Крымское Эхо
Архив

Похожие на свое время

«КРОХА-СЫН» ЗНАЕТ ВСЁ «ПРО ЭТО»

Молодая мама была на седьмом небе от счастья: не придется ей ломать голову над тем, как объяснить пятилетнему сыну его появление на свет. Она приобрела «Энциклопедию сексуальной жизни» для детей, где проблема изложена в форме, доступной даже крохам. Нынешнюю малышню на мякине не проведешь и за здорово живешь байками про то, что они по чистой случайности нашлись в капусте на шести родительских сотках, или аист прилетел «перекурить» на крышу той девятиэтажки, где живут мама с папой, не купишь. Самые маленькие, не комплексуя, извещают всех о своем рождении из маминого животика. Некоторые готовы сообщить и о предшествовавших их появлению на свет событиях, где «по делу» проходят уже двое фигурантов: мама и папа.

Кого-то из взрослых позабавит детская просвещенность и знание в их юном возрасте деталей и подробностей. Иные возмутятся: мы, мол, в такие годы и помыслить не могли об этом. Чему тут удивляться, что не могли? Мы с вами, уважаемые, росли в другие времена, а главное — в другом, узком и идеологизированном информационном пространстве. Наверное, поэтому некоторым взрослым, пусть уже, как прежде, и незашоренным, сложно «врубиться» в лексику современного телеэкрана. Что зарубежные фильмы, что российские пестрят лексическим набором, где само слово «секс» звучит еще очень прилично. Не забуду, как шестидесятилетний солидный дядечка, насмотревшийся видиков «про это», в десятый раз переспрашивал свою молодую секретаршу, как теперь называется процесс, которым он со своей женой-гинекологом занимался всю сознательную сексуальную жизнь. Никак не удавалось ему запомнить его, хотя сейчас этим словом пользуются даже малолетние дети, жалующиеся на то, что старшие их задолбали, заколебали и зат … ли.

Газетные киоски влекут и манят разнообразием раскрепощенной прессы, со страниц и глянцевых обложек которой прицельно выстреливают женские груди и топорщатся не уступающие им в размерах попки. За респектабельными названиями изданий скрывается легкая эротика, что поглощается читателями параллельно с информацией о политических и экономических событиях в стране и мире.

Дети все видят и слышат и, как губка, впитывают в себя те сведения, от которых их тщетно пытаются оградить в школе и дома. Запретный плод, как известно, сладок и манящ, поэтому они так жадно тянутся к нему, особенно если их где надо и не надо одергивают окриками типа «тебе еще рано», «подрастешь – узнаешь», «мал еще». Но ведь все одно узнают и хорошо еще коль из приличных источников, а если их первым осведомителем станет улица, где сверстники научат тому, от чего и мать-природа содрогнется?!

У старшеклассников одной из керченских школ поинтересовались информационным полем осведомленности о взаимоотношении полов. В результате выяснилось, что главными «просветителями» выступают Интернет, телевидение, видео и печатные СМИ, многие ссылаются на передачу «информации» от сверстников, а вот родители и педагоги со своим назиданием тянутся далеко в хвосте.

Несколько человек разоткровенничались и признались, что имеют собственный сексуальный опыт, один десятиклассник практикует секс по телефону, однако данные практикующих гинекологов и венерологов опровергают эти скромные цифры – у подростков широкий спектр личной и виртуальной опытности.

Признанные школьниками «источники» знаний фактически предварили основной вопрос, дискуссии по которому идут столь же долго, сколь существует цивилизованный мир: надо ли и в каком возрасте следует начинать половое воспитание, Большинство старшеклассников проголосовали за введение в школьную программу курса полового воспитания и лишь двенадцать процентов ответили на этот вопрос отрицательно. Не из скромности – видимо, им столько известно об этой стороне взрослой жизни, что ничего нового они уже не надеются узнать. Что касается возраста сексуального просвещения, то большинство учащихся старших классов склоняются к тому, что половое воспитание в рамках школьной программы должно начинаться с седьмого класса, затем следуют желающие изучать секснауку с пятого класса. Продвинутая публика придерживаются того мнения, что первый класс школы подходит для этой цели как нельзя лучше.

Полярность взглядов школьников на проблему полового воспитания, скорей всего, связана с семейной и приятельской средой, где идет их нравственное формирование. Важно иное: они проголосовали за просветительство, открытость темы, и от взрослых зависит, каким образом отреагируют они на посыл подростков. В итоге это определит, насколько подготовленными они войдут в мир, где физиологические процессы естественны, как сама жизнь, а быть грамотно подготовленными к ним не менее важно, чем обладать обязательным набором знаний в любой иной сфере жизнедеятельности человека.

Педагоги и врачи, не являющиеся оппонентами в вопросе полового воспитания детей и подростков, все же не во всем и не всегда соглашаются не только со школьниками, но и друг с другом. Учительское мнение склоняется к тому, что половое воспитание детей следует начинать с первых шагов познания жизни – это столь же естественно, как научить ребенка гигиене, общению, этике. Однако этому, как правило, не учат: на тему наложено табу. Но это вовсе не означает, что сексуальной функции у человека нет. Кто и когда разграничил, что занятие сексом является природной функцией организма, а вести разговоры об этом неприлично?

Наша школа, гордо имеющая себя «школой жизни», но жизни как таковой там практически не учат, а образовывают учеников науками, что в определенной степени можно считать схоластикой. Половое воспитание школьников происходит полунамеком. Школа определяет, что девочкам надо знать то, но нельзя этого, мальчики должны иметь представление об этом, но ни в коем случае про то. Физиологические основы в курсе биологии преподаются в девятом классе, когда отдельные ученики настолько продвинулись в изучении этой темы, что успели посетить абортарий не как экскурсанты. Но парадокс: при информационной открытости, сексуальной гласности и личной опытности подростков они, получив первого сентября учебники биологии, замусоливают страницы параграфа с изложением физиологической темы, как их сверстники поколения шестидесятых годов, когда книга по предмету была единственным открытым источником получения знаний.

Однако подростки достаются педагогам уже достаточно просвещенными. И не столь уже важно, кем – Интернетом, улицей, телевидением, прессой, друзьями-приятелями или сексуальным голосом из телефонной трубки. Не исключен вариант, что знания получены опытным путем в экспериментах со сверстниками или «старшими товарищами», любящими позабавиться на досуге «клубничкой».

В педагогической науке существует три модели полового воспитания:
— репрессивная: об этом ни слова, придет время – сам научишься, хотя остаются открытыми вопросы, как, от кого и чему;
— либеральная: все обо всем, вывод сделай сам, но здесь не хватает опытной наводки;
— демократическая: об этом говорить можно, нужно, но предостеречь от…

В советской школе однозначно властвовала репрессивная модель. Но поскольку школа в принципе консервативный институт, несмотря на все инновации, то эта схема механически перенесена в демократическое общество. Реформы в области полового воспитания учащихся идут недостаточно активно. В период горбачевской гласности мы наблюдали либеральную модель воспитания: дети хватали с улицы то, что не объясняли в школе и от чего отстранялись дома. Сейчас учительская наука якобы склоняется к демократической модели, но школа по-прежнему попахивает нафталином.

На вопрос, не инициирует ли половое воспитание в школе и дома нездорового интереса к этой теме, продвинутое учительство отвечает отрицательно, потому что в детском возрасте для ребенка это столь же естественная тема воспитательного характера, как гигиена и культура.

В обучении, утверждают преподаватели естественных наук, должен быть заложен принцип природосообразности. Половое созревание начинается ведь не с подросткового возраста, а на зародышевом уровне. Дети приходят в школу шестилетними, подготовленными по чтению, математике, а кто и по иностранному языку. Они должны прийти в школу с готовыми ответами на вопросы, откуда берутся дети, чем отличается мальчик от девочки, быть знакомыми с системами ценностей мальчика/девочки.

Программа обучения, по мнению современно мыслящих педагогов, должна начинаться с первого класса и строиться сообразно возрасту ребенка: для каждого – свой уровень погружения в эту тему. Тема эта не должна быть закрытой – она требует доверительности.

В школе ни единожды предпринимались попытки научить сексуальной жизни и половой этике – вводили курс «Этика и психология семейной жизни». Но вновь оказались впереди паровоза: курс ввели, учебники выпустили с опозданием, а специалистов так и не подготовили, поэтому изучение предмета скатилось до уровня классных часов на этические темы.

Разработаны интересные программы обучения половому воспитанию, отвечающие ходу физиологического развития детей и подростков, но нет подготовленных специалистов. В школе по большому счету некому доверить обучение этому курсу: биологи склонят его к физиологии, литераторы уйдут в заоблачную даль души, медики сведут к вопросу гигиены и контрацепции. Идеальный вариант – психологи, но в штатном расписании они существуют далеко не всех школах, а только с большой численностью учащихся, а предмет этот должен читаться не выборочно — им следует охватить подрастающее поколение поголовно.

Даже и сейчас подобная позиция учителя может посчитаться кем-то чуть ли не развратом, когда воспитатель призывает к открытости закрытой темы. Но не ханжество ли это, придерживаться консервативных взглядов в вопросе, который информационным потоком захлестнул общество и растущую в нем молодежь, не увеличивается ли тем самым дистанция между родителями и детьми, которые, как гласит восточная мудрость, больше похожи на свое время, чем на своих родителей? Вспомните о совете, данном еще Федором Михайловичем Достоевским: «От детей ничего не надо утаивать под предлогом, что они маленькие и что им рано знать».

В отличие от учительской позиции медики не представляют себе предмета разговора на тему полового воспитания со школьниками начальных классов. К чему давать толчок их мыслям и фантазиям, полагают они. С детьми, несомненно, должен беседовать врач, но говорить не о взаимоотношении полов, а о гигиене – только лишь об этом. Раннее половое созревание – а оно начинается в десяти-одиннадцатилетнем возрасте – обязывает врача, говоря о гигиене, остающейся преобладающей темой беседы, делать упор на половое различие. Разговор должен вестись раздельно с мальчиками и девочками – врачи считают это условие обязательной нормой общения в подобных случаях, иначе, на их взгляд, в неловкое положение будут поставлены девочки, а у мальчиков это вызовет нездоровый интерес.

Первый серьезный разговор о половом воспитании, полагают медики, хорошо бы начинать с тринадцати лет о вреде ранней половой жизни и ранней беременности. Разговор с семи-тринадцатилетними школьниками должен вести врач-гинеколог, а с пятнадцати-семнадцатилетними – обязательно венеролог. С подростками можно и нужно говорить профессионально, высоким медицинским языком, и главная тема бесед должна касаться профилактики СПИДа, венерических заболеваний, способов предохранения, средств и методов защиты после половых контактов. Со старшими школьниками – обо всем, абсолютно спокойно, открытым текстом.

«Почему с такой вседозволенностью? Да потому что многие из них к этому возрасту приобретают собственный сексуальный опыт. Не в общей массе, конечно, не повально, что в большинстве случаев зависит от социальной среды их обитания, но и в пятнадцать лет есть готовые проститутки, — высказывает свою точку зрения главный врач Керченского кожвендиспансера Ольга Мореходова. —
Если сексуальный опыт пришелся подросткам по вкусу, они будут его углублять, расширять и совершенствовать – от этого никуда не деться. Если нет, то либо отойдут от попыток и дальнейших экспериментов, либо, что случается по статистике чаще, станут глубоко переживать нанесенный психологический надлом.

Узнав о сексуальном опыте своих детей, родители должны их понять, что, конечно же, не означает ни поощрения, ни того, что с соизволения взрослых подростку, условно говоря, вручается флаг для дальнейших достижений на сексуальной ниве. Ни в коем случае нельзя осуждать, а тем более ругать и оскорблять – этим наносится колоссальная травма, которая может устояться как рефлекс на всю жизнь».

На одну только школу перекладывать необходимость полового воспитания, естественно, не разумно. Образовывать в этих вопросах ребенка необходимо и в семье. Сейчас процесс домашнего воспитания происходит все же проще, потому что нынешнее поколение родителей раскованнее, просвещеннее. Но, с другой стороны, родители сами неуютно чувствуют себя под стрелами острых детских вопросов, когда наступает момент необходимости преподать собственному ребенку первые уроки сексуальной грамотности, поэтому постороннему человеку – педагогу или врачу – сделать это подчас бывает проще. Если читали «Клима Самгина» Горького или смотрели телевизионную экранизацию романа, то, безусловно, запомнили, как происходило обучение и просвещение детей в вопросах полового воспитания: отец договаривался с проституткой, что давала первые уроки юнцам, которые впоследствии несли сексуальную грамотность в свои отношения с женой.

Что касается информационной открытости, то она способствует раннему интересу детей к вопросам взаимоотношения полов. Многие взрослые полагают, что в этом опыте нет ничего положительного, хотя и здесь речь о качестве подачи темы. Просветительские программы, будь они со вкусом и тактом сделаны и поданы, пошли бы молодежи на пользу. Но вот телепрограммы «Секс с Анфисой Чеховой» на ТНТ и «Клуб ночки» на НТН врачи находят излишне откровенными для подростков. Как говорят наблюдательные КВНщики, «прежде известное слово писали на заборе, а сейчас целыми днями крутят на ТНТ».

Нынешняя информационная вседозволенность, когда дети и подростки в полуэкстазе занимаются виртуальным сексом, листают страницы порножурналов и возбуждаются под несущиеся с телеэкрана стоны, не преподносит им положительного опыта. Ольга Мореходова называет эту открытость очередным, третью за ее врачебную практику, валом, который проживают подростки и медики. Первый вал вензаболеваний и изнасилований дали дискотеки, второй – видеосалоны. И нынешний, третий, самый опасный, потому что своей волной он задел не только подростков, но и младших детей, для которых секс становится легкодоступным, свободным действом, как утоление жажды стаканом воды.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О Масленице по-русски

Сергей СЕРГЕЕВ

Мы надеемся и верим…

.

Лаборатория

.