Крымское Эхо
Библиотека

Под управлением любви

Под управлением любви

ПОЭТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ КРЫМА В КНИГЕ ЕЛЕНЫ ОСМИНКИНОЙ «НА ПЛАНЕТЕ КРЫМ»

 Поэтический образ, как, впрочем, и любой образ, рождается в душе, а потом человек искусства представляет его читателям, зрителям, слушателям…

В данном случае поэт Елена Осминкина представила своим многочисленным читателям новую книгу, состоящую из двух основных разделов – собственных стихотворений о Крыме и статей (обзоров) о произведениях писателей-крымчан на эту тему. Среди них есть и впечатления известного профессора-культуролога Д. C. Берестовской о главных героях поэзии самой Елены в двух её сборниках «Удержать в ладонях жизнь» и «Признание в любви». Так что книга достаточно многогранна, но имеет общее, объединяющее начало: она написана «под управлением любви».

Начинается сборник со стихотворения автора «Россия – Крым», в котором выражены чувства подавляющего большинства крымчан:

Твоих нам не хватало берегов –
К России Крым всегда мечтал вернуться.
Ты – гавань наша, дом родной и кров,
Где ждали нас счастливые минуты,

Часы, года, в которых мы опять
России стали возвращённой частью.
И радостно теперь осознавать
Наш общий пульс, как на одном запястье.

И, счастье принимая по глотку
Вернувшейся к гнезду родному птицей,
Молитвою шепчу одну строку:
«Нам с русским духом суждено родиться!»

А дальше во всех своих стихотворениях разных лет, тематически объединённых в каждую из четырёх представленных в книге глав, ощущаешь любовь и очарование автора этим чудом природы – полуостровом Крым, которое уже много веков испытывали знаменитые поэты и прозаики: Василий Андреевич Жуковский, Александр Сергеевич Пушкин, Антон Павлович Чехов, Николай Гумилёв, Марина Цветаева, Константин Паустовский, Александр Грин, Максимилиан Волошин… И продолжают испытывать подобные чувства наши современные литераторы. Глава так и называется: «В светлых чувствах признавались в Крым влюблённые поэты».

Презентация книги в Центральной библиотеке им. А. С. Пушкина, Симферополь

Так, поэт в прозе Константин Паустовский написал: «Прелесть крымской земли… завоёвывает надолго, навсегда», а Максимилиан Волошин, обосновавшийся, как и Александр Грин, в Крыму, признался:

… Моей мечтой с тех пор напоены
Предгорий героические сны
И Коктебеля пламенная грива;
Его полынь хмельна моей тоской;
Мой стих поёт в волнах его прилива…

Думаю, что влюблённая в поэзию Елена Осминкина, тонко чувствующая её «не только в небе, но и в траве» и умеющая выразить это состояние в собственных поэтических сроках, немало стихов написала под влиянием впечатлений от Крыма, знаменитых поэтов и прозаиков прошлых лет. Впрочем, она и сама пишет об этом:

В светлых чувствах признавались
В Крым влюблённые поэты.
Нежно-розовые дали,
Золотистые рассветы,

Лики гор седых и мудрых
И волны зелёной ласка –
В поэтических этюдах
Воплотили эти краски.

И навечно связан с Крымом
Слог волшебный и высокий,
И по-прежнему любимы
Их серебряные строки.

И дальше в своих многочисленных «поэтических этюдах», представленных в этой книге, очень ярко передаёт чарующие краски разных мест любимого Крыма – горные, приморские, степные….

Приведу ещё одно из стихотворений, в котором, на мой взгляд, отчётливо звучит та же тональность:

На планете Крым живу и рада
Завязям рассветов золотых
И летящим струям водопада,
Эдельвейсам горной высоты.

Вновь над бухтой вызвездились крошки,
Заливает серебром луна
Волны присмиревшие, дорожку,
Силуэт могучий валуна.

Аю-Даг зарылся носом в море,
Хоть ещё столетия пройдут
В этом, бризом пахнущем просторе
Я с орбиты крымской не сойду!

И совсем не надо быть мессией,
Чтоб считать и близким, и родным:
Под лучами солнечной России
Греется моя планета Крым.

 ***

Второй раздел книги органично связан с первым, поскольку в нём автор пишет о литераторах, так же, как и она, влюблённых в Крым и глубинную поэзию.

Очень тепло и нетривиально звучат слова Елены Осминкиной, где уже в качестве литературоведа, филолога она характеризует поэтическую индивидуальность каждого из представленных авторов.

О своих впечатлениях от книги прозаика, поэта и журналиста Валерия Воронина «Крымский круг» пишет: «Привлекло название. И скажу сразу: «крымскостью» наполнены до краёв все стихотворения автора в разнообразных жанрах пейзажной, гражданской, философской и любовной лирики…».

В размышлениях о многогранной поэзии Ольги Голубевой, рождённой в Сибири, но, волею судьбы, оказавшейся в Крыму, который сразу пленил её душу, приводит лаконичные, изящные строчки одного их стихотворений Ольги:

Мой смуглолицый синеглазый Крым,
Блуждающий ранимый пилигрим,
Ведёт тебя негаснущее слово
Гаспринского, Мицкевича, Толстого
Навстречу вечным истинам простым…
Мой смуглый синеглазый Крым!

Книга «Времена жизни», автором которой является рождённая в Севастополе поэт, переводчик и журналист Тамара Гордиенко, привлекла Елену Осминкину не только тем, что, здесь «читатель найдёт и произведения острой социальной направленности, и стихи-размышления о духовном начале в человеке», но и образами крымских пейзажей. В качестве примера литературовед приводит стихотворение «Крым»:

Здесь залиты водою чеки риса.
В долины синева с небес стекла.
Здесь минареты знойных кипарисов.
И белоснежных яблонь купола.
Здесь мой исток.
Здесь я росла – южанка.
И в мир ушла отсюда, став взрослей.
И светят мне прощально и нежарко
Трепещущие свечи тополей.

О книге «Сокровения» учёного и поэта, заслуженного врача Крыма Александра Загорулько (светлая ему память) Елена, после творческой встречи с ним, пишет, в частности, о том, что «творческая встреча, а затем и прочтение книги «Сокровения» дали возможность понять, как многообразен мир поэзии Александра Загорулько, сколько тонов и граней он имеет…». И приводит одно из его глубинных стихотворений:

Когда диктует мне Господь,
Ведя строку моей рукою,
Моя беспомощная плоть
Не знает прежнего покоя.
Как сотни игл на заре
Мне сердце коротко ужалят,
Я – капля крови на пере,
Которым пишут на скрижалях.

Духовное состояние, переданное в этих строках, сразу напомнило, как подобное чувство почти век назад выразил один из самых ярких поэтов Серебряного века Борис Пастернак:

Я вишу на пере у Творца
Крупной каплей лилового лоска…

Видно, в какие-то моменты крупным писателям свыше дано это почувствовать.

Впрочем, не только писателям, но и любым Художникам – в самом широком понятии этого определения. С поэтом Анатолием Масаловым (светлая ему память) был неплохо знаком благодаря нашим многократным выступлениям в разных аудиториях Крыма во время ежегодных празднований Дней Памяти выдающегося поэта Серебряного века Николая Гумилёва «Коктебельская весна».

Поэтому всё, о чём под впечатлением от его книги «И снова даль обнажена…» пишет поэт и литературовед Елена Осминкина в статье «Духовные и космологические мотивы поэзии Анатолия Масалова», мне близко. И когда читаю: «На мой взгляд, Анатолию Масалову одинаково удаются и масштабные картины вселенского мироздания, и реальные детали земного дня, подкупающие задушевностью и каким-то особым уютом», вспоминаю, как в одном из наших разговоров на эту тему, он привёл лаконичную строчку стихотворения выдающегося поэта Серебряного века Осипа Мандельштама: «Всё в мире переплетено…», в котором некое невидимое веретено, хоть и «отпущено моей рукою», но «остановить мне не дано».

Да и сам Анатолий Кириллович высоко и в то же время по земному сказал об этом в одном из своих лучших стихотворений, что привела в статье о нем Елена Осминкина:

Ищу ритмического лада
В пространстве яростном и тесном,
Где мир вращается, как надо,
И остаётся поднебесным.
И я иду, иду к обедне
И, перед словом содрогаясь,
Сегодня в возрасте последнем
В своём язычестве покаюсь.
И отрекусь от долгой ночи,
И встану под десницу Света…
О, Всеблагой Создатель, Отче!
Нельзя ли быть твоим поэтом.
И я – безудержный бродяга
И неудавшийся философ –
На вечно маленькой бумаге
Вселенским мучаюсь вопросом,
Ищу особенного лада
В пространстве яростном и тесном,
Но мир вращается, как надо,
И остаётся поднебесным…

Не правда ли, после того, как такое слышишь, остаётся ощущение молитвы.

О книге «Старые дворы» прекрасного, остроумного, фонтанирующего стихами поэта Сергея Овчаренко, с которым тоже довелось неоднократно выступать в разных аудиториях Крыма, Елена, в частности, пишет: «Это книга-ностальгия, книга-автобиография, книга признания в любви Евпатории, родному городу… Стихи стали своеобразными мини-рассказами, где прослеживается чёткий сюжет… Сергею Овчаренко удаётся удивительно сочетать поэзию с жанром малой прозы, поэтику – с реальностью деталей. Это одна из особенностей его творчества и этого сборника, в частности»…

Елена Осминкина, войдя в тональность поэтических откровений героя этого очерка, продолжает: «Отдельные звенья стихов-воспоминаний, стихов-признаний, произведений о сегодняшнем мироощущении постепенно сложились в единую цепочку длиною в жизнь. Круг замкнулся. Мы снова вместе с автором в тихом сквере Евпатории, где «гуляет бабье лето в октябре». Перебирая воспоминания о людях и событиях, осмысливая их, Сергей Овчаренко словно получает духовное очищение: «Мой в будущее путь предельно ясен, я снова юн и помыслами чист».

В память о Галине Печаткиной и ее книге «Возраст осени» читаем: «…Галина Александровна была верна основным темам своего творчества: поэты и поэзия, мир природы, любовная лирика, проблемы современного общества. При этом каждый раз находила новые образы, краски для этих неисчерпаемых, как сама жизнь, тем… Всего десять строк, выстроенных по принципу параллелизма, (стихотворение «Итоги» – Г.Б.), в которых автор лирично подводит итоги важным периодам своей жизни:

Отзвенели мои сентябри
Колокольчиком в школьном дворе.
И читали мои октябри
О любви на древесной коре.
И дарили мои ноябри
Вдохновенье и строки стихов,
Навевая осенние сны
Мне в предчувствии белых снегов.
И с засыпанной снегом земли
Смотрят в душу сейчас декабри.

Размышляя о двухтомнике поэта, прозаика, публициста Владимира Терехова «Спасибо жизнь…», Елена Осминкина, в частности, приводит его стихотворение, в котором едва ли ни физически ощутим насыщенный ароматом образ крымского посёлка Щебетовка, что расположен недалеко от знаменитого Коктебеля:

В Щебетовке птичий щебет,
Радость солнечных тревог,
Дым рассветов над ущельем
И предчувствие дорог.
Речкой вылощенный щебень,
Запах шорохов лесных,
Родников счастливый щебет
Среди хрусткой тишины.
Дышит чуткая дорога,
Вскрикнет сонное село,
Только горные отроги
Лунным холодом свело.
Скалы стадом динозавров
Стынут в гулкой тишине.
Жар космических пожаров
На хребтах окаменел.

Читаешь эти строки и чувствуешь, как завораживает их музыка, и как стихотворение звучит не только зримо, но и слышимо, что не так часто встретишь.

Книга Геннадия Шалюгина «Осенний переход» привлекла внимание поэта и филолога Елены Осминкиной тем, что «писатель ценит слова, как бесценный божий дар. Делится с читателем рассуждениями о сути, ценности и вечности энергии слова. О высоком духовном начале всего сущего… Завершается книга стихотворением, отражающим нынешние ценности, взгляды жизненные цели писателя в «неспешной жизни» любимого южного городка» (чеховской Ялты – Г.Б.):

Здесь переулки пахнут хлебом.
Неспешной жизни вьётся нить.
Здесь, ощущая близость неба,
Мгновенья учишься ценить.

***

Завершается сборник заслуженного деятеля искусств Елены Осминкиной очерком «Поэтический маршрут по литературному Крыму», в котором автор рассказывает о том, что «полуостров славится не только удивительной природой, древней историей, но и увлекательной литературной судьбой». И представляет читателю впечатляющую литературную карту Крыма, связанную с именами Жуковского, Пушкина, Батюшкова, Грибоедова, Куприна, Чехова, Ахматовой, Северянина, Маяковского, Горького, Мандельштама, Зощенко, Волошина и его многочисленными знаменитыми гостями, в разные годы приезжавшими в дом этого поэта отдохнуть и поработать. Среди них – Н. Гумилёв, Цветаева, Белый, Анненский, Бальмонт, Брюсов, А. Толстой, Булгаков, Эренбург…

А завершается этот содержательный обзор авторскими словами: «Литературная жизнь Крыма была и остаётся яркой, насыщенной», что убедительно подтверждает содержание предшествующих литературных статей раздела, о которых уже шла речь.

Заканчивая собственный разговор о книге «На планете Крым», приведу слова доктора философских наук Дианы Сергеевны Берестовской (светлая ей память). Свою статью «Главные герои поэзии Елены Осминкиной» известный крымский профессор-культуролог подытоживает фразой: «В творчестве Елены Осминкиной встречается север и юг, день и ночь, поэты разных времён и народы различных эпох, многообразные художественные приёмы, при помощи которых перед нами оживают картины, написанные кистью талантливого поэта».

Полностью с этим соглашусь, добавив лишь, что всё, прочитанное мною у Елены, написано «под управлением любви» к людям, которые жили и, как она сейчас, живут в состоянии трепетного отношения к неисчерпаемому очарованию Крыма и высокому поэтическому Слову.

 Москва ― Крым

писатель Григорий Блехман
Справка об авторе статьи:

Блехман Григорий Исаакович ― известный московский литературовед, поэт, прозаик, публицист. Автор одиннадцати сборников стихотворений, прозы и очерков. Некоторые произведения писателя переведены на персидский, литовский, армянский, болгарский, немецкий и английский языки. Секретарь Союза писателей России. Лауреат международных и всероссийских литературных премий: имени Н. Гумилева, А. Блока, А. Твардовского, И. Бунина и других. Проживает в Москве.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.6 / 5. Людей оценило: 10

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Герои ратных дел Отчизны

Вера КОВАЛЕНКО

У Вечного огня склоненные знамена

Вера КОВАЛЕНКО

Весенним днем ты ожидаешь чуда