А. Вейде в 1697 году по заданию Петра был создан «Воинский устав» в котором были определены военные должности, даны правила строевой подготовки солдат. В 1699 году он же представил «Воинский наказ», «Артикул, кому какое наказание за вины».

Схема Полтавской битвы


[img=right alt=title]uploads/news/1206091465-news-eFeD.jpg[/img]
Оружие, которое начали получать солдаты, соответствовало эпохе. Русский солдат имел фузею, аналогичную тому оружию, которое состояло на вооружении самой боеспособной армии тогдашней Европы — шведской. Фузея (от франц. Fusil – ружье, огниво), гладкоствольное дульно-зарядное кремневое ружье. В русской армии заменила мушкеты. Мушкет был обычно с тлеющим фитильным замком, весом 7-12 кг, стрелять из которого приходилось с упора. Густав-Адольф добился облегчения этого оружия до 5 кг, ввел кремневый замок, принял на вооружение бумажный патрон с фиксированным, строго отмеренным пороховым зарядом и присоединенной к нему шаровой пулей.

Оружие стало удобнее, упростился процесс заряжания, а темп стрельбы увеличился вдвое, достигнув одного выстрела в минуту. По сравнению с мушкетом фузея имела большую скорострельность и меньшие калибр, длину, массу и отдачу при выстреле. Основные образцы Ф.: солдатская (калибр 19,8 мм, масса со штыком 5,69 кг, дл. 1560 мм, масса пули 32,1 г) и драгунское (калибр 17,3 мм, масса со штыком 4,6 кг, дл. 1210 мм, масса пули 21,3 г) состоявшие на вооружение соответственно пехоты и конницы.

Русское ружье называлось «гартмановским» — по имени купца, вывезшего его из Швеции, с примыкаемым к нему багинетом (багинет — нож, вставляемый рукояткой в ствол ружья после выстрела), что сразу сняло необходимость иметь пикинеров для защиты от противника стрелков из огнестрельного оружия. Багинет, впервые введенный в нидерландской пехоте в 1647 году, давал возможность каждому воину самостоятельно отбиваться от противника после выстрела из ружья. Багинет в русской армии к 1710 году был заменен штыком с трубкой, надвигаемой на ствол (изобретен во Франции в 1676 году). Трехгранный клинок штыка появился в 1681 году. Трубка усовершенствована в 1689 году. В 1691 году английский полк, встречавший атаку французов, был разбит благодаря тому, что французский полк, шедший в атаку, внезапно остановился, дал залп и неожиданно штыковой атакой привел англичан в расстройство. Это можно было сделать лишь при новом штыке с коленчатой шейкой … полководец Вобан (при Людовике XIV) вооружил всю французскую пехоту подобными трубчатыми штыками. Впоследствии Вобану приписали изобретение штыка.

Вскоре после начала Северной войны русская артиллерия изменилась в лучшую сторону, были прекращены отливки орудий по образцам XVII века (пищали, тюфяки, волконейки и т.п.), а по новым, более современным, облегченным по весу. Артиллерия начала действовать в конном строю. В русскую артиллерийскую технику ввели новое измерение – место аршинов и вершков заняли английские фунты и дюймы. Основанием для деления пушечных ядер отныне (и до середины XIX века) стала шкала Г. Гартмана (нюрнбергского мастера, 1540 г.) — чугунное ядро в два дюйма диаметром и один нюрнбергский фунт весом. От этих фунтового ядра и артиллерийского веса исчислялись и другие ядра.

Ярким примером возросшей мощи артиллерии служит неудачный для русской армии Прутский поход (1711г.). Армия Петра I численностью 38 тыс. человек оказалась окруженной 135 тыс. турецкой армией (а вместе с крымскими татарами 185тыс.). Вечер и ночь с 9 на 10 июля русские отражали атаки противника. Орудия стреляли двойными зарядами — ядром и картечью. Турки, наступавшие густыми толпами, несли чудовищные потери. Эти атаки так ошеломили их, что, по словам Понятовского (военного советника турецкого визиря), «принудили к поспешному отступлению… наиболее храбрые возобновили свои крики и атаковали во второй раз. Вторая атака была не такой сильной, как первая, и турки снова были вынуждены отступить». Потеряв семь тысяч только убитыми (считается, что во время боя на одного убитого бывает три тяжелораненых, а на одного тяжелораненого приходится три легкораненых), даже янычары отказались идти в бой. Вскоре начавшиеся переговоры закончились заключением мира. Русская армия вышла из окружения, избежав, казалось бы, неминуемой катастрофы.

Храм в память павших
напротив музея Полтавской битвы

[img=left alt=title]uploads/news/1206091310-news-3Hl7.jpg[/img]
Дворянская конница была заменена на новую регулярную кавалерию, обученною идти в атаку плотным строем колено к колену.

Цели войны были совершенно противоположны. Для России это была война за существование, для Швеции – агрессивная. Карл XII не скрывал замыслов от своего окружения: во-первых, свержение Петра I, затем расчленение России. Север и Северо-Запад, в том числе Новгород и Псков, отойдут к Швеции. Украина и Смоленщина – Лещинскому, причем в Киеве будет сидеть вассал последнего, «великий князь» Мазепа (то есть ни о каком самостоятельном украинском государстве и речи не было). Южные русские земли предназначались туркам и их вассалам-крымским татарам. Правда, гетман, предатель от натуры, тут же обратился за спиной своего союзника Карла XII к крымскому хану с предложением вступить ордой «в казацкую землю», пообещав вносить дань, которую раньше получали от Русского государства. Мазепа, правда, считал, что платить должны не только украинцы, но и поляки: он изъявил готовность убедить Лещинского вносить дань татарам и от «королевства Польского».

Широкая натура национального героя! Какая забота о родине! Правда, турецкий султан категорически запретил хану вступать в контакты с Мазепой и мазепинцами. Причина была проста: в Воронеже к весне 1709 года было построено 241 судно, в т.ч. 29 крупных военных кораблей, эти суда приплыли к Азову. Султан вскоре узнал об этом, и его намерения о войне с Россией растаяли как дым. Петр, обезопасив южные границы, все силы приложил к разгрому Карла XII.

Осенью 1 ноября 1708 года, как только Петр окончательно убедился в предательстве Мазепы, части Менщикова быстро атаковали ставку Мазепы – Батурин, где были заготовлены запасы для шведской армии, за два часа штурмом взяли город, уничтожили сопротивляющихся, забрали все, что смогли увезти, остальное уничтожили, город разрушили и сожгли. Союзники шведов – запорожские казаки во главе с кошевым атаманом Гордиенко начали нападение на русские войска. Весной 1709 года войска Петра штурмовали и дотла разорили Запорожскую Сечь.

Незадолго до этого (28 сентября 1708 года) в битве под Лесной был разгромлен 16-тысячный отряд Левенгаупта с обозом. Шведы потеряли там 8 тысяч убитых, почти всю артиллерию и весь огромный обоз из 7 тысяч телег, наполненных провиантом, порохом и прочими припасами. 12 октября Карл увидел 7 тысяч голодных и оборванных солдат – всё, что осталось от 16-тысячного пополнения и запасов армии для продолжения боевых действий. Шведская армия оказалась отрезанной от тыловых баз снабжения, в стратегическом окружении, без продовольствия, фуража, боеприпасов для ведения боевых действий. Разгром шведов был только вопросом времени.

К Полтавской битве Петр готовился очень тщательно. Армия русских насчитывала около 42 тысячи человек, шведская — около 35 тысяч. (Казаков, воющих с той и с другой стороны, оба главнокомандующих: шведский и русский — не считали серьезной боевой силой и поэтому не учитывали. Петр, проводя разборы некоторых неудачных для русских боев отмечал, что войска вели бой «казацким, а не солдатским обычиям», за что наказывал командиров беспощадно.) Против 39 шведских орудий действовало 102 русских.

В центре русских позиций были построены редуты, занятые 2-мя батальонами пехоты. В третьем часу 27 июня, еще затемно, шведы пошли в атаку. Колонны пехоты Левенгаупта, подойдя к редутам, попали под огонь русских орудий с фронта и флангов. Часть шведов отступила в близлежащий лес. Но основные силы пехоты рвались вперед через редуты. Впереди нее вырвалась кавалерия через интервалы между пехотными колонами.

В бой вступила конница Менщикова – двадцать три полка и один эскадрон. Русская кавалерия несколько раз отбила атаки шведской и одновременно взяла в плен пехоту противника бежавшую в лес.

Бой у редутов носил ожесточеннейший характер. Король отвел свои полки назад и приказал обойти редуты с севера. Кавалерия Менщикова преградила им дорогу. В результате упорного боя шведам так и не удалось прорваться к главной позиции русских – их лагерю. Петр потребовал от своего начальника кавалерии отойти назад, но тот медлил, бесстрашно сражаясь, считая, что отступление русской кавалерии поднимет боевой дух у шведов; под ним убило двух лошадей.

В ходе боя шведская армия оказалась расчлененной на две части – полки во главе с Россом и Шлиппенбахом были отрезаны продольными редутами от остальных сил и отошли к югу, ближе к Полтаве.

Петр приказал Менщикову уничтожить эти части. Менщиков частью своей кавалерии, (оставив на Боура остальную на правом фланге, которая начала отход к основным силам русской армии), ушел с позиции севернее редутов на юг, где разгромил колону Шлиппенбаха, взяв его в плен. По пути разбил и почти полностью уничтожил четырехтысячный резервный отряд шведов. Остатки колонны под руководствам Росса, укрывшиеся в лесу, приказал добить Ренцелю. Сам же возвратился к главным силам. Ренцель настиг Росса у самой Полтавы, заставил шведского генерала со своим отрядом и всей артиллерией капитулировать.

Перегруппировку кавалерии Боура шведы приняли за отступление, и Карл приказал начать общее наступление на русскую армию. Шведы, несмотря на огромные потери, прорвались сквозь редуты, преследуя отходящую русскую кавалерию. Поднялась сильная пыль, которая вместе с дымом от выстрелов закрывала обзор. Не зная местности, не заметив близости главных укреплений русского лагеря, пехота Левенгаупта попала под уничтожающий огонь из пушек картечью. От орудий ее отделяла не более 60 метров. Шведы, понеся огромные потери, бросились спасаться к близлежащему Будищенскому лесу, где начали перегруппировку в логовине около него.

Русские полки на глазах у шведов начали выходить из лагеря и строиться в боевые порядки на глазах у шведов. Вся армия, состоящая из 42 батальонов пехоты под руководством Шереметева, ставшая в две линии, расположилась фронтом к Будищенскому лесу. В первой линии было десять тысяч человек, во второй – двадцать две. Батальоны одного полка первой и второй линии поддерживали друг друга. Впереди по всему фронту стояла артиллерия. Менщиков с шестью драгунскими полками встал на левом фланге позиции. Боур – с восемнадцатью драгунскими полками – на правом фланге. В лагере остался резерв полковника Гинтера – восемь батальонов пехоты, один батальон гренадер иеще несколько сотен человек из резерва девизий. Шесть драгунских полков Волконского ушли к лагерю Скоропадского, чтобы отрезать пути отступления шведам к Днепру или преследовать их, если им все же удастся прорваться на запад.

Карл построил пехоту в одну линию, конницу – в две линии на флангах. В 8 часов его армия начала атаку. Ей навстречу двинулась русская пехота. Подойдя на расстояние ружейного выстрела, остановилась. Первый залп по словам современника, “учинен от царского величества так сильно, что в неприятельском войске от падших тел на землю и ружья из рук убиенных громкий звук учинился, который внушал, якобы огромные здания рушились”.

Несмотря на это, шведы все-таки попытались наступать. После ружейной перестрелки началась рукопашная схватка. После того как русские отбили первый натиск неприятеля, они по сигналу перешли в общее наступление. Кавалерия тоже начала, как и пехотные полки, лихие атаки с флангов (в ходе второй фазы боя под Менщиковым пали три лошади), обошли их и те в панике побежали к Будищенскому лесу. Русская конница преследовала и уничтожала бегущего противника.

Два часа продолжался ожесточенный бой, «непобедимые господа шведы скоро хребет показали», как потом напишет Петр (он сам возглавил контратаку второго батальона Новгородского полка, когда батальон первой линии стал отступать, не выдержав мощного натиска шведов. Контратака была успешной, шведы были отброшены. В ходе боя одна пуля пробила ему шляпу, другая сплющилась при ударе о крест, висевший у него на груди, третья попала в седло).

Русские полки, причем по существу одной первой линии («а другая до бою не дошла») наголову разбили одну из лучших армий Европы.

В ходе Полтавской битвы шведы потеряли более 8 тысяч убитыми, 3 тысячи пленными, русские – 1345 убитыми, более трех тысяч ранеными. В руки победителей попали все обозы, много трофеев. Через три дня, брошенная Карлом армия (от неё осталось около 16 тысяч солдат, голодных и деморализованных) сдалась девятитысячному корпусу Менщикова. Победителям досталось все вооружение: артиллерия и ружья, снаряжение, более 400 тысяч рублей казны. Петр приказал ему: «Изволь прислать к нам, не мешкав, 500 лошадей с телегами, на которых довесть до обозу неприятельское ружьё и амуницию». Армия Карла XII перестала существовать. Мазепа с несколькими приспешниками, а потом Карл – с личной охраной, на нескольких лодках удрали за Днепр к туркам.

За победу под Полтавой все участники битвы были награждены медалями – серебряными (солдаты) и золотыми (офицеры). Всем солдатам выдали награду в размере месячного или полутрамесячного жалования. Обер-офицерам – трехмесячное жалование, штаб-офицерам было выдано полугодовое.

Первый парад побежденных войск в Москве был не в 1944 году, а гораздо раньше, в 1709. По её площадям и улицам прошли войска победителей, провели более 22 тысяч пленных шведов (взятых под Лесной и Полтавой). Правда, за пять лет до этого, 14 декабря 1704 года, пленные шведы после взятия русскими Нарвы во главе с комендантом крепости генералом Горном и другими офицерами, 80 пушками, захваченными у них, продефилировали по улицам столицы. Так что москвичам было уже не впервые наблюдать побежденных. Просто надо представить общее население тогдашней Москвы и количество пленных…

По словам Роберта Месси, американского историка, Полтава стала «грозным предупреждением» для всего мира, и «европейские политики… научились отныне тщательно учитывать русские интересы. Новый баланс сил, установленный тем утром пехотой Шереметева, конницей Менщикова и артиллерией Брюса, руководимых их двухметровым властелином, сохраниться и разовьется в XVIII, XIX и XX веках».

Несмотря на то, что Мазепа ранее посылал Петру своих друзей и сторонников – полковников Апостола и Галагана – с предложением выдать ему шведского короля, Петр хотел заключить с Карлом XII мир, брезгливо отказываясь иметь дело с предателем и проходимцем, который вскоре умер то ли своей смертью, то ли отравился. Шведский король мирные намерения отверг. Еще долго правитель, разоривший свою страну и погубивший армию, метался по Европе от Турции до Дании, везде лихорадочно стараясь выстоять против северного колосса и его союзников, пока не погиб от пули в бессмысленном бою.

Швеция стала первой в ряду великих для своего времени государств, вступивших в самоубийственную войну с Россией и ставших после этого второстепенными державами. Далее шли Речь Посполитая, Империя Наполеона, Оттоманская Порта, Кайзеровская Германия, Австро-Венгрия, III Рейх. История показала, что всякое государство, пытающееся разбить Россию, в конце концов оказывается если не на задворках истории, то по крайней мере на ее обочине…

Иллюстрации с сайтов bse.sci-lib.com и trassa.narod.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Российские корабли в Сирии? А почему бы и нет!

Сергей ГОРБАЧЕВ

Громада без мусора или мусорная громада?

Ольга ФОМИНА

Кому нужна прививочная революция?

.