Крымское Эхо
Архив

Поиграем в «ДОМИНО»

Поиграем в «ДОМИНО»

В рассказах Екатерины Гибовой <i>(на фото)</i> в первую очередь удивляет разнообразие не только тем, сюжетов, авторских мыслей, но и типажей главных и второстепенных героев. Все они — наши современники, но не обычные люди, а яркие, очень индивидуальные и непредсказуемые личности, так называемые белые вороны. Таким людям нелегко на свете — не все воспринимают их правильно и так, как они того заслуживают, — потому что у простого обывателя их поведение вызывает некоторую растерянность. Так и читателю очень интересно с такими героями, но и немного страшно: что еще выкинет «безумная Офелия» Вика или загадочный художник Кузнечик?..<br />
Все эти герои ищут себя — это основная тема прозы автора.

овсем юные и пожилые, мужчины и женщины — все они стремятся уйти от обыденности («…будто вся жизнь стала одной сплошной серой полосой под названием «потихоньку», и что бы ты еще ни делал, все будет «неплохо»…»), раскрасить свой мир, найти новые впечатления, понять, в чем предназначение человека вообще и их самих в частности, сделать что-то полезное для других, создать прекрасное творение, но так, чтобы при этом сохранить индивидуальность, не оказаться в сетях потребительских канонов и бытовых ценностей. Автор походит на своих героев — ее творчество выбивается из общих представлений о современной прозе, обходит ее законы и даже иногда рушит их.

 

Обложка книги

Поиграем в
Например, с помощью разнообразия стилей. Здесь можно увидеть и стилистику классической русской литературы (в частности, бунинскую — в ее форме написан рассказ «Жимолость»), и элемент игры (часто жестокой), присущий современной западной литературе, в частности Д. Фаулзу, особенно его роману «Волхв». Как и в этом бессмертном произведении, в рассказах Екатерины Гибовой «В поисках впечатления», «Играть и помнить» (даже название говорящее), «Жимолость» герои играют друг с другом — создают сложные и неоднозначные ситуации, часто на грани безумия — для того, чтобы понаблюдать за реакцией попавших в них, отследить их эмоции и затем использовать их в своем творчестве или просто потешить чужим страданием или растерянностью свою не совсем здоровую психику. Героиня рассказа «Жимолость», поиграв таким образом с влюбленным в нее юношей, из его реакции получила для себя первый урок в умении вызывать нужные эмоции окружающих на свою игру — и благодаря этому стала великой актрисой. Не могу сказать, оправданы ли такие поступки ради творчества — скорее всего, нет, — но именно такими героями населены рассказы писательницы, и именно они являются ее главной творческой «фишкой». Автор и сама — игрок (держись, читатель!) — об этом, в том числе, говорит и знаковое название ее книги — «ДОМИНО».

Элемент игры, мистичность, психологизм и поэтичность — определяющие черты творчества Екатерины Гибовой. Сны (в том числе «сон во сне»), странные видения, яркие воспоминания, превращающиеся в почти осязаемые призраки, приходящие к героям, рефлексия персонажей, которой недостаточно разговора их с самими собой, а потому он ведется с животными (например, с вороной, которая на самом деле белочка), растениями, предметами, странными фантастическими существами, являющимися герою (например, «химерой» с афиши), — этот мистический флер очень обогащает прозу автора, делает ее многоплановой.

Правда, нередко читателя ждет грубо материалистичный «облом»: герой видел свои волшебные цветные сны во время и посредством процедуры лечебного электросна, а с «химерой» беседовал в состоянии наркотического опьянения. В такие моменты авторская мысль пугает прямолинейностью, а ведь с такими вещами в художественном творчестве надо быть очень осторожным, потому что они могут натолкнуть читателя на мысль о том, что наркотики и прочие виды искусственного стимулирования расширяют сознание и делают мир ярче. Впрочем, герои рассказов не нуждаются в этом — их внутренний и окружающий мир настолько необычен, что можно только позавидовать.

Психологизм автора и даже некий своеобразный психо-философский подход проявляется в описании и детализировании, вплоть до мелочей, чувств и эмоций героев, неожиданных поворотов их мысли — и судьбы. И в этом тоже прослеживается полистилистика: от классического русского психологического романа (Достоевский) до экзистенциальной прозы ХХ века и современной (Пелевин). Авторской же неповторимости в этом молодая писательница пока еще только учится, но у нее это очень неплохо получается. А вот что действительно является ее индивидуальным, «фирменным» штрихом — так это необыкновенная поэтичность слова, острый — до «бескожия» — лиризм, как в описании пейзажей, так и в «патологоанатомическом» исследовании чувств и эмоций героев.

Этому у автора стоит поучиться. Философские же категории, которые пытается обыграть писательница, не новы — это «вечные вопросы» человеческого бытия: борьба между чувством и долгом, между «собственной песней» и тем, какие «песни» желает слышать от нас мир, за что он готов платить, а за что — подвергать остракизму, и др. Но решают эти вопросы ее герои очень своеобразно — так, что с одной стороны за ними хочется последовать и принять их выводы для себя, а с другой они вызывают легкую идиосинкразию.

И, тем не менее, — все это интересно, оригинально, эти рассказы хочется читать и перечитывать, а от автора в будущем ждешь чего-то такого — «эдакого», потенциал которого чувствуется уже сейчас. Не новый ли Пелевин в женском обличье ожидает крымскую литературу в недалеком будущем?

 

Марина МАТВЕЕВА,
член Национального Союза писателей Украины,
Конгресса литераторов Украины,
Союза писателей России

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

С праздником, журналисты!

Борис ВАСИЛЬЕВ

Штаб противодействия репрессиям власти сообщает:

.

Все программы приняты