Крымское Эхо
Общество

Поколение двух войн

Поколение двух войн

К 72-летию Великой Победы

Они родились в двадцатых годах двадцатого века. В стране продолжалась братоубийственная гражданская война. Что это такое, и какими могут быть ее последствия, мы полним из истории. А также видим сейчас. Многие из них погибли в сорок первом – сорок пятом, успев лишь окончить школу или институт. Поколение двух войн…

Говорят, англосаксы навязали немецкому народу чувство вины. За уничтожение народов, за холокост, за концентрационные лагеря. Но только нет у них чувства вины за уничтожение советского, российского народа, а ведь наших соотечественников погибло больше всего. Двадцать шесть миллионов людей, вдумайтесь в эти цифры! Население средней европейской страны!

А теперь оказывается, что только десятая часть современных европейцев знает правду о том, кто освободил мир от немецкого фашизма. Больше половины жителей Европы считают, что это сделали США. Так, постепенно, переформатируется общественное мнение всего континента. Но, люди должны знать правду…

Мы помним о них, наших отцах и дядях, дедах и прадедах, о наших матерях и бабушках. Вспоминаем их чаще всего в апреле-мае, в годовщину освобождения Крыма и праздника Великой Победы, когда по улицам городов и деревень строем идет Бессмертный полк с фотографиями этих героев и мучеников. И я вспоминаю своих отца и дядю, участников той страшной войны…

Славик помнил себя с трех-четырех лет. Тогда они жили с папой, мамой и маленьким братиком в подмосковной Немчиновке. Мама Анна Николаевна, Нюша, как называли ее родные, была занята младшим сыном Сережей. Отец Николай Васильевич, мастер-вышивальщик, работал дома, вышивал на большой машине красивые узоры на одежде, знаменах. Таких заказов в те далекие послереволюционные времена было много. А Славиком занимались его тетушки, младшие сестры мамы, и это доставляло молодым девушкам большое удовольствие, они развлекали ребенка, гуляли, играли с ним.

Жили в большом деревянном доме и родители мамы и ее сестер. Дедушка плохо видел, большую часть дня сидел на скамеечке возле дома, а бабушка вместе с дочерьми хлопотала по хозяйству, семья была большая. Всей семьей ходили на станцию, которая располагалась недалеко, смотрели на пробегающие мимо поезда. Или в большой Леманский лес, названный по имени бывшего помещика, когда-то жившего в этих местах. Высокие ели верхушками уходили в небо, грибов и ягод было изобилие.

В стране продолжалась гражданская война, жизнь ухудшалась. Стало меньше заказов. И глава семьи решил отправить жену и детей на свою родину, в деревню Карловку. Молодая жена не хотела расставаться с отчим домом, родными, но пришлось уехать на пару лет, пока не наладилась жизнь. Жили в небольшом доме, завели корову, выращивали овощи, собирали фрукты с деревьев, растущих в саду. Особенно сложно поначалу было справляться с коровой, своенравным животным. Помогла сестра мужа, живущая неподалеку со своей семьей. А через месяц Аннушка уже и сама научилась доить корову, выгонять ее в стадо, делать из молока творог и сметану. Так семье удалось пережить тяжелые голодные послевоенные годы.

А в конце двадцатых годов, когда жизнь в стране в основном наладилась, и все снова жили в Немчиновке, семье предложили отправиться жить в Крым. Пригласил родственник Нюши, который жил с семьей в Симферополе.

Там в Крыму они впервые увидели море. Оно лежало у их ног, огромное, ярко-синее, блестящее, оно дышало и веселилось, сердилось и бушевало. А временами оно становилось грозно серым и бросало на берег тяжелые волны с ароматными брызгами. Каждое лето семья снимала комнату в крестьянском доме в Николаевке, и подружилась с хозяевами. У Матвея Ивановича и Матрены Ивановны было большое хозяйство, дом, сад, огород. Вместе с хозяйским сыном Тимой мальчики кормили домашних животных и птиц, купались в море, ловили рыбку. Дружба продолжалась всю жизнь. Тимофей Матвеевич Кузьменко прошел всю войну, потом преподавал физику и математику в Кольчугинской школе, многие годы был директором этой школы. Был другом и соратником директора совхоза «Виноградный» Георгия Николаевича Авраамова.

Учились братья в средней школе № 11 имени Ивана Дмитриевича Папанина, сейчас это улица Ушинского. Вместе с учительницей и другими одноклассниками на бричке, запряженной школьным битюгом, ездили в самые отдаленные места полуострова. Позже, встав взрослее, школьники уже самостоятельно ездили на велосипедах по интересным местам Крыма. Слава учился играть на фортепиано, Сережа посещал художественная студию Самокиша, хорошо рисовал. Выдающийся мастер батальной исторической живописи Николай Семенович Самокиш любил и много рисовал лошадей, прививал эту любовь и своим ученикам, рисовал этих красивых животных и Сережа.

Со школьных лет братья дружили с Андреем Брунсом и его будущей женой Галиной. После войны Андрей стал инженером, Галя – врачом-рентгенологом, жили они в далеком Казахстане.

Виктор Нечаев работал в столичном министерстве.

Адольф Ротберг уехал на свою историческую родину в Эстонию, но часто приезжал с супругой и детьми в Крым.

Геннадий Богданов прошел всю войну, стал геологом, работал в Якутии, потом в Иране.

Яков Гуль, учившийся в одном классе с Сергеем, а после войны вместе с Вячеславом в юридическом институте, работал адвокатом в Севастополе.

Пару лет спустя после братьев одиннадцатую школу окончил и Георгий Авраамов. Когда началась война, в семнадцать лет, он добровольцем ушел на фронт. Участвовал в боях под Прохоровкой, в Сталинграде, был награжден многими боевыми орденами и медалями. Работал председателем колхоза в Генеральском, а потом в Соколином. Все колхозы, которыми он руководил, поднимались из отсталых до хозяйств-миллионеров. С нуля создал известный совхоз-завод «Виноградный», долгие годы был его директором. Георгий Николаевич всю жизнь поддерживал дружеские отношения с отцом, они вместе работали, вместе отдыхали. Дочери окончили медицинский институт.

Учился в этой школе и будущий профессор-хирург Николай Назаревский.

Многие ребята из этой симферопольской школы не вернулись с войны, так и остались молодыми.

Папа всегда с теплотой вспоминал своих учителей. Старенькую учительницу младших классов, знакомившую детей с красотами Крыма. Строгого директора школы, интересные уроки химии и физики.

После школы мой отец Вячеслав Каёткин поступил в сельскохозяйственный институт, но не окончил его, был призван в армию. Когда началась война, папа учился в Кировобадской авиашколе. Был комсоргом, а затем парторгом батальона. На фронте вступил в партию. В конце войны служил в Войске Польском. Войну окончил в Германии. Был награжден советскими и польскими орденами и медалями. Впереди ему предстояла долгая мирная достойная жизнь. Как и всем другим героям, кто выжил в этой страшной войне…

Дядя Сергей Каёткин служил в Белоруссии, был тяжело ранен в начале войны, пропал без вести. На многочисленных сайтах о без вести пропавших мы не смогли найти никаких данных о его судьбе…

Они родились в двадцатых годах двадцатого века. Многие из них погибли в сорок первом – сорок пятом. Поколение двух войн…

Ну, а немцы и прочие европейцы… Пусть им будет стыдно, и за прошлое, и за настоящее…

 

{gallery}1_2016/1_2017/2017_04/04_03/02{/gallery}

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Убрали генерала…

.

Ужас в Керчи не должен повториться

.

Как пересмотреть кадастровую стоимость земельного участка

.