Крымское Эхо
Новороссия

Погоня за покупкой

Погоня за покупкой

На прошлой неделе в одной из передач популярного ток-шоу «60 минут» член Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, представляющий сенатский Комитет по международным делам, Игорь Морозов заявил, что Украине было бы очень выгодным создание единого экономического пространства Большой Евразии.

В таком случае, территория, где находится современное украинское государство, естественным образом стала бы связывающим мостом между собственно Европой и огромным материком, простирающимся далеко на восток до Тихого океана.

А в минувшее воскресенье, 26 ноября, ставший исполняющим обязанности главы Луганской народной республики Леонид Пасечник, имеющий также звание генерал-майора государственной безопасности, обозначил задачи, стоящие перед руководством ЛНР. Главной из них, что, впрочем, было вполне ожидаемым, оказалось обеспечение выполнения Минских соглашений. Так как только они способны остановить идущую на Донбассе войну.

Как-то было сказано по сходному поводу, что раньше генералы существовали для того, чтобы войны выигрывать, а сейчас они их завершают. Но с этим как-то не очень получается.

А, в общем, прозвучавшие заявления снова подтверждают то, что и так известно. Для России «проектом 21 века» или даже больше — на ближайшие 100 лет, до времени, когда наступит уже 22-е столетие, остается покупка Европы. Хотя, правильнее было бы сказать — перекупка, поскольку Европа сразу после Второй Мировой войны на корню была скуплена США, и в таком состоянии Старый континент пребывает по сегодняшний день.

Но Россия питает надежды выкупить Европу у нее самой. Иными словами, предложить европейцам условия, которые по выгоде перевесили бы то, что они имеют в мире, построенном по заокеанским расчетам.

Согласно мифу о похищении Европы Зевсом, на время превратившемся в быка, у дочери финикийского царя Феникса в момент похищения особого выбора не было, к тому же девушка и без того, если и сопротивлялась, то разве что для вида. Скорее всего, ей самой хотелось быть похищенной.

А у стран Европы в том положении, в каком они очутились в 1945 году, уж тем более противиться американскому похищению не было ни сил, ни желания.

Однако сейчас, более 70 лет спустя, Россия строит расчеты выкупить Европу, представляя дело так, что это будет в интересах самих европейцев. Так, как это было не только в мифе о похищении Европы, но и в фильме «Кавказская пленница»: невеста сама хочет, чтобы ее похитили.

Но, чтобы в случае совершения сделки невеста не чувствовала себя обделенной, в Москве на этот раз, вопреки кавказскому обычаю, выкуп надеются вручить не родственникам девушки, успевшей стать ломающейся и капризной (только, конечно, не в отношениях с Америкой), а ей самой.

Чтобы не испортить этот торг, задуманный всерьез и надолго, в России готовы закрывать глаза на многое. И уж тем более — на захват украинскими военными каких-то двух сел, которые на карте надо еще поискать.

По этой же причине жителям Гладосово и Травневого, очутившимся вдруг в оккупации, советуют лишь жаловаться на киевскую власть и ее военных в суды всевозможных инстанций, включая международные.

По-другому сейчас и быть не может.

Когда про современную Россию говорят, что там сплошное беззаконие, это неправда. Одна из проблем Российской Федерации как раз в том, что там, у власти, оказалось чересчур много законников — и по диплому, и по образу мыслей.

Причины этого берут начало в уже неблизком прошлом.

Победа России в войне с Польшей 1654 — 1667 годов, а затем подписание в 1686 году с бывшим беспокойным соседом «Вечного мира», переключили энергию, остававшуюся еще у Речи Посполитой, а заодно с ней и у Священной Римской империи Германской нации на полезное и крайне необходимое для Европы дело: борьбу с турками.

К тому же с тех пор эти два государства стали между Россией и Западной Европой не барьером, а мостом. Одно это сделало надвигавшийся век Просвещения, каким стало 18-е столетие, географически более обширным и всеохватывающим.

Затем в обстановке раскручивающегося Просвещения, Россия одержала убедительные победы над не дававшими до этого никому жить спокойно Швецией и Пруссией. Уж после этого вся западная часть Большой Евразии, включавшая Западноевропейский полуостров, стала единым гуманитарным пространством, насколько, конечно, это понятие вообще применимо к тому времени.

За свое совсем не последнее, в чем-то даже решающее участие в этом деле Россия заплатила, однако, неизбежную высокую цену. В огромной стране сформировался и закостенел почти не поддающийся реформированию феодально-бюрократический порядок. Он практически без изменений просуществовал до начала 20-го века, а в определенном смысле и до самого 1917 года.

Но одновременно с военно-феодальной бюрократизацией России на этом объединенном гуманитарном пространстве, к которому относилась и одна шестая часть земной суши, так как она сама относилась к числу создателей этого явления, возникли и развились революционные идеи.

И именно в России, потому что здесь запоздало формирование абсолютизма с точки зрения внутренней необходимости, запоздала и революция. Зато, когда она все же разразилась, то закономерно стала наиболее концентрированным и последовательным выражением всего революционного феномена человеческой истории, известной на тот момент.

Но, спустя 100 лет стрелки исторического вектора развития России развернуты как будто на 180 градусов. Только и это вполне ожидаемо и неизбежно. Революционный процесс тем и отличается, что способен продолжаться и в виде собственной противоположности и самоотрицания. Но когда-нибудь, с такой же неизбежностью, стрелки хода истории снова очертят крутой разворот.

Но пока власть, управляющая Россией, во всем изображает из себя категорического противника любых потрясений: от мелких до великих. С ее точки зрения, изменения, хоть внутри страны, хоть в мире, если и должны происходить, то только по закону. Такую политику российская власть и проводит везде, где может.

Покончив с революциями и прочими катаклизмами, Россия теперь — само воплощение стабильности, законности и порядка. Покупателю с таким имиджем, по представлению действующей в России власти, легче будет продаться и Европе.

Поэтому и в отношении бывшей Украины сокровенная мечта российской власти — и здесь выступить легитимистом и миротворцем. Самое лучшее, если бы получилось созвать для территории от Донбасса до Закарпатья, по примеру Сирии также «Конгресс национального диалога» или поговорить о будущем этой земли на каком-нибудь международном форуме вроде «Европа-2037». Ведь, как уже известно, на базе Валдайского клуба задумано провести форум по вопросам перспектив безопасности и развития для самого обширного континента Земли — «Азия-2037».

Таковы, во всяком случае, у Москвы желания и прикидки. Иное дело, способны ли они в существующей действительности стать реальностью.

Америка ведь в это же самое время также занимается территорией бывшей Украины, и международные законы, как сама уверяет, признает, только вот толкует их исключительно по-своему. А действуют США, следуя линии революции — но, конечно, своей. Она у них неприкосновенна, непорочна и критике не подлежит. По этой же причине все, что исходит от возникшей в результате Американской революции, великой заокеанской республики, объявляется непререкаемым образцом, подлежащим неукоснительному исполнению.

В своих целях великая демократия использует и долгосрочную погоню России за покупкой Европы. Курт Волкер в самом деле, ведя переговоры в Киеве, может предостерегать украинскую сторону от возобновления на Донбассе масштабных боевых действий и даже требовать смягчения формулировок в проходящем сейчас в Верховной Раде второе чтение пресловутом проекте Закона «О реинтеграции Донбасса».

Все это надо для того, чтобы разыграть и примерно такую карту: бывшая Украина должна оставаться в американской орбите, но при этом воздерживаться от таких действий, которые не оставили бы Москве иного выбора, кроме как признания киевской власти абсолютно враждебной, с которой уже невозможно вести никаких переговоров.

Иначе окончательно испортятся и отношения Москвы с Европейским союзом. А этого допустить нельзя. Через переговорный процесс с Европой Россия поддерживает отношения и со всем коллективным Западом. И если с Россией не рубить все концы, то этим можно помешать ее стратегическому сближению с Китаем или еще с кем-нибудь, кого Америка назначила своим противником.

Похожие опасения преследуют и Старый Свет. Это тоже частность в общей глобальной игре, но генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд, считающейся, кроме прочего, еще и одной из главных правозащитных организаций, не далее как 27 ноября заявил, что для возглавляемой им структуры «будет крайним негативом потеря России в качестве ее полноправного члена».

И, вообще, по заключению Ягланда, «если Европа останется без России, это будет огромным шагом назад. В этой связи генсек Совета Европы даже подсунул свинью киевской власти: сообщил, что Совет может выступить с инициативой рассмотрения вопроса отмены антироссийских санкций, введенных по поводу «агрессии России против Украины». В Киеве из-за этого сразу подняли шум и гвалт.

Но заявки Турнбьерна Ягланда так же, как и киевскую шумиху, переоценивать не стоит. Этот поворот сюжета вовсе не означает, что Европа посылает бывшую Украину куда подальше, а сама готова идти на сближение с Москвой.

Европа, понимая, что за договоренность с ней Россия готова заплатить даже очень большую цену, также использует это, стараясь удержать Российскую Федерацию на бархатной привязи, в виде по сути совсем незначительных и мало к чему обязывающих послаблений.

Этим Европейский союз старается также выполнить общую стратегическую установку Запада на недопущение возникновения какого-нибудь большого Евразийского альянса в составе России, Китая и разных других, примкнувших к нему.

Для этого Европа время от времени достает из кармана конфету и показывает Москве. Такая приманка нужна Европейскому союзу для самоуспокоения и для того, чтобы строить некоторые собственные расчеты на восточном направлении.

Исходя из материальных соображений, Европе было бы выгодно проснуться однажды составной частью свободной экономической зоны гигантских размеров, протянувшейся от мыса Рока на Западе до мыса Дежнева на Востоке. Но при этом, если бы дело выгорело еще и так, чтобы за вхождение в единое экономическое пространство Большой Евразии не брать перед Россией никаких, сколько-нибудь значимых, обязательств политического характера.

Это также не последняя причина того, что Европа не отвергает погоню России за собой, надеясь, что с российской сговорчивости она чего-нибудь да поимеет.

В то же время, что также известно давно, Америка не любит какие-либо экономические и политические альянсы, которые создаются не по ее инициативе, где она не первая.

Чтобы подорвать надежды России и снова испортить жизнь европейцам, самая великая из демократических республик разогревает и зону напряженности на Донбассе и на границах Крыма, всячески стараясь продлить тление в этом очаге.

В своем интервью изданию «Политико» 28 ноября, вызвавшем много комментариев и пересудов, специальный представитель госдепартамента США по бывшей Украине Курт Волкер заявил по сути за несколько дней до очередной встречи с Владиславом Сурковым:

— Разницы между вопросами принадлежности Крыма и Донбасса не существует. Это российское вторжение, российская оккупация территории Украины. Соединенные Штаты никогда не согласятся с присоединением Крыма к России. Когда я рос, страны Балтии на всех картах, выпускаемых в США, были отмечены звездочкой, и в сноске говорилось, что Соединенные Штаты не признают включение Эстонии, Латвии, Литвы в состав СССР. Думаю, что и в случае с Крымом с картами будет что-то подобное.

Поскольку погоня за покупкой Европы убегает в неопределенное туманное будущее, то густой туман, опустившийся на Донбасс, в последние пару суток ушедшей осени 2017 года, ничуть не помешал украинским военным заниматься тем, чем они занимаются четвертый год подряд. Населенные пункты ДНР и ЛНР без конца попадают под обстрелы и при «нелетной» погоде.

Только за сутки 29 ноября, в Донецкой народной республике под огонь попали 12 населенных пунктов, а ЛНР — девять поселков и сел, плюс к этому город Первомайск. А с незаконно занятого села Гладосово, украинской армии теперь гораздо сподручнее стрелять по поселку Зайцево и по некоторым кварталам Горловки, куда от села чуть больше километра.

Реальным пока приходится признать одно: Донбасс остается в заложниках у крупных международных торгов и погони за ускользающей мечтой торговцев смутно просматривающимся будущим.

На фото — репродукция картины Серова
«Похищение Европы»

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Война обещает быть долгой

Игорь СЫЧЁВ

Агдам под Горловку

Игорь СЫЧЁВ

Команды «Отбой!» нет

Игорь СЫЧЁВ